Карамзин, Александр Николаевич (1815): различия между версиями

исправление разметки
(исправление разметки)
 
По воспоминаниям [[Мещерский, Александр Васильевич|А. В. Мещерского]], Александр Карамзин унаследовал «отличительные душевные свойства незабвенного отца своего» и «не смотря на свои дарования, он невольно и без труда достиг лишь того, что был корифеем петербургских гостиных»<ref>А. В. Мещерский. Воспоминания.— М.: Унив. тип., 1901. — С. 123.</ref>:{{цитата|Наружность его была очень симпатичная. Выше среднего роста, атлетического сложения, белокурый, с сильным юношеским румянцем на щеках, с большими, как небо, синими глазами, выражающими вполне отличительные черты его характера, откровенного до крайних пределов, ясного, незлобивого, но с постоянной усмешкой на устах... Доброта его сердца преобладала над всеми его качествами, за что, он многим поплатился на своем веку.}}
[[Файл:A. and N. Karamzin.jpg|мини|слева|160 px160px|слева|Супруги Карамзины]]
 
Выйдя в отставку в 1839 году, Карамзин уехал в свое нижегородское имение Рогожку, где занимался сельским хозяйством и служил предводителем дворянства Ардатовского уезда. Ещё до отмены крепостного права он освободил своих крестьян, в имении построил школы и больницу. Эта больница, называвшаяся «Карамзинской», славилась на многие десятки верст в округи, как своим благоустройством, так и своими врачами. На свои средства содержал приют для девочек-сирот и богадельню для одиноких стариков и старух<ref name="В тени">Фрейлина Вера Клейнмихель. В тени царской короны. — Симферополь, 2009. — С. 124.</ref>. В 1853 году добровольцем принимал участие в [[Крымская война|Крымской кампании]], а жена его служила сестрой милосердия.