Эбертисты: различия между версиями

Нет изменений в размере ,  1 год назад
м
орфография
м (орфография)
Верхнюю часть заглавной страницы занимала лубочная картинка, изображавшая Папашу Дюшена, персонажа балаганных представлений, известного в литературе с середины XVIII века. Заголовок газеты набирался особым шрифтом; с 1791 г. он начинался словами «Великий гнев» или «Великая радость» Папаши Дюшена, что соответствовало настроению революционеров и позволяло читателям узнать этот листок среди остальных революционных изданий.
 
Персонаж парижского фольклора Папаша ДюшерДюшен — балагур-печник, с длинной трубкой во рту, который на остром, крепком, не всегда цензурном языке выражал свою «радость» или свой «гнев» по поводу происходящих событий. Этот образ родился на ярмарочных представлениях и затем перекочевал в публицистику.
 
С сентября 1790 г. Антуан Лемэр стал выпускать газету «Пер Дюшен». С декабря 1790 г. газету под таким же названием стал выпускать и аббат Жюмель. С июня-июля 1790 г. стали выходить отдельные разрозненные номера эберовского «Пер Дюшен». Таким образом, в одно время в Париже выходили сразу три одноименных издания, на страницах которых папаша Дюшен нападал на знатных и богатых. Эберовская газета более других угодила настроениям своих читателей. И поэтому его конкуренты вынуждены были вскоре прекратить свои издания, а Эбер стал популярнейшим среди санкюлотов журналистом. Популярность «Пер Дюшен» объяснялась тем, что на её страницах точно была передана атмосфера энтузиазма, угрозы и страха, реально воплощавшая настроения и отображавшая психологию санкюлотов. Однако популярность можно также объяснить тем, что эта газета в числе немногих стала официальным органом Военного министерства и благодаря протекции одного из лидеров эбертистов Венсана, генерального секретаря министерства, рассылалась в департаменты и в армию.
 
На страницах газеты Эбер не стесняясь нападал на «спекулянтов» и «торговцев деньгами» (уже в № 14 от февраля 1791 г.). «Папаша ДюшерДюшен» не скрывал своей ненависти к богатым, а после бегства короля в Варенн (в июне 1791 г.) заявил, что тот — «подлый дезертир», и он сам готов стать регентом.
 
<blockquote>''«Что же ты станешь делать, папаша Дюшен, став регентом? — Я начну с того, что прогоню всех притворных патриотов, проскользнувших, подобно змеям, в национальное собрание, в муниципалитет, в департамент. Я соберу вам новое Законодательное собрание, которое будет состоять не только из активных граждан, но изо всех честных людей, бедных или богатых, которые заслужат эту честь вследствие их патриотизма или их дарований… я буду покровительствовать искусствам, поддерживать торговлю, я добьюсь казни всех, кто занимается ажиотажем»''<ref>''Ревуненков В. Г.'' Парижские санкюлоты эпохи Великой Французской революции. — Л., 1971.</ref>.</blockquote>
Историк [[Г. Кунов]] (лидер ревизионистов) создал свою схему социально-политических группировок внутри якобинской диктатуры. Автор отмечал, что левые якобинцы были представителями «беднейшей части парижской мелкой буржуазии», однако не включал туда эбертистов. Он полагал, что позиции Эбера и Ко «определялись интересами пролетарской интеллигенции». Он объяснял пропаганду революционного террора и лозунгов восстания на страницах «Пер Дюшен» анархизмом Эбера в вопросе государственности и нравственности.
 
В 1922 году вышла первая часть капитального труда Ф. Брэша о газете «Пер Дюшен». Автор детально рассмотрел историю революционного лубка во Франции. Это позволило ему опровергнуть обвинение Эбера в литературной краже издания «Папаша ДюшерДюшен» у почтового служащего Лемэра (обвинение было выдвинуто на страницах другого периодического издания того времени — «Старого Кордельера»). Брэш установил некоторые имена сотрудников Эбера, источники, которыми он пользовался при подготовке выпусков своей газеты, изучил стиль и язык Эбера, составил даже словарь, куда поместил фразеологические обороты, изобретенные Эбером.
 
Крупнейший историк Великой французской революции [[А. Матьез]] рассматривал эбертизм как очень широкое общественно-политическое течение, отнюдь не ограниченное рамками столицы. Матьез изучил борьбу правых и левых в департаментах — дантонистов и эбертистов — и выяснил, что в основе борьбы были лозунги «Пер Дюшен»: соблюдение максимума, пропаганда [[Культ Разума|культа Разума]], режим революционного террора. Автор также выразил мысль о формировании слоя революционной бюрократии, материальное положение которой было тесно связано с развитием революции и применением крайних мер. Хотя, как нам кажется, автор несколько переоценил их роль во время «плебейского натиска» начала сентября 1793 года, который назвал «эбертистской революцией».