Скоморо́хи (скомрахи, глумцы, гусельники, игрецы, плясцы, весёлые люди; др.-рус. скоморохъ; церк.-слав. скомра́хъ) — в восточнославянской традиции участники праздничных театрализованных обрядов и игр, музыканты, исполнители песен и танцев фривольного (иногда глумливого и кощунственного) содержания, обычно ряженые (маски, травести). Практиковали обрядовые формы «антиповедения»[1].

Музыканты и скоморохи. Прорись с фрески Софийского собора в Киеве, XI век

Согласно словарю В. Даля, скоморох — «музыкант, дудочник, сопельщик, гудочник, волынщик, гусляр; промышляющий этим, и пляской, песнями, шутками, фокусами; потешник, ломака, гаер, шут; зап. медвежатник; комедиант, актёр и пр.»

Известны с XI века. Особую популярность получили в XV—XVII веках. Подвергались гонениям со стороны церковных и гражданских властей.

Этимология править

Точного объяснения этимологии слова «скоморох» нет. Существует версия происхождения этого слова: «скоморох» — переоформление греч. *σκώμμαρχος ‘мастер шутки’, восстанавливаемого из сложения σκῶμμα ‘шутка, насмешка’ и άρχος ‘начальник, вождь’[2].

Возникновение, расцвет и упадок править

 
Сохранившиеся в новгородской почве кожаные маски скоморохов XII—XIII веков
 
Адам Олеарий «Кукольник» (1643)
 
В. М. Васнецов «В костюме скомороха» (1882)

Скоморохи возникли не позже середины XI века, об этом мы можем судить по фрескам Софийского собора в Киеве, 1037 год. Кожаные маски скоморохов XII—XIV веков известны по археологическим находкам из Новгорода и Владимира[3][4]. Расцвет скоморошества пришёлся на XV—XVII века. В XVIII веке скоморохи стали постепенно исчезать под давлением царя и церкви, оставив в наследство балаганам и райкам некоторые традиции своего искусства.

Скоморохи были носителями синтетических форм народного искусства, соединявших пение, игру на музыкальных инструментах, пляски, медвежью потеху, кукольные представления, выступления в масках, фокусы. Скоморохи были постоянными участниками народных празднеств, игрищ, гуляний, различных обрядов: свадебных, родильно-крестильных, похоронных[5]. «Скоморохи сочетали в своём искусстве мастерство исполнения со злободневным репертуаром, который включал шуточные песни, драматические сценки — игрища, социальную сатиру — глумы, исполняемые в масках и „скоморошьем платье“ под аккомпанемент домры, сопели, волынки, сурны, бубна. Скоморохи непосредственно общались со зрителями, с уличной толпой, вовлекали в игру»[6].

Скоморохи выступали на улицах и площадях, постоянно общались со зрителями, вовлекали их в своё представление.

В XVI—XVII веках скоморохи начали объединяться в «ватаги». Церковь и государство обвиняло их в совершении разбоев: «скоморохи, „совокупясь ватагами многими до 60, до 70 и до 100 человек“, по деревням у крестьян „едят и пьют сильно и из клетей животы грабят и по дорогам людей разбивают“»[7]. В то же время в устном поэтическом творчестве русского народа отсутствует образ скомороха-разбойника, грабящего простой народ[8].

В сочинении Адама Олеария, секретаря голштинского посольства, трижды в 1630-е годы побывавшего в Москве, встречается свидетельство о волне повальных обысков в домах москвичей на предмет выявления «бесовских гудебных сосудов» — музыкальных инструментов скоморохов — и их уничтожения.

В домах, особенно во время своих пиршеств, русские любят музыку. Но так как ею стали злоупотреблять, распевая под музыку в кабаках, корчмах и везде на улицах всякого рода срамные песни, то нынешний патриарх два года тому назад сперва строго воспретил существование таких кабачьих музыкантов и инструменты их, какие попадутся на улицах, приказывал тут же разбивать и уничтожать, а потом и вообще запретил русским всякого рода инструментальную музыку, приказав в домах везде отобрать музыкальные инструменты, которые и вывезены были… на пяти возах за Москву реку и там сожжены.

Подробное описание путешествия Голштинского посольства в Московию… — М., 1870 — с. 344.

