Открыть главное меню

Изменения

Вместе с тем критика Е. Громова не убеждал финал фильма, в котором, по его мнению, «не сводятся воедино сюжетно-концепционные линии картины»: '''«Минорный уход Зоси психологически не мотивирован, он не вытекает из её прежних слов и поступков, из её мировосприятия и снисходительно-прощающего отношения к любимому человеку»{{sfn|Громов Е.|1981|с=41}}'''. Он также упрекал авторов в чрезмерном любовании главной героиней Зосей и некритичной оценкой поступков других героев, особенно «школьного сердцееда» и эгоиста Гоши{{sfn|Громов Е.|1978|с=38}}{{sfn|Громов Е.|1981|с=41—42}}.
 
Через десять лет после выхода фильма на экран кинокритик Т. Кукаркина приводила сведения о том, что после согласия Госкино на съёмки фильма '''«сценарий Анны Родионовой был искажён в результате вмешательства студийных инстанций, стремившихся во что бы то ни стало смягчить коллизии, приукрасить обстоятельства, облегчить судьбу героини — старшеклассницы, родившей ребенкаребёнка»{{sfn|Кукаркина Т.|1988|с=197—198}}.''' Это не позволило авторам реализовать свой первоначальный замысел и создать «значительный, по-настоящему проблемный фильм»{{sfn|Кукаркина Т.|1988|с=198}}.
 
Киновед [[Гращенкова, Ирина Николаевна|И. Гращенкова]] указала, что в фильме «любовь семнадцатилетних — и предмет исследования, и та нравственная ценность, которой проверяется их духовный мир». «Несомненно, в этом фильме наследуется бескомпромиссная смелость, презрение к ханжеству, впервые заявленные в фильме „[[А если это любовь?]]“» — писала она{{sfn|Гращенкова И.Н.|1986|с=96}}. При этом оба фильма существенно отличаются.
Анонимный участник