Открыть главное меню

Сара-хатун (? — 1465) — представительница семьи, правившей туркоманской конфедерацией Ак-Коюнлу. Известна как мать Узун-Гасана, при котором Ак-Коюнлу пережила расцвет, и как успешный и уважаемый посредник в дипломатических переговорах.

Сара-хатун
Дата смерти 1465(1465)
Род деятельности политик
Отец Пир Али Баяндур
Супруг Али-бей Баяндур
Дети сыновья:
Узун-Хасан
Джихангир
Хуссейн и другие
дочь: Хадидже-бегим

Содержание

ПроисхождениеПравить

Согласно Бабингеру, Сара-хатун была арамейской христианкой из Диярбакыра[1], но это предположение основано на более раннем предположении Владимира Минорского, от которого он позже отказался[2]. Отец Сары-хатун, Пир-Али Баяндур, был правителем Киги и сыном Фахреддина Кутлу-бея, правителя Ак-Койюнлу, и трапезундской принцессы Марии из семьи Великих Комниных[3]. Тем самым, отец Сары-хатун был внуком, племянником и двоюродным братом Трапезундских императоров[4]. Сара-хатун вышла замуж за своего двоюродного брата по отцу, Али, который был сыном Кара-Юлук Османа (родного брата её отца) и дочери императора Алексея III[2].

Дипломатическая деятельностьПравить

Сара-хатун была искусным дипломатом, и именно поэтому её сын, Узун-Гасан, не раз направлял её во главе групп посланцев с целью урегулирования спорных вопросов. Сара-хатун неоднократно помогала сыну налаживать отношения с его братом, Джихангиром, оспаривавшем у Узун-Хасана власть[3]. Она была послана вести переговоры с матерью Тимуридского правителя Абу Сеида, однако эти переговоры остались безуспешными[3][5]. Сара-хатун ездила в Мамлюкский султанат, пытаясь решить проблемы сына Джихангира[5].

Мать Узун-Гасана была известна и на западе, послы иностранных государств часто пользовались её влиянием на сына. В 1473 году, например, Иосафат Барбаро был послан из Венеции ко двору Узун Гасана с инструкциями «Встретьтесь с матерью правителя, заверьте её в уважении и преподнесите подарки…» , чтобы склонить её к выгодному для Венеции «предприятию» (войне с Османской империей)[6].

Переговоры с Мехмедом IIПравить

Переговоры с Мехмедом II состоялись в 1461 году во время Анатолийского похода Мехмеда II. Османская армия захватила Синоп и направилась к Трабзону. Узун-Гасан, обеспокоенный, подозревая, что Мехмед планирует напасть на Ак-коюнлу, выслал для переговоров свою мать с богатыми дарами в сопровождении множества шейхов и князей из региона[1].

«Хасан-бек <…> свою мать <…> отправил для подношения приличествующей просьбы о прощении <…> Посланные им прибегли к покровительству величайшего визира Махмуда-паши, его мать свои дела поручила его попечению, а упомянутый так же, ради уважения и почтения к гостье и оказания почета <…> вывел Государя из состояния гнева и жажды мщения, и нрав Султана <…> склонил к прощению и милости»[7].

Османские историки Турсун-бей и Саадеддин пишут, что Сара-хатун встретилась ночью с влиятельным великим визирем Махмудом-пашой. По их словам, она «умоляла о содействии и упала к его ногам». Махмуд-паша благосклонно отнёсся к её прошению и устроил ей встречу с Мехмедом[8]. По словам Рансимена, Мехмед принял Сару-хатун любезно, поскольку на тот момент его планы ограничивались захватом побережья Черного моря[9]. В результате Махмуд-паша высказался в пользу мира с Узун-Гасаном, и Мехмед принял предложения Сары-хатун[8]. Рансимен писал, что Мехмед называл во время переговоров Сару-хатун «Матушка»[3], Бабингер же указал, что Мехмед II обращался ко всем членам посольства «Матушка» или «Отец»[1]. Сара-хатун обращалась к Мехмеду «Сын мой»[9]. Сара-хатун пыталась убедить Мехмеда, что Трабзон — это земля её невестки, Деспины-хатун[9]. «Зачем тратить столько усилий, сын мой, — сказала она принимавшему её султану, — из-за такой ерунды, как Трапезунд?» — говорила она[9]. Однако Мехмед не был склонен идти навстречу в том, что противоречило его планам. Поэтому по договору, заключённому Сарой-хатун, Узун-Гасан обязывался не препятствовать захвату Трапезунда турками-османами[3]. Несмотря на любезный приём, Мехмед не разрешил ей вернуться со своими людьми и задержал её до конца кампании[8]. За своё посредничество Сара-хатун получила от Мехмеда часть драгоценностей, захваченных османами в Трабзоне[9][3].

Возможно, что Сара-хатун помогла последнему Трапезундскому императору, обеспечив на краткое время ему и части его семьи свободу. Мехмед II дал Саре-хатун обещание не трогать императора и его семью. Обещания, данные Саре-хатун, Мехмед выполнил частично: дочь императора Давида, Анна, была взята в гарем Мехмеда, однако она не стала его наложницей, позже её выдали замуж за Заганоса-пашу[10]. Бывший император, его дети кроме Анны и племянник Алексей были милостиво приняты султаном и отправлены на специальном корабле в Константинополь с придворными и личным имуществом[9]. Однако через два года Давид был обвинён в измене и казнён вместе с сыном. Поводом для казни послужила переписка Давида с племянницей, женой Узун-Гасана, Деспиной-хатун[11].

ДетиПравить

У Сары-хатун было семеро сыновей и одна дочь:

  • Узун-Гасан, правитель туркоманской конфедерации Ак-Коюнлу[3][4][5]
  • Джихангир[4][5]
  • Хуссейн[4][5]
  • Джиханшах[5]
  • Искендер[5]
  • Ибрагим[5]
  • Увейс[5]
  • Хадидже-бегим, жена шейха Хайдара и мать шаха Измаила I[3][4][5]

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 Babinger, 1992, p. 192.
  2. 1 2 Woods, 1999, p. 242.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Minorsky, 2000.
  4. 1 2 3 4 5 6 Finlay, 1851, p. 507—509.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Atici Arayancan, 2011.
  6. Berchet, 1865, Commissione segreta a Giosafat Barbaro. (1473, Die il Februarij)., p. 128.
  7. Шукуров, 2001, с. 358—359.
  8. 1 2 3 Stavrides, 2001, pp. 137—138.
  9. 1 2 3 4 5 6 Рансимен, 2008.
  10. Alderson, 1956, tables XXVI, XXVII.
  11. Stavrides, 2001, p. 139.

ЛитератураПравить