В 1648 и 1657 годах архиепископ Никон добился царских указов о полном запрещении скоморошества, в которых говорилось о битье батогами скоморохов и их слушателей, уничтожении скоморошьего инвентаря. После этого «профессиональные» скоморохи исчезли, но традиции скоморошества сохранились в традиционной культуре восточных славян, повлияли на сложение былинных сюжетов (Садко, Добрыня, переодетый скоморохом на свадьбе своей жены и др.), обычаев ряжения, народного театраЦарь Максимилиан»), свадебный и календарный фольклор[9].

Со временем скоморохи превратились в медвежатников, кукольников, ярмарочных увеселителей и балаганщиков[10].

Репертуар и творчество править

 
Ф. Н. Рисс «Скоморохи в деревне» (1857)
 
А. М. Васнецов «Скоморохи» (1904)

Репертуар скоморохов состоял из шуточных песен, пьесок, социальных сатир («глум»), исполняемых в масках и «скоморошьем платье» под аккомпанемент гудка, гуслей, жалейки, домры, волынки, бубна. За каждым персонажем был закреплён определённый характер и маска, которые не менялись годами.

В их творчестве была значительная доля сатиры, юмора, шутовства. Скоморохам приписывается участие в сложении былины «Вавило и скоморохи», баллад сатирического и комического характера (например, «Гость Терентище»), сказок, пословиц. Искусство скоморохов было связано с древним язычеством, проникнутое «мирским» духом, весёлое и озорное, с элементами «непристойности».

В ходе представления скоморох напрямую общался с публикой и нередко представлял сатирическими персонажами купцов, воевод, представителей церкви.

Кроме общественных праздников, свадеб и родин, скоморохов, как знатоков традиций, приглашали и на похороны.

Нет сомнения, что здесь скоморохи, несмотря на свой комический характер, осмеливались являться на грустные жальники по старой памяти о каком-то некогда всем понятном обряде поминок с плясками и играми. Нет сомнения, что и народ допускал их на могилы и не считал неприличным увлекаться их песнями и играми, по той же старой памяти.

Беляев И. О скоморохах // Временник общества истории и древностей российских — М., 1854 Кн. 20

Отношение церкви править

Большинство церковных, а затем, под влиянием церкви, и государственных свидетельств проникнуты духом нетерпимости к народным увеселениям с песнями, плясками, шутками, душою которых нередко были скоморохи. Такие праздники назывались «скаредными», «бесовскими», «богомерзкими». В поучениях повторялись из века в век заимствованные из Византии, раздававшиеся там с первых веков христианства порицания и запрещения музыки, пения, плясок, переряживания в комические, сатирские или трагические лица, конных ристаний и иных народных увеселений, в Византии тесно связывавшихся с языческими преданиями, с языческими культами. Византийские взгляды переносились на русские обстоятельства, лишь некоторые выражения византийских подлинников иногда переиначивались, пропускались или пополнялись, соответственно условиям русской жизни.

Кирилл, митрополит Киевский (1243—1250) — в числе мытарств называет «плясание в пирах… и басни бающе сопели сатанинския». В «Слове некоего христолюбца и ревнителя по правой вере» (по рукописи XV века) называются игры бесовские на пирах (и свадьбах), игры же эти суть: плясьба, гудьба, песни, сопели, бубны. По словам «Устава людем о велицем посте» (из Дубенского сборника правил и поучений XVI века), «грех есть пир сотворити с плясанием и смехом в постныя дни». В «Домострое» (XVI век) говорится о трапезе, сопровождаемой звуками музыки, пляской и глумлением: «И аще начнут… смехотворение и всякое глумление или гусли, и всякое гудение, и плясание, и плескание, и всякие игры бесовские, тогда якож дым отгонит пчелы, також отыдут ангели Божия от тоя трапезы и смрадные бесы предстанут».

В царской грамоте 1648 приказывается, чтобы скоморохов с домрами, и с гуслями, и с волынками, и со всякими играми «в дом к себе не призывали». «Буде учнуть… мирские люди тех скоморохов (с гуслями, домрами, сурнами и волынками) и медвежьих поводчиков с медведями в домы своя пускати» («Память митрополита Ионы», 1657)[11].

Пословицы и поговорки править

  • Всяк спляшет, да не так, как скоморох.
  • Не учи плясать, я сам скоморох.
  • У всякого скомороха свои погудки.
  • Скоморохова жена всегда весела.
  • Скоморох голос на гудке настроит, а житья своего не устроит.
  • И скоморох ину пору плачет.
  • Скоморох попу не товарищ.
  • Бог дал попа, чёрт скомороха.

