Открыть главное меню

Иван Дмитриевич Седнёв — унтер-офицер гвардейского экипажа́, проходил службу на Императорской яхте «Штандарт», лакей детей Николая Второго и официант Их Величеств[1]. После Февральской революции и отречения Николая Второго последовал за царской семьёй в ссылку. Возмущался условиями содержания царской семьи в доме Ипатьева и воровством охраной вещей, принадлежащих царской семье. Был арестован и вскоре убит большевиками незадолго до расправы над царской семьёй.

Иван Дмитриевич Седнёв
Sednev Ivan.jpg
Дата рождения 1885(1885)
Место рождения деревня Сверчково, Спасская волость, Угличский уезд
Дата смерти 6 июля 1918(1918-07-06)
Место смерти Екатеринбург
Подданство  Российская империя
Род деятельности Лакей детей Николая II
Дети Людмила, Ольга, Дмитрий

БиографияПравить

 
Николай II и Царевич Алексей в окружении команды яхты «Штандарт». По левую руку Алексея сидит Иван Седнёв

Из крестьян, родители занимались сельским хозяйством. По достижению работоспособного возраста И. Д. Седнёв начал работать маслёнщиком на Варгунинской писчебумажной фабрике. После кончины отца вся семья (мать и сестра) осталась на попечении И. Д. Седнёва. Вскоре после этого его женили. Венчанье происходило в угличской церкви Корсунской Божьей Матери. После свадьбы, в 1909 году, И. Д. Седнёв уехал в Санкт-Петербург на заработки. Устроившись, перевёз в столицу и жену. В начале 1911 года его призвали на службу на Флот. Начал службу машинистом на яхте «Полярная Звезда», затем его перевели на Императорскую яхту «Штандарт»[2].

На службу в царскую семью И. Д. Седнёв попал благодаря рекомендации своего друга матроса «Штандарта» К. Г. Нагорного, который был при Цесаревиче дядькой. И. Д. Седнёв стал лакеем великих княжон, являясь не только помощником, но и телохранителем царских детей, везде сопровождая их, что было жизненно важно во времена, когда революционеры вели охоту на представителей царствующей династии[2].

В дневниковых записях Николая и Александры упоминания о Седнёвых встречаются часто, последняя называла его «добрый Седнёв…»[3], а фрейлина, А. А. Вырубова — «прекрасным человеком»[2].

В ссылке с царской семьёй. Арест и гибельПравить

Когда царская семья в августе 1917 года высылалась в Тобольск, возможность покинуть службу была у всех императорских слуг, но И. Д. Седнёв предпочёл остаться в семье отрёкшегося монарха и добровольно отправился вместе с ними в ссылку. Когда царскую семью частями (ввиду болезни цесаревича Алексея) отправляли из Тобольска в Екатеринбург, И. Д. Седнёв был отправлен в первой группе вместе с царём и царицей[4].

В апреле 1918 года в Тобольск прибыл большевистский вооружённый отряд, под командованием матроса Балтийского флота — П. Д. Хохрякова. Узнав, что в числе слуг царской семьи есть и матросы-балтийцы, Хохряков пригрозил, что сведёт счёты с «предателями революции», «позорящими революционный флот», если они не оставят своей службы при царской семье[5]:450.

Прежде чем быть допущенными в дом Ипатьева, все прибывшие с царской семьёй слуги давали чекистам расписку следующего содержания: «Я, нижеподписавшийся,… даю настоящую расписку в том, что, желая продолжать служить при бывшем царе Николае Романове, обязуюсь подчиняться и выполнять все распоряжения Уральского областного Совета, исходящие от коменданта дома, считая себя на равном состоянии, как и остальная семья Романовых». Историк В. М. Хрусталёв писал, что подписывая эту расписку, царские слуги подписывали собственный смертный приговор[5]:443.

В Екатеринбурге у И. Д. Седнёва и К. Г. Нагорного (прибывшего со второй партией ссыльных) практически сразу начались конфликты с екатеринбургской охраной царской семьи — бывшие матросы «Штандарта» поднимали голос в защиту притесняемых охраной узников, принялись смывать со стен стихи и рисунки неприличного и оскорбительного для царской семьи содержания, которые оставляли красноармейцы-охранники. Но окончательно решило их судьбу то, что они позволили себе открыто возмущаться тем, что охрана ворует вещи, принадлежащие царской семье[6].

Пьер Жильяр вспоминал впоследствии: «…эти два милых малых не могли скрыть своего возмущения, когда увидели, как большевики забирают себе золотую цепочку, на которой висели у кровати больного Алексея Николаевича его образки»[4][7]. 15 (28) мая 1918 года И. Д. Седнёв и К. Г. Нагорный были взяты из Ипатьевского дома и доставлены в Екатеринбургскую тюрьму. Арестованных слуг лишили вещей и денег и поместили в общей камере тюрьмы, где содержались арестованные чрезвычайной следственной комиссией. Их сокамерником был князь Львов, который впоследствии дал показания следствию об убийстве царской семьи о рассказах арестованных матросов об условиях содержания царской семьи в доме Ипатьева[4][8].

По одним сведениям в начале июня 1918 года[4], по другим — в начале июля 1918 года[2] они в группе других заключённых были выведены из тюрьмы, отведены за город в безлюдное место и тайно, в спину, убиты «за предательство дела революции» — как было указано в постановлении об их казни. Историк Хрусталёв писал, что комиссар Хохряков таким образом исполнил свою угрозу[5]:451. Убийцы оставили их трупы на месте убийства не захороненными[4]. Советская «Народная газета» города Шадринска напечатала об этом 31 июля 1918 года такое извещение: «Екатеринбург, 7 июля. По предложению областного Совета Уральской областной чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией расстреляны следующие заложники:…Седнёв,…»[2].

Когда Екатеринбург был занят белыми, трупы И. Д. Седнёва и К. Г. Нагорного, полуразложившиеся и исклёванные птицами, были найдены и торжественно захоронены 10 августа 1918 года у церкви Всех Скорбящих. Очевидцам похорон запомнилось, что могилы бывших матросов «Штандарта» были усыпаны множеством белых цветов. Могилы были уничтожены, когда при советской власти на месте кладбища был создан городской парк[4].

СемьяПравить

Жена: Мария Алексеевна Чистякова из деревни Дьяконовка соседней Рождественской волости. История с тем, что племянника Леонида Седнёва большевики отправили из дома Ипатьева «проведать освобождённого дядю», ещё долго питала её надеждой: её муж жив.

Дети[3][4]:

  • Людмила. Родилась в 1910 году в Санкт-Петербурге.
  • Ольга родились в Царском Селе, куда И. Д. Седнёв, с разрешения Николая II, привёз свою жену и где семье Седнёвых была выделена квартира. Названа в честь крёстной — Ольги Николаевны. Крестильный крестик Великой княжны передавали из поколения в поколение по женской линии.
  • Дмитрий родился в 1917 году в родной деревне Сверчково, куда И. Д. Седнёв отправил свою семью из Петрограда в 1916 году. До конца долгой жизни сохранял ясный ум и хорошую память. Хоть и не помнил своего отца, но рассказывал о нём со слов своей матери. По его воспоминаниям И. Д. Седнёв с уважением и восхищением рассказывал своей жене о Царской Семье: «Мань, какая спокойная семья, какие же дети. Надо передавать вот эту воспитанность нашим детям всё полностью…»

Вся семья все годы советской власти была вынуждена скрывать своё родство с Иваном и Леонидом Седнёвыми — «царскими прислужниками»[4].

Племянник: Л. И. Седнёв — по просьбе своего брата И. Д. Седнёв увёз племянника из своей родной деревни в Петербург «пристроить хоть куда-нибудь». Леонид стал учеником-помощником повара (поварёнком) в Царском Селе и другом по играм Цесаревича Алексея[3]. Информация о дальнейшей судьбе Л. И. Седнёва противоречива, существуют данные о его гибели в 1941 году во время боёв под Москвой[2]; по другим данным, он был расстрелян в 1929 году в Ярославле по обвинению в контрреволюционном заговоре[9].

Канонизация и реабилитацияПравить

Был причислен к лику святых в числе слуг царской семьи, убитых советской властью, в 1981 году Русской Православной церковью за рубежом — святой воин Иоанн[3].

16 октября 2009 года Генеральная прокуратура Российской Федерации приняла решение о реабилитации 52 приближённых царской семьи, подвергшихся репрессиям, в том числе Ивана Седнёва[10].

ПримечанияПравить

  1. Чернова О. В. Верные. О тех, кто не предал Царственных мучеников. — М.: Русский хронограф, 2010. — 576 с. — 6000 экз. — ISBN 5-85134-123-8.
  2. 1 2 3 4 5 6 До смерти верный (недоступная ссылка). Сайт «Малые города». Дата обращения 8 мая 2013. Архивировано 15 мая 2013 года.
  3. 1 2 3 4 Блохина Н. Государыня называла его «добрый Седнёв…». Официальный сайт города Углич. Дата обращения 8 мая 2013. Архивировано 19 мая 2013 года.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 Михайлина Е. Крест последней княжны. В обычной деревне под Угличем 90 лет хранится реликвия царской семьи Романовых. Международный ВИК «Морской гвардейский экипаж» (17 мая 2006). Дата обращения 8 мая 2013. Архивировано 15 мая 2013 года.
  5. 1 2 3 Дневники Николая II и императрицы Александры Фёдоровны: в 2 т. / отв. ред., сост. В. М. Хрусталёв. — 1-е. — М.: ПРОЗАиК, 2012. — Т. 2: 1 августа 1917 — 16 июля 1918. — 624 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-91631-162-4.
  6. Пайпс Р. Глава 9. Убийство царской семьи // Русская революция. Большевики в борьбе за власть, 1917-191. — 1-е. — М.: «Захаров», 2005. — Т. 2. — 197 с. — (Русская революция).
  7. Великие святые. «Он всех простил…». Император Николай II. Церковь о Царской Семье. Материалы Синодальной Комиссии по канонизации святых Русской Православной Церкви. — М.: ОЛМА-Пресс Гранд, 2002. — С. 71. — 224 с. — ISBN 5-94846-051-7.
  8. Мельгунов С. П. Судьба императора Николая II после отречения. Историко-критические очерки. — М.: Вече, 2005. — 544 с. — ISBN 5-9533-0808-6.
  9. ФЭБ: Указатель имен: Российский Архив. [Т.] VIII. — 1998 (текст). Дата обращения 19 апреля 2013.
  10. Генеральная прокуратура РФ удовлетворила заявление Главы Российского Императорского Дома о реабилитации репрессированных верных служителей Царской Семьи и других Членов Дома Романовых. Официальный сайт Российского Императорского Дома (30 октября 2009). Дата обращения 9 мая 2013. Архивировано 11 мая 2013 года.

ЛитератураПравить

  • Ковалевская О. Т. С Царём и За Царя. Мученический венец Царских слуг. — Москва: Русский Хронографъ, 2008. — 416 с. — ISBN 5-85134-121-1.
  • Чернова О. В. Верные. О тех, кто не предал Царственных мучеников. — М.: Русский хронограф, 2010. — 576 с. — 6000 экз. — ISBN 5-85134-123-8.

СсылкиПравить