Гумилёв, Лев Николаевич: различия между версиями

Метки: правка с мобильного устройства правка из мобильной версии Расширенная мобильная правка
{{начало цитаты}}«Само его выступление (а я ни до, ни после его публичных лекций не слушал) произвело на меня несколько тягостное впечатление. Разумеется, говорил он блистательно — сыпал фактами, именами, датами, парадоксальными суждениями… Но всё это как-то легковесно, несолидно, эдакий научный [[Аркадий Райкин]], виртуоз на профессорской кафедре…»{{sfn|Беляков|2013|с=530–531}}{{конец цитаты}}
 
Жизнь научного сотрудника была спокойной, она способствовала научной продуктивности: появляться на службе можно было несколько раз в месяц. По свидетельству С. Лаврова, Гумилёв приходил только «на заседания Учёного совета по диссертациям, причём делал это с огромным удовольствием и вкусом, ибо встречался здесь с друзьями. <…> Он мог с ними в коридоре покурить и неторопливо побеседовать, а после защиты… выпить по рюмке-другой»{{sfn|Лавров|2003|с=284}}. В середине 1970-х годов [[Высшая аттестационная комиссия|ВАК]] назначила Гумилёва «членом специализированного Учёного совета по присуждению степеней доктора географических наук». По свидетельствам современников, Лев Николаевич любил озадачивать диссертантов неожиданными вопросами. Когда один из соискателей назвал население полиэтничного [[Эквадор]]а единым этносом, «эквадорцами», Гумилёв заметил: «А как назывался этнос [[Австро-Венгрия|Австро-Венгрии]], где большинство составляли славяне? Австровенгры?»{{sfn|Беляков|2013|с=417}}{{sfn|Лавров|2003|с=375}}
 
За четверть века работы в институте Гумилёв пережил только один крупный конфликт — с директором НИИГЭИ А. И. Зубковым. По мнению С. Лаврова, его причиной была зависть к плодовитому в научном и публикационном плане подчинённому. Открытую форму конфликт принял в 1968 году, при очередном переизбрании на должность: научный семинар института не рекомендовал переизбирать Гумилёва, поскольку «тематика его исследований далека от направления и тематики института». Однако Учёный совет университета единогласно проголосовал за переизбрание Льва Николаевича{{sfn|Лавров|2003|с=285–286}}.