См. также править

Примечания править

  1. Петрухин, 2012, с. 18.
  2. Шанский и др., 1971, с. 412.
  3. Б. Б. Овчинникова, Е. В. Копнин. Маски и их роль в средневековой культуре Новгорода. Дата обращения: 1 марта 2015. Архивировано 26 августа 2018 года.
  4. В Новгороде нашли древнюю кожаную маску. lenta.ru. Дата обращения: 30 сентября 2019. Архивировано 30 мая 2016 года.
  5. Власова, 2001, с. 10.
  6. Савушкина, 1971, с. 894.
  7. Калачов, 1864, с. 14.
  8. Садоков Р. Л. Весёлые скоморохи Архивная копия от 24 июля 2015 на Wayback Machine
  9. Власова, 2001.
  10. Морозов, 1946, с. 228, примечание.
  11. Фаминцын, 2007, с. 768—769.

Литература править

  • Скоморохи / В. Я. Петрухин // Славянские древности: Этнолингвистический словарь : в 5 т. / под общ. ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М. : Межд. отношения, 2012. — Т. 5: С (Сказка) — Я (Ящерица). — С. 18–20. — ISBN 978-5-7133-1380-7.
  • Скоморох // Квятковский А. П. Поэтический словарь / Науч. ред. И. Роднянская. — М.: Сов. Энцикл., 1966. — 376 с.
  • Белкин А. А. Русские скоморохи. — М.: Наука, 1975. — 192 с. — (Институт истории искусств Министерства культуры СССР). Архивная копия от 17 февраля 2015 на Wayback Machine
  • Беловинский Л. В. Скоморох // Иллюстрированный энциклопедический историко-бытовой словарь русского народа. XVIII — начало XIX в. / под ред. Н. Ерёминой. — М.: Эксмо, 2007. — С. 624. — 784 с. — 5000 экз. — ISBN 978-5-699-24458-4.
  • Власова З. И. Скоморохи и фольклор. — СПб.: Алетейя, 2001. — С. 14. — 522 с. — ISBN 5-89329-382-7.
  • Максим Грек. Слово против скоморохов // Максим Грек. Непрочитанное / Перевод с церковнославянского, предисловие и комментарии И. М. Грицевской; перевод с греческого Д. М. Буланина и Б. Л. Фонкича. — Санкт-Петербург: Дмитрий Буланин, 2021. — С. 87-92. — ISBN 978-5-86007-959-5.
  • Морозов А. Скоморохи на Севере // «Север», альманах. — Архангельск, 1946.
  • Калачов Н. Артели в древней и нынешней России. — СПб.: В. Головин, 1864. — С. 14. — 93 с.
  • Ляховицкий Е. А. Скоморохи и священники в свадебном обряде в изображении Стоглава // Вестник Удмуртского университета История. 2006. — № 7. — С. 124­-130.
  • Скоморохи / Петрухина В. Я. // Славянские древности: Этнолингвистический словарь : в 5 т. / под общ. ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М. : Межд. отношения, 2012. — Т. 5: С (Сказка) — Я (Ящерица). — С. 18–20. — ISBN 978-5-7133-1380-7.
  • Савушкина Н. П. Скоморохи // Краткая литературная энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия, 1971. — Т. 6, № 894.
  • Стахорский С. В. Театральная культура Древней Руси. — М.: ГИТР, 2012. — 392 с. — ISBN 978-5-84237-048-0.
  • Скоморохи в памятниках письменности / Сост. 3. И. Власова , Е. П. Фрэнсис (Гладких). — СПб.: «Нестор-История», 2007. — 680 c.
  • Фаминцын А. Скоморохи // Русский образ жизни / ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2007. — С. 768—770. — ISBN 978-5-902725-05-3. Архивировано 29 октября 2013 года.
  • Шанский Н. М., Иванов В. В., Шанская Т. В. Скоморох // Краткий этимологический словарь русского языка. Пособие для учителя / Под ред. чл.-кор. АН СССР С. Г. Бархударова. — М.: Просвещение, 1971.
  • Юрков С. Е. «Смеховая» сторона антимира: скоморошество // Юрков С. Е. Под знаком гротеска: антиповедение в русской культуре (XI-начало XX вв.). — СПб.: Летний сад, 2003. С. 36-51. — 210 с.
  • Zguta Russell. Russian minstrels: A history of the Skomorokhi. — Philadelphia: University of Pennsylvania press, 1978. — 160 p. (англ.)

Ссылки править

  • Скоморохи // Энциклопедия циркового и эстрадного искусства.