Открыть главное меню

Склеп (рассказ)

«Склеп» (англ. The Tomb) — рассказ, написанный Говардом Лавкрафтом в июне 1917 года. Был впервые опубликован в 1922 году в журнале «The Vagrant». Рассказ считается первым, написанным взрослым Лавкрафтом. Входит в собрание «Дагон и другие жуткие рассказы» (1986).

Склеп
The Tomb
Vagrant 14.jpg
Жанр Лавкрафтовские ужасы
Автор Говард Филлипс Лавкрафт
Язык оригинала Английский
Дата написания 1917
Дата первой публикации 1922
Издательство «The Vagrant»
Логотип Викитеки Текст произведения в Викитеке

СюжетПравить

Джервас Дадли (англ. Jervas Dudley) в возрасте 10 лет обнаруживает в лесу фамильный склеп семейства Хайд в Бостоне. Особняк Хайдов на холме сгорел из-за удара молнии, а в пожаре погиб последний из рода Хайд. Благодаря экстрасенсорным способностям Дадли ощущает связь с его духом. События предположительно происходят в XVII-XVIII веке.

Дадли пытался пробраться в склеп, но запертая дверь не дает ему проникнуть в гробницу. Постепенно Дадли стал одержим идеей проникнуть в темные недра, которые звали его. Рассказы о мистических ритуалах и кощунственных пирах в том древнем особняке пробудили у Дадли глубокий интерес к склепу. Дадли впечатлили произведениями Плутарха и тогда он решил уподобиться Тесею и найти знамение своей судьбы. С тех пор, Дадли начал бродить по кладбищу ночью, а после ночных вылазок изумлял домашних способностью говорить про умерших то, чего никто не мог знать и что было забыто поколениями. Невероятным для него открытием стало то, что его мать была в отдаленном родстве с якобы вымершим семейством Хайд, что делало Дадли последним в этом старинном роду. Дадли начал чувствовать, что этот склеп уготовлен для него и он с нетерпением ждал мгновения, чтобы воссоединиться с родными. Этот приют стал ему храмом, а запертая дверь алтарем, у которого Дадли иногда спал и видел странные видения. Внезапно он проснулся от того, что яркий свет шёл из гробницы, что навсегда переменил его.

Я впал в забытье, а в миг пробуждения услышал голоса. Об их интонациях, тоне, произношении я говорить не осмелюсь; об их характерных особенностях, тембрах я говорить не хочу; могу лишь рассказать о колоссальных различиях в словарном составе, акценте и манере произношения. Все многообразие от диалектов Новой Англии, необычных звукосочетаний первопоселенцев-пуритан до педантичной риторики полувековой давности, казалось, было представлено в этой смутной беседе.

По возвращении домой Дадли уже знал, что ключ от склепа спрятан в комоде на чердаке. Проникнув в склеп Дадли обнаружил пустой гроб со своим именем на нём. После этого он каждую ночь приходил туда и спал в гробу. У него появилась боязнь грома, изменился характер, стиль речи, а также возникли подозрения, что за ним следят по приказу его отца. Однажды таинственный наблюдатель, подкараулил его у склепа утром. Он должен был сообщить о причине ночных отлучек Дадли, однако, нечто ему помешало это сделать и он ничего не сказал о склепе. Дадли поверил в то, что его охраняет некая сверхъестественная сила. Той ночью была гроза и зов мертвых изменился. Он звучал не из склепа, а с обугленных руин подвала на вершине холма, откуда его манил могущественный демон незримой рукой. В свете луны Дадли увидел то, что всегда невидимо присутствовало в нем.

Особняк, сто лет назад стертый с лица земли, снова восстал перед моим взором во всем своем великолепии. В окнах ярко сияли многочисленные люстры. По длинной алее, ведущей к парадному входу, катили кареты мелкопоместных дворян Бостона, обгоняя вереницы изысканных гостей в пудреных париках, что явились пешком из ближних особняков. Я смешался с этой толпой, хотя понимал, что принадлежу скорее к хозяевам, чем к гостям. В огромном зале гремела музыка, звучал веселый смех, и тысячи свечей бросали яркие блики на бокалы с вином. Некоторые лица были мне смутно знакомы; я мог бы знать их и лучше, когда бы их черты не были отмечены печатью смерти и разложения. Внезапно грянул раскат грома и дом оказался объят багровыми языками пламени. В панике от обрушившейся на них катастрофы, преступавшей, казалось, все пределы буйства природы, все участники странного шабаша спасались бегством во мрак. И тут душа моя исполнилась новым ужасом: моя заживо сгоревшая дотла плоть прахом развеялась всеми четырьмя ветрами. Однако я потребую у смерти свое, пусть даже душа моя будет через века искать спасения, дабы вновь одеться плотью и обрести приют на пустующей мраморной плите в нише склепа. Джервас Хайд обязан сделать это, никогда не разделит он злосчастной участи Палинура!

Придя в себя, он обнаружил себя на руках двух людей под наблюдением отца. Молния действительно ударила в поместье и среди пожара там была найдена шкатулка, полная ценных бумаг и медальон с изображением Джеффри Хайда, который выглядел точно как Дадли. Наблюдатель рассказал отцу, что он ни в какой склеп не ходил, а замок на нём так и не открывался. Дадли поместили в больницу под охрану. Тем не менее, когда слуга по его просьбе пошёл в гробницу, он действительно там обнаружил пустой гроб с именем Джерваса Дадли.

ПерсонажиПравить

  • Джервас Дадли

Джервас Дадли — с детства отличался отрешенностью, был мечтателем далеким от реальной жизни. Весьма импульсивный склад характера отвращал его от научных занятий и развлечений в кругу друзей. Он предпочитал оставаться в царстве грез и видений, читая старинные рукописи. В лощине неподалеку от дома он обнаружил склеп и стал одержим идеей проникнуть в него. Его весьма своеобразные понятия о жизни и смерти смутно отождествляли холодные останки с живым телом. Он начал бродить по ночам по кладбищам, где приобрел способность узнавать тайны из жизни умерших людей. Он узнал, что его мать состояла в отдаленном родстве с семьей Хайд и сам захотел воссоединится с ними в склепе, который считал стал считать за обитель. Однажды, он спал у склепа и увидел яркий свет, после чего сильно переменился. Он откуда-то узнал, где спрятан ключ от склепа и что там стоит гроб с его именем, а также о потайном помещении в особняке Хайд. Претерпела перемену его речь, изначально восприимчивая к различным влияниям: его манера изъясняться стала архаичной. В его поведении начали проявляться необъяснимые самоуверенность и безрассудство. Несмотря на свое пожизненное отшельничество, поневоле приобрел манеры светского человека. Прежде молчаливый Дадли стал красноречив, прибегая в разговоре то к изящной иронии Честерфилда, то к богохульному цинизму Рочестера. Он проявлял невероятную эрудицию, в корне отличную от причудливых сочинений аскетов, сочинял экспромтом вольные эпиграммы в духе Гэя, Прайора, и своеобразного остроумия Августина. Он чувствовал зов мертвецов и как демон манит его к особняку невидимой рукой. Когда он пришел туда, то увидел полтергейст, где мертвецы праздновали какое то событие в особняке. Находясь в потустороннем мире он просит у смерти, чтобы В конце истории его поместили в больницу, хотя

  • Мать Дадли

Мать Дадли — неожиданное генеалогическое открытие для Дадли стало то, что его мать была в отдаленном родстве с якобы вымершим семейством Хайд. Она тщательно оберегала сына от посещений кладбищ из-за проблем его юношеского характера.

  • Отец Дадли

Отец Дадли — был встревожен переменами в манерах и облике своего единственного сына. Он начал следить за сыном с самыми добрыми намерениями и прилагать все усилия, чтобы проследить каждый его шаг. Он нанял сыщиков, чтобы те следили за сыном, а также опросил местных жителей, которые видели, как его тихий сын возвращался из леса поутру с видом гуляки. Он не придал значения и необычайным познаниям Дадли о прошлом, заимствованных им из встреч с мертвецами, считая их результатом запойного чтения старинных книг из фамильной библиотеки. Его лицо избороздили скорбные морщины. Он непрестанно напоминал державшим Дадли сыщикам, чтобы они обращались сколь возможно мягче.

  • Джеффри Хайд

Джеффри Хайд — прибыл из Суссекса в 1640 году и через несколько лет скончался в родовом поместье после пожара, за десятилетие до рождения Джерваса Дадли. Гроб с его именем стоял в их родовом склепе, чьи инициалы Дадли мог принять за свои собственные. После второго пожара в их поместье местные жители нашли фарфоровый миниатюрный портрет молодого человека в аккуратно завитом парике с косицей. Дадли сумел разобрать инициалы Дж.Х. Лицо его могло быть его точным отражением в зеркале.

  • Сквайр Брюстер

Сквайр Брюстер — при жизни он был богатым и прославленным в этих краях. Он был погребен в 1711 году, иссиня-серый надгробный камень с высеченными двумя скрещенными берцовыми костями и черепом, постепенно обращался в прах. Дадли ощутил связь с его могилой и узнал, как владелец похоронной конторы Гудмэн Симпсон стащил у покойника башмаки с серебряными пряжками, шелковые чулки и облегающие атласные колготы. Сквайр, погребенный в летаргическом сне, дважды перевернулся в гробу на другой же день после похорон.

  • Руководящий демон

Руководящий демон (Presiding daemon) — тягу к нему Джервас постоянно описывает, будто, нечто сверхъестественное покровительствует над ним. В ночь, когда Джервс увидел полтергейст, то он описывает Луну и то, как могущественный демон поманил его незримой рукой.

  • Призраки

Призраки — видение призраков живших в особняке в прошлом, которое сопровождалось природным штормом. Особняк, сто лет назад стертый с лица земли, снова восстал перед Джервасом во всем своем великолепии. По длинной алее, ведущей к парадному входу, катили кареты мелкопоместных дворян Бостона, обгоняя вереницы изысканных гостей в пудреных париках, что явились пешком из ближних особняков. Некоторые лица были смутно знакомы Джервасу; он мог бы знать их и лучше, когда бы их черты не были отмечены печатью смерти и разложения.

ФильмПравить

В 2007 году был выпущен фильм H. P. Lovecraft’s The Tomb, который, несмотря на название, не имеет ничего общего с рассказом. Сюжет фильма построен на классическом жанре фильмов ужасов, а не на специфических для писателя лавкрафтовских ужасах.

Интересные фактыПравить

  • Сам Лавкрафт в детстве засиживался в дедушкиной библиотеке, читая книги ужасов. Его мать считала, что подобные книги не подходят для её сына.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить