Двоемирие: различия между версиями

34 байта добавлено ,  1 год назад
Долгое время литературоведы использовали термин «двоемирие» лишь эпизодически, даже брали его в кавычки. Например, [[Гуковский, Григорий Александрович|Григорий Гуковский]] в книге «Реализм [[Гоголь, Николай Васильевич|Гоголя]]» ([[1959]])<ref>[http://feb-web.ru/feb/gogol/critics/grg/grg-001.htm?cmd=p Гуковский Г. А. Реализм Гоголя. М., Л.: Государственное издательство художественной литературы, 1959. С. 256—257.]</ref>:
 
{{цитата|...нет оснований сближать... гоголевскую манеру в «[[Тарас Бульба|Тарасе Бульбе]]» с теорией и практикой [[Гюго, Виктор|Гюго]], с предисловием к «[[Кромвель (пьеса)|Кромвелю]]» или с текстом «[[Собор Парижской Богоматери|Собора Парижской богоматери]]». Сближение это бессмысленно уже и потому, что у Гюго весь объект изображения мыслится как проекция воображения и представлений субъекта-поэта, и потому тональность полностью подчинена произволу субъективности. То же самое, в не меньшей, если еще не в большей степени, относится к сближению [литературоведами] переходов тона у Гоголя (как и его фантастики) с «двоемирием» Гофмана. Чернышевский был поэтому совершенно прав, обрушившись на мнение Шевырева, будто на «фантастические создания» Гоголя повлияли Гофман и [[Тик, Людвиг|Тик]].}}
 
[[Манн, Юрий Владимирович|Юрий Манн]] связал термин «двоемирие» с русской литературой, в частности с творчеством [[Одоевский, Владимир Фёдорович|Владимира Одоевского]] («Русская философская эстетика», [[1969]]<ref>Манн Ю. В. Русская философская эстетика. М.: МАЛП, [[1998]]. С. 153—154.</ref>):