Свадьба (пьеса)

«Сва́дьба» — пьеса (сцена в одном действии) Антона Павловича Чехова. Написана в 1889 году.

Свадьба
Жанр пьеса
Автор Антон Павлович Чехов
Язык оригинала русский
Дата первой публикации с 24 по 31 октября 1890 года, с изменениями - 1902 год
Логотип Викитеки Текст произведения в Викитеке

Впервые опубликовано в отдельном литографированном издании: Свадьба. Сцена в 1-м действии А. Чехова. Литография комиссионера Общества русских драматических писателей С. Ф. Рассохина. — Москва: (цензурное разрешение 25 апреля 1890 года; вышло в свет с 24 по 31 октября 1890 года; отпечатано 110 экземпляров). С изменениями пьеса также вошла в VII2 том издания А. Ф. Маркса (1902, с. 259—276).

Аналогичный сюжет и некоторые действующие лица — в рассказе «Свадьба с генералом». Кроме того, автор использовал отдельные элементы своего ранее опубликованного рассказа «Брак по расчёту».

СюжетПравить

В одной из зал дома кухмистера Андронова готовятся к праздничному ужину в честь свадьбы оценщика ссудной кассы Эпаминонда Максимовича Апломбова и дочери мещан Жигаловых Дашеньки. Пока гости танцуют, Эпаминонд допытывается у матери невесты Настасьи Тимофеевны о приданом. В частности, он упрекает Жигалову за то, что обещанные ему два выигрышных билета оказываются в залоге, и грозит, что «если вы мне не отдадите сегодня билетов, то я вашу дочь с кашей съем. Я человек благородный!». Затем он сетует на то, что приглашённый на ужин генерал до сих пор не прибыл, на что Настасья Тимофеевна отвечает, что это дела Андрея Андреевича Нюнина — агента страхового общества, который за 25 рублей обещался привести какого-нибудь генерала. Дальше Апломбов недоумевает, почему на свадьбу был приглашён Иван Михайлович Ять — телеграфист, незадолго до празднества ухаживающий за Дашенькой и неприятный жениху. Настасья Тимофеевна отшучивается, на что Эпаминонд просит её быть благородной и честной.

Между тем танцующие в задней паре Ять и 30-летняя акушерка Анна Мартыновна Змеюкина, отстав от других гостей-танцоров, решают передохнуть в зале. Телеграфист, влюблённый в Змеюкину, просит её, обладающую чу́дным голосом, спеть фиоритуру «Я вас любил…». Та исполняет маленький отрывочек и начинает кокетничать: «Нет, я не в голосе сегодня. Нате, махайте на меня веером… Жарко! <…> Какие вы все противные скептики! Возле вас я задыхаюсь… Дайте мне атмосферы! Слышите? Дайте мне атмосферы! <…> Ах, оставьте меня в покое! Дайте мне поэзии, восторгов! Махайте, махайте… <…> Дайте мне бурю!». Рядом выпивают отец невесты Евдоким Захарович и грек-кондитер Харлампий Спиридонович Дымба. На все вопросы, есть ли в Греции то или это, Дымба отвечает: «Есть. В Греции всё есть».

В двенадцатом часу ночи гости садятся за праздничный стол. Первый тост произносит матрос из Добровольного флота Дмитрий Степанович Мозговой, следующие — шафера и Дымба. Ять хвалит залу и помещение, но признаёт, что из-за отсутствия электрического освещения нет ощущения полной праздничности. Отец невесты отвечает, что, по его мнению, электричество — это жульничество. В своих рассуждениях Жигаловы и Апломбов доходят до хамства и чуть не выгоняют телеграфиста из-за тонких намёков на то, что такой брак произошёл по расчёту.

Вбежавший в залу Нюнин сообщает, что сейчас придёт знакомый ему флотский капитан 2-го ранга Фёдор Яковлевич Ревунов-Караулов, которому «лет, пожалуй, восемьдесят, а то и девяносто…». При этом он обманывает Настасью Тимофеевну, говоря, что в морском законе капитан 2-го ранга соответствует генерал-майору, а в гражданской табели о рангахдействительному статскому советнику (как окажется позже, он ещё и прикарманил себе 25 рублей). Приходит Ревунов-Караулов. Жигаловы, Апломбов и гости сразу начинают лебезить перед ним, называть его превосходительством. Сев за стол и провозгласив тост, он рассказывает, что ему 72 года и что он вышел в отставку в 1865 году. Тут он замечает Мозгового и затевает с ним разговор с применением морских терминов. Он говорит, что морская служба трудна и по-настоящему тонка. Ять замечает, что и телеграфная служба также имеет свои трудности. Ревунов-Караулов, выслушав его, продолжает свой разговор с матросом, который вскоре превращается в целый монолог с кучей морских терминов, непонятных простоволосым гостям и хозяевам. Нюнин, Настасья Тимофеевна, Змеюкина, шафер и прочие гости начинают роптать. В конце концов, Жигалова не выдерживает: «Генерал, а безобразите… Постыдились бы на старости лет!», на что охмелевший и развеселившийся «генерал» отвечает, что он всего лишь капитан 2-го ранга, что соответствует званию подполковника. Рассерженная Настасья Тимофеевна спрашивает Ревунова-Караулова, за что ему тогда деньги платили, если он не генерал. Недоумевающий Фёдор Яковлевич, узнав, в чём дело, произносит гневную и вместе с тем горькую речь: «Никаких я денег не получал! Подите прочь! Какая гадость! Какая низость! Оскорбить так старого человека, моряка, заслуженного офицера!.. Будь это порядочное общество, я мог бы вызвать на дуэль, а теперь что я могу сделать? Где дверь? В какую сторону идти? Человек, выведи меня! Человек! Какая низость! Какая гадость!». После этого он, подавленный и опозоренный, уходит.

Настасья Тимофеевна интересуется у Нюнина, куда делись 25 рублей, на что тот отшучивается и произносит новый тост. Ужин продолжается.

Действующие лицаПравить

ПостановкиПравить

ИспользованиеПравить

Из экранизации пьесы пошла крылатая фраза, произнесённая Дымбой: «В Греции всё есть».

ЭкранизацииПравить

ОпераПравить

На сюжет водевиля была сочинена комическая опера с тем же названием «Свадьба», композитор: В.Эренберг; первая постановка: Оперный театр Зимина, 1916 год, Москва.

ПримечанияПравить