Открыть главное меню

Сетевая идентичность

Сетевая идентичность (также Виртуальная идентичность, Интернет-идентичность, Онлайн-идентичность, Интернет-личность) — это совокупность гипертекстовых компонентов сетевого облика индивида, формируемого им в рамках онлайн-среды с целью самопрезентации и отражающего реальные аспекты его личности. Также сетевую идентичность можно определить как проект личности, творчески раскрываемый в рамках возможностей интерфейса используемой онлайн-платформы.[1]

Наиболее распространенной разновидностью платформы для создания сетевой идентичности являются социальные сети[2]; во многом благодаря рамочной конструкции профилей, каждая часть которой подчинена сверхзадаче личностного самовыражения, и широкому функционалу[3].

Сетевая и реальная идентичностиПравить

Главным отличием сетевой идентичности от реальной является возможность индивида полностью контролировать первую, корректировать ее по своему усмотрению, чтобы представать перед другими пользователями в нужном ему свете. В отличие от реальной, она обладает относительной мобильностью, то есть легко корректируется или заменяется.[2] Эти отличия вытекают из определенных особенностей онлайн-среды, в рамках которой сетевая идентичность создается (дистанционная коммуникация между пользователями, возможность сохранять анонимность и проч.)

Благодаря вышеперечисленным факторам конструирование сетевой идентичности идет в направлении, задаваемом исключительно самим индивидом, то есть она полностью им контролируется, что, соответственно, позволяет ему при желании отходить от своей реальной идентичности в процессе Интернет-коммуникаций, а также создавать альтернативные. Таким образом, сетевая идентичность человека может как соответствовать, так и в различной степени отличаться от его идентичности в реальной жизни. При создании сетевой идентичности, контрастирующей с реальной, пользователь так или иначе прибегает к искажению личной информации: скрывает или отрицает некоторые факты о себе, меняет биографические сведения и т. д. При этом чаще всего подобные искажения сознательны и склоняются в сторону того, что индивид считает идеалом.[4] Так, образ, создаваемый человеком в Интернете, дает ему возможность самореализоваться и примерить на себя роль, которую он не имеет возможность опробовать в реальной жизни.

Все вышеперечисленное сделало феномен сетевой идентичности объектом исследования психологов. В России его изучением занимается родоначальник российской киберпсихологии Войскунский А. Е. и его команда (Евдокименко А. С., Федунина Н. Ю.)[2][4]. Среди других исследователей, поднимавших данную тему, стоит упомянуть Белинскую Е. П., развивающую мысли немецких психологов В. Фриндте и Т. Келера[5], Асмолова А. Г.[6], а также Кузнецову Ю. М. и Чудову Н. В.[7]. Вопросы сетевой идентичности в киберфизическом мире поднимаются в работах Чеклецова В.В.

Статистика и исследованияПравить

Опросы помогли выяснить, что искажение информации о себе в среде социальных сетей и блогосфере с целью создания новой идентичности является социальной приемлемой в гораздо большей степени, чем ложь при непосредственной коммуникации, и не вызывает сильного общественного неприятия, в отличие от последней[4]: более половины пользователей социальных сетей и авторов блогов признались в том, что сами хотя бы однажды размещали в Интернете в той или иной степени ложную информацию о себе.[8][9]

Чаще всего изменениям подвергаются имя, возраст, семейное положение, внешность, хобби. Реже — пол, сведения об образовании, профессиональные данные, место жительства, музыкальные и художественные вкусы, информация о покупках, услугах и путешествиях, сексуальных отношениях, уровне дохода и национальности. Почти не подвергаются искажению сведения о политических и религиозных взглядах.[9]

Мужчины чаще женщин искажают информацию о себе в рамках Интернет-коммуникации, особенно в отношении заработка, профессии и образования. Женщины чаще прибегают ко лжи в целях обеспечения собственной безопасности.[10]

Выявлена взаимосвязь между самоотношением индивида и его потребностью в конструировании сетевой идентичности, приближенной к своему идеальному «Я». Так, чем больше глобальное самоотношение индивида, тем ниже его потребность в самореализации через Интернет-пространство, и наоборот.[1]

Альтернативная сетевая идентичностьПравить

Войскунский А. Е. определяет альтернативные сетевые идентичности как множественные (две и более) сетевые идентичности, которые сознательно используются пользователем сети Интернет в различных целях и ситуациях. Проявление альтернативных идентичностей в жизни чаще всего является одной из патологий, изучаемых в рамках психиатрии (пример: диссоциативное расстройство идентичности). Меньшая их часть — случаи, когда люди осознанно принимают на себя не принадлежащие им социальные роли — в жизни встречаются редко, в отличие от Интернет-среды, где создание подобных идентичностей представляет собой нормальную практику. Наличие альтернативных сетевых идентичностей в большинстве случаев не говорит о том, что у индивида имеется психическое заболевание.[4]

КритикаПравить

Некоторые исследования[11][12] показывают, что страницы пользователей в социальных сетях чаще всего корректно отражают их реальную идентичность в плане личностных психологических характеристик и поведения, таким образом оспаривая распространенную идею о том, что сетевая идентичность в большинстве случаев сильно контрастирует с реальной.

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Фленина Т. А. Сетевая идентичность в самосознании российской молодежи (рус.) // Известия РГПУ им. А. И. Герцена : журнал. — 2015. — № 178. — С. 76-79.
  2. 1 2 3 Войскунский А. Е., Евдокименко А. С., Федунина Н. Ю. Сетевая и реальная идентичность: сравнительное исследование (рус.) // Журнал Высшей школы экономики : журнал. — 2013. — Т. 10, № 2. — С. 98-121.
  3. Сидорова И. Г. Способы позиционирования Интернет-личности в социальной сети (рус.) // Известия ВГПУ : журнал. — 2013. — № 9 (84). — С. 29-33.
  4. 1 2 3 4 Войскунский А. Е., Евдокименко А. С., Федунина Н. Ю. Альтернативная идентичность в социальных сетях (рус.) // Вестник Московского Университета. Серия 14 : журнал. — 2013. — № 1. — С. 66-83.
  5. Войскунский А. Е. Исследования в области психологии компьютеризации: история и актуальное состояние (рус.) // Национальный психологический журнал : журнал. — 2006. — Ноябрь. — С. 58-62.
  6. Асмолов А. Г. От Мы-медиа к Я-медиа: трансформации идентичности в виртуальном мире (рус.) // Вопросы психологии : журнал. — 2009. — № 3. — С. 3-15.
  7. Кузнецова Ю. М., Чудова Н. В. Психология жителей Интернета. — М: Издательство ЛКИ, 2008. — 224 с.
  8. Adam Snape. Over Three Quarters Of Brits Say Their Social Media Page Is A Lie. Custard (6th April 2016).
  9. 1 2 ВЦИОМ. Опрос от 6 февраля 2011 года.[1]
  10. Whitty, M. T. Liar, liar! An examination of how open, supportive and honest people are in Chat rooms (англ.) // Computers in Human Behavior : journal. — 2002. — № 18 (4). — С. 343-352.
  11. Back, M.D., Stopfer, J.M., Vazire, S., Gaddis, S., Schmukle, S.C., Egloff , B. & Gosling, S.D. Facebook profiles reflect actual personality not self-idealization (англ.) // Psychological Science : journal. — № 21. — С. 372-374.
  12. Samuel D. Gosling, Adam A Augustine, Simine Vazire, Nicholas Holtzman, Sam Gaddis. Manifestations of Personality in Online Social Networks: Self-Reported Facebook-Related Behaviors and Observable Profile Information // Cyberpsychology, Behavior, and Social Networking. — 2011-01-23. — Т. 14, вып. 9. — С. 483–488. — ISSN 2152-2715. — DOI:10.1089/cyber.2010.0087.