Ноктюрн в чёрном и золотом. Падающая ракета: различия между версиями

→‎Концепция и теория: стилевые правки
(стилевые правки)
(→‎Концепция и теория: стилевые правки)
}}
 
'''«Ноктюрн в чёрном и золотом. Падающая ракета»''' ({{Lang-en|Nocturne in Black and Gold – The Falling Rocket}}) — картина американского художника [[Уистлер, Джеймс Эббот Мак-Нейл|Джеймса Уистлера]], написанная в 1875 году. На картине изображён фейерверк над городским парком на фоне туманного ночного неба. Хранится в [[Детройтский институт искусств|Детройтском институте искусств]]. Картина стала одним из примеров художественной концепции «[[Искусство ради искусства]]», сформулированной [[Готье, Теофиль|Теофилем Готье]] и [[Бодлер, Шарль|Шарлем Бодлером]]. Получила наибольшую известность благодаря судебному процессу между Уистлером и влиятельным искусствоведом [[Рёскин, Джон|Джоном Рёскиным]].
 
Впервые была выставлена в [[Галерея Гросвенор|галерее Гросвенор]] в [[Лондон]]е в мае 1877 годугода. Источником вдохновения для картины послужили [[сады Креморна]], знаменитый развлекательный парк в [[Лондон|Лондоне]] рядом с [[Темза|Темзой]]. Одна из многочисленных работ Уистлера из серии «[[Ноктюрн (живопись)|Ноктюрны]]» и последняя из лондонских «Ноктюрнов». В настоящее время широко признана самой выдающейся работой среднего периода Уистлера{{sfn|Russell|2017}}.
 
== Композиция ==
«Ноктюрн в чёрном и золотом. Падающая ракета»Картина, в основном, написаннаписана в мрачных тонах трех основных цветов: синего, зелёного и жёлтого. Ограниченность используемых цветов создаёт приглушенную, но гармоничную композицию. Вздымающийся дым позволяет зрителю увидеть чёткую границу между небом водой и небом, где переход размывается в связное и мрачное пространство. Именно эта большая лавина тумана и обозначает ракету из названия картины{{sfn|Russell|2017}}. Желтые мазки оживляют картину, показывая взрывные фейерверки в туманном воздухе. Наблюдаемые фигуры людей почти прозрачны, а их формы упрощенны. Слева подпись художника, которая написана в манере [[Японская гравюра|японских гравюр]]: толстые, прямые мазки, которые, кажется, имитируют [[Японская каллиграфия|японскую каллиграфию]]. Более того, под влиянием японских художников, таких как [[Утагава Хиросигэ]], Уистлер годами совершенствовал свою технику брызг. В конце концов он овладел способностью создавать предмет или человека с помощью чего-то, что кажется всего лишь одним движением кисти. Хотя критики Уистлера осудили его технику как безрассудную или лишенную художественных достоинств, но, что, примечательно — Уистлер проводил большую часть своего времени дотошно работая с деталями, часто заходя настолько далеко, что рассматривал свою работу через зеркала, чтобы не упустить ни одного недочёта{{sfn|Prideaux|1970|loc=p. 110}}.
 
== Концепция и теория ==
«Падающая ракета» сохраняет определённую степень насыщенности цвета, которая противопоставляет размытость пространства линиям и формам. [[Ноктюрн (живопись)|Ноктюрны]] были серией картин, которые, благодаря художественному стилю, описывали разные ночные сцены. Художник настаивал на том, что это не картины, а сцены или запечатленные моменты. Создавая полотна, идущие вразрез с повествовательными тенденциями живописи того времени, Уистлер показывает существенное отличие живописи от литературы. Он фокусировался на цветовых эффектах как способе создания особого ощущения. Более того, в ноктюрне преобладает изображение пространства, особое чувство пустоты, которое, кажется, возникает только в ночное время. Как часть концепции «[[Искусство ради искусства|Искусство ради искусства»]], произведение искусства должно стремится вызвать сложные эмоции, которые выходят за рамки технических характеристик изображения. Уистлер считал, что определённые переживания часто лучше всего выражать нюансами и подтекстом. Но эти концепции не создавались как способ скрыть «правду» сцены, а вместо этого служили средством взывания к более глубоким, более скрытым чувствам{{sfn|Prideaux|1970|loc=p. 173}}. Его творческие усилия не были направлены на передачу физической точности, а лишь на попытки уловить суть нематериального, личного и интимного момента. Уистлер говорил: «Если бы человек, который рисует только дерево, или цветок, или другой экстерьер, который он видит перед собой, был бы художником, то королём художников стал бы фотограф. Художник должен сделать что-то ещё». По сути, «Падающая ракета» — это [[синтез]] сцены с фейерверками в Лондоне, и поэтому она никоим образом не стремится выглядеть так реальность. Как и другие его ноктюрны, картина должна рассматриваться как композиция, призванная вызывать особые ощущения у зрителей.
 
Как часть концепции «[[Искусство ради искусства|Искусство ради искусства»]], произведение искусства должно стремится вызвать сложные эмоции, которые выходят за рамки технических характеристик изображения. Уистлер считал, что определённые переживания часто лучше всего выражать нюансами и подтекстом. Но эти концепции не создавались как способ скрыть «правду» сцены, а вместо этого служили средством обращения к более глубоким, более скрытым чувствам{{sfn|Prideaux|1970|loc=p. 173}}. Его творческие усилия не были направлены на передачу физической точности, а лишь на попытки уловить суть нематериального, личного и интимного момента. Уистлер говорил: «Если бы человек, рисующий только дерево, или цветок, или другой экстерьер, который он видит перед собой, был бы художником, то королём художников стал бы фотограф. Художник должен сделать что-то ещё». По сути, «Падающая ракета» — это [[синтез]] сцены с фейерверками в Лондоне. Как и другие его ноктюрны, картина должна рассматриваться как композиция, призванная вызывать особые ощущения у зрителей.
 
== Критика ==
{{См. также|Уистлер,_Джеймс_Эббот_Мак-Нейл#Суд_с_Джоном_Рёскиным}}
Оскорбленный «Падающей ракетой», [[Рёскин, Джон|Джон Рёскин]], в одной из своих памфлетах впубликации ''[[Fors Clavigera]],'' обвинил2 июля 1877 года раскритиковал работу Уистлера в томнеуважении к зрителю, упомянув, что тот «бросил горшок с краской в лицо публике»{{sfn|Merrill|2003|loc=p. 112}}. Будучи ведущим искусствоведом [[Викторианская эпоха|викторианской эпохи]], резкая критика Рёскина вызвала бурю негодования у владельцев других работ Уистлерахудожника. Достаточно быстро, произведения Уистлера стали непопулярны и начали плохо продаваться, что сказалось на финансовом благополучии художника{{sfn|Prideaux|1970|loc=p. 132}}. Уистлер подал в суд на Раскина за [[Диффамация|клевету]]. На суде он попросил жюри рассматривать картину не как традиционную живопись, а как художественную композицию{{sfn|Stuttaford|1996|loc=p. 243}}. В своем объяснении он настаивал на том, что картина изображает фейерверк в садах Креморна. Во время суда сэр Джон Холкер спросил: «Не вид на Креморн?» на что Уистлер ответил: «Если бы это был вид Креморна, это, безусловно, не принесло бы зрителям ничего, кроме разочарования»{{sfn|Prideaux|1970|loc=p. 126}}{{sfn|Prideaux|1970|loc=p. 135-136}}. Его объяснение композиции не убедило судью. Судебный процесс, который состоялся 25 и 26 ноября 1878 года, стал финансовой катастрофой для Уистлера. Формально он выиграл, получив компенсацию в виде одного [[фартинг]]а<ref>[http://www.ibiblio.org/wm/paint/auth/whistler/ Whistler, James Abbott McNeill]. WebMuseumn, Paris</ref>. Но после всех судебных издержек у него не осталось выбора, кроме как объявить о банкротстве{{sfn|Prideaux|1970|loc=p. 123}}. Впоследствии, Уистлер включил стенограмму суда в свою книгу «[[Изящное искусство создавать себе врагов]]», изданную в 1890 году.
 
28 июля 1877 года Уистлер подал в суд на Раскина за [[Диффамация|клевету]] и потребовал компенсацию в 1000 фунтов и покрытие судебных издержек. На суде он просил жюри рассматривать картину не как традиционную живопись, а как художественную композицию{{sfn|Stuttaford|1996|loc=p. 243}}. В своем объяснении он настаивал на том, что картина изображает фейерверк в садах Креморна. Во время суда сэр Джон Холкер, [[солиситор]] Рёскина, спросил: «Не вид на Креморн?» на что Уистлер ответил: «Если бы это был вид Креморна, это, безусловно, не принесло бы зрителям ничего, кроме разочарования»{{sfn|Prideaux|1970|loc=p. 126}}{{sfn|Prideaux|1970|loc=p. 135-136}}. Его объяснение композиции не убедило судью. Судебный процесс длился более года и финальные заседания состоялись 25 и 26 ноября 1878 года. Формально Уистлер одержал победу, но компенсация составила один [[фартинг]]<ref>[http://www.ibiblio.org/wm/paint/auth/whistler/ Whistler, James Abbott McNeill]. WebMuseumn, Paris</ref>. А после всех судебных издержек у него не осталось выбора, кроме как объявить о банкротстве{{sfn|Prideaux|1970|loc=p. 123}}. Впоследствии, Уистлер включил стенограмму суда в свою книгу «[[Изящное искусство создавать себе врагов]]», изданную в 1890 году.
 
Джон Рёскин не подозревал об идеях и теориях, лёгших в основу создания картины. Он критиковал картины Уистлера задолго до суда, например, за четыре года до него он осудил искусство Уистлера как «абсолютный мусор»{{sfn|Prideaux|1970|loc=p. 122}}. Предполагается, что Рёскин завидовал близким отношениям Уистлера с Чарльзом Хауэллом, известным арт-дилером, который часто помогал художнику деньгами, особенно это покровительство продолжилось после судебного разбирательства{{sfn|Pennell|2012|loc=p. 81-82}}. Говорят также, что причиной отрицательного отношения могло быть отсутствие у художника уважительного отношения к критике Рёскина. Но Уистлер был не единственным, кого беспокоили комментарии искусствоведа. [[Джеймс, Генри|Генри Джеймс]] был одним из тех, кто высказывался против Рёскина, отмечая, что Рёскин, как искусствовед, начал переступать черту, становясь тиранистом — настолько, что привлечение его к суду за оскорбительные слова воспринималось как восторг{{sfn|Prideaux|1970|loc=p. 129}}. Также было высказано предположение, что Рёскин страдал от синдрома [[CADASIL]], и визуальные нарушения, вызванные этим состоянием, могли быть причиной его раздражения от этой конкретной картины{{sfn|Kempster|2008}}.