Чернышевский, Николай Гаврилович: различия между версиями

Достоевский относился к Чернышевскому крайне негативно и считал его идеи вредоносными и разрушительными, а самого Чернышевского — человеком, не заслуживающим уважения. Под впечатлением от его сочинений (и особенно от романа «Что делать?») написал знаменитые «[[Записки из подполья]]».
 
После 1917 года в Советской России всякая критика Чернышевского стала рассматриваться как нелояльность учению Ленина (который восхищался Чернышевским) и признаком нелояльности — то есть преступлением. Но иви в эмигрантской среде, не изжившей в себе преклонение перед революционерами, Чернышевский оставался фигурой вне критики. Например, редакция эмигрантского журнала «Современные записки» отказалась публиковать полный текст романа Набокова (Сирина) «Дар», в четвёртой главе которой был сатирически изображён Чернышевский. Глава была изъята из текста, так что полный текст «Дара» увидел свет только в 1952 году.
Н. Бердяев писал о Чернышевском:
 
Н. Бердяев писал о Чернышевском<ref>См: Н.Бердяев. Русская идея. Глава V.</ref>, что
{{цитата|Чернышевский имел самую жалкую философию, которой была заполнена поверхность его сознания. Но глубина его нравственной природы внушала ему очень верные и чистые жизненные оценки. В нем была большая человечность, он боролся за освобождение человека. Он боролся за человека против власти общества над человеческими чувствами. Но мышение его оставалось социальным, у него не было психологии и не было метафизической глубины человека в его антропологии.}}
 
{{цитата|...этот материалист и утилитарист, этот идеолог русского «нигилизма» был почти святой. Когда жандармы везли его в Сибирь, на каторгу, то они говорили: нам поручено везти преступника, а мы везем святого.}}
После 1917 года в Советской России всякая критика Чернышевского стала рассматриваться как нелояльность учению Ленина (который восхищался Чернышевским) и признаком нелояльности — то есть преступлением. Но ив эмигрантской среде, не изжившей в себе преклонение перед революционерами, Чернышевский оставался фигурой вне критики. Например, редакция эмигрантского журнала «Современные записки» отказалась публиковать полный текст романа Набокова (Сирина) «Дар», в четвёртой главе которой был сатирически изображён Чернышевский. Глава была изъята из текста, так что полный текст «Дара» увидел свет только в 1952 году.
 
Однако он признавал, что
 
{{цитата|Чернышевский имел самую жалкую философию, которой была заполнена поверхность его сознания. Но глубина его нравственной природы внушала ему очень верные и чистые жизненные оценки.. В нем была большая человечность, он боролся за освобождение человека. Он боролся за человека против власти общества над человеческими чувствами. Но мышение его оставалось социальным, у него не было психологии и не было метафизической глубины человека в его антропологии.}}
 
За пределами «соцлагеря» Чернышевский был полностью забыт.