Украинская повстанческая армия: различия между версиями

С 1942 г. на Холмщине польская полиция стала проводить облавы на оуновских активистов, греко-католических священников, интеллигенцию. В некоторых случаях украинцев уничтожали целыми семьями. Летом 1942 года ОУН предупреждала поляков об ответственности за антиукраинские акции на Холмщине. В издании УПА «По поводу Холмских событий» украинские националисты предупреждали поляков: «Мы не зовем к отплате, ведь мы отдаем себе отчет, чем она в данный момент могла бы окончиться. Но, если убийцы думают, что нас таким способом уничтожат — то ошибаются». В статье сами националисты признавали, что на Холмщине поляки уничтожают только «сознательное» украинское население<ref>Бюллетень. Червень-липень 1942 р. Ч. 6-7. С. 9.</ref>. Ряд украинских историков считает, что убийства украинцев на Холмщине в 1942 году совершались и бойцами [[Армия Крайова|Армии Крайовой]]. Например, Иван Патриляк и Анатолий Боровик пишут, что в ходе акций АК на Холмщине в декабре 1942 — марте 1943 года было убито 2000 украинцев, несколько тысяч стали беженцами<ref>[http://cdvr.org.ua/sites/default/files/archive/Patrilyak_0.pdf ''Патриляк І. К., Боровик М. А.'' Україна в роки Другої світової війни: спроба нового концептуального погляду] — Ніжин: Видавець ПП Лисенко М. М., 2010. — 590 с. — С. 435,436 — ISBN 978-966-2213-31-7.</ref>. Польский историк Гжегож Мотыка пишет, что убийства украинцев аковцами на Холмщине начались только в 1943 году уже как ответ на действия УПА<ref>[http://dspace.nbuv.gov.ua/bitstream/handle/123456789/13243/27-Mishchak.pdf?sequence=1 Іван Мищак. Сучасна українська та польська історіографії про волинську трагедію 1943 року]</ref>.
 
{{нет АИ 2|В обзоре начальника полиции СД от 9 октября 1942 г. настроениям в среде польского меньшинства Волыни и Полесья посвещалось несколько строк: «Позиция поляков также, как и прежде, обозначена двумя особенностями: с одной стороны, сильным выслуживанием, на которое указывают многие сотрудники немецких учреждений, с другой стороны — концентрацией на идее создания великопольского государства после окончания войны… Всё вновь и вновь наблюдается пособничество польского сельского населения советским бандам»|27|04|2020}}<ref>ВАВ, R 58/222, В1.188.</ref>{{проверить авторитетность|17|04|2020}}. {{нет АИ 2|Пройдя рейдом по территории Ровенской области в начале 1943 года, Сидор Ковпак подтверждал оценки немцев: ''«Настроение поляков по отношению к Советской власти, к Красной армии, красным партизанам исключительно хорошее. Многие поляки просились в наш отряд»''|27|04|2020}}<ref>ЦДАГО. Ф. 1, оп. 22, спр. 50, арк. 21.</ref>{{проверить авторитетность|17|04|2020}} .
 
Таким образом, перед украинскими националистами польское меньшинство, и так не вызывавшее симпатий, предстало вредным «лакеем трёх зол»: администрации нацистов в 1941—1942 гг., находящихся в подполье польских националистов в 1942 г., и советов, в 1942 г. представленных красными партизанами. В свою очередь, украинское население предстало для поляков тем же самым: «злорадным пособником коммунистических властей» в 1939—1941 гг., «жестокими холуями нацистских правителей в 1941—1942 гг.», и «скрытым сторонником террористической ОУН». Последняя, в связи с ослаблением других украинских партий и радикализацией настроения населения планомерно наращивала своё влияние<ref name="flibusta.site">[http://flibusta.site/b/384686/read#t12 — «Антипольская акция» — Между Гитлