Сирмианская битва

Сирмианская (Сремская) битва — решающее сражение в ходе византийско-венгерской войны 1163—1167, состоявшееся 8 июля 1167 в Среме.

Сирмийская битва
Основной конфликт: Византийско-венгерская война (1163—1167)
Manuelcomnenus.jpg
Дата 8 июля 1167
Место Срем
Противники

Королевство Венгрия

Византийская империя

Командующие

Денеш, граф Бача

Андроник Контостефан

Силы сторон

15 000

неизвестно

Потери

несколько тысяч убитых
800 пленных

неизвестно

Весной 1167, нарушив заключенный в прошлом году мирный договор, в оккупированный византийцами Срем вторглась 15-тыс. армия под командованием Денеша, графа Бача. Император Мануил I Комнин, получивший в начале года тяжелую травму при игре в поло, поставил вместо себя главнокомандующим Андроника Контостефана.

Переправившись через Саву, Андроник узнал от пленных численность и расположение венгров, после чего решил дать сражение в день святого мученика Прокопия.

Иоанн Киннам следующим образом описывает построение византийского войска:

Впереди приказал он идти скифам [половцам] и большей части персов [турок-сельджуков] вместе с немногими конниками, которые сражаются копьями; потом на обоих флангах следовали фаланги римлян под начальством Кокковасилия и Филокала, также Татикия и, как его зовут, Аспиета. В тылу их шли латники, перемешанные со стрелками, и тяжеловооруженная персидская фаланга; за этими с обоих флангов двигались Иосиф Вриенний и Георгий Врана, также брат последнего Димитрий и Константин Аспиет-Севаст. Далее следовал Андроник, бывший тогда хартуларием царя, по прозванию Лампарда, вместе с отборными римлянами, алеманами и персами; а позади всех — военачальник Андроник со многими другими знаменитыми мужами, которые, по обычаю, всегда находились подле царя, когда он шел на войну [варяжская гвардия], и с наемными итальянцами и сербами.

Иоанн Киннам. VI, 7

.

Андроник Лампарда командовал правым крылом, а сам Контостефан с резервом встал в тылу.

Предводитель венгров был уверен в победе, и «узнав о приближении римлян, сделался чрезвычайно дерзок и с колкой насмешкой приказал гуннам, принявшись за чаши, пить за здоровье римлян»[1].

По словам Никиты Хониата, перед самым началом сражения посланец императора доставил Контостефану грамоту с приказом отложить бой и указанием благоприятного дня, в который его следует дать. Командующий проигнорировал это распоряжение и не сообщил о нём своим людям[2].

По словам Иоанна Киннама, Контостефан задумал хитрый маневр: зная, что венгры атакуют сплошным сомкнутым строем, он поставил в авангарде самые слабые части, приказал им осыпать венгров стрелами, а когда те бросятся в атаку, предпринять ложное отступление, но не прямо назад, а чуть в стороны, чтобы боевой порядок венгров при преследовании разделился надвое и основные силы византийцев могли ударить в образовавшийся разрыв[1].

Как чаще всего случается с такими хитроумными планами, затея провалилась, так как слабые и нестойкие войска при первом же натиске венгров бросились бежать без оглядки, смяли и привели в беспорядок стоявшие позади части левого крыла, и остановились только на берегу Савы. Оставшиеся в строю византийцы пытались сдержать атаку венгров, но их сил было недостаточно. Командовавший там Димитрий Врана получил смертельную рану в лицо и был захвачен венграми, а войска начинали отступать. Тем временем правое крыло Андроника Лампарды разгромило стоявшие напротив него войска, после чего сражение вступило в решающую стадию. Денеш намеревался прорваться к расположению византийского командующего и решить исход битвы, но Андроник Лампарда и Георгий Врана развернулись и первыми атаковали венгров. В упорном бою венгры остановили их натиск, и Контостефан, видя что византийцы подаются назад, ввел в бой все имевшиеся резервы[1].

Тут произошло самое упорное сражение, так что при первой стычке римлян пало восемьдесят человек, а варваров гораздо более. Но римляне выдерживали борьбу с какой-то невыразимой стойкостью и наконец, благодаря своему мужеству, обратили гуннов в бегство. Вслед за этим произошло такое побоище варваров, что тамошняя равнина почти вся была устлана их трупами, потому что, когда были переломаны копья и сокрушены мечи, несчастных били по голове дубинами. Тогда было отбито и знамя, которое, по значительной его величине, эти варвары возили на повозке; тогда со всем вооружением был взят и конь Дионисия, а сам Дионисий — не могу сказать, каким образом, — едва спасся от опасности. Да и те из варваров, которые успели убежать с поля битвы и достигли реки, были перехвачены римским флотом. Таким образом, военачальников, которых сами они называют жупанами, взято в плен пять, а воинов около восьмисот, и в этом числе было много лиц благородных, даже знаменитых. Много тысяч их пало в этой борьбе.

Иоанн Киннам. VI, 7

В руки византийцев попала знаменная повозка, аналог карроччо. Никита Хониат пишет, что это было огромное знамя, прикрепленное к шесту, толщиной с бревно, а повозку везли четыре пары волов[3].

По возвращении в Константинополь было проведено триумфальное шествие к собору Святой Софии. По улицам провели толпу пленных, запряженную белыми лошадями серебряную позолоченную колесницу с образом Богоматери, а замыкали процессию император и Контостефан, оба верхом на лошадях[3].

Сирмийское сражение решило исход войны, закрепив за Византией обладание Сремом и Далмацией.

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 Иоанн Киннам. VI, 7
  2. Никита Хониат. Царствование Мануила Комнина. V, 2. Император был храбрый, но суеверный человек, и слишком доверял астрологам
  3. 1 2 Никита Хониат. Царствование Мануила Комнина. V, 3

ЛитератураПравить

  • Chalandon F. Jean II Comnène (1118—1143) et Manuel I Comnène (1143—1180). P.: Picard, 1912
  • Stephenson P. Byzantium's Balkan Frontier. A Political Study of the Northern Balkans, 900—1204. — Cambridge University Press, 2000. — ISBN 0-521-77017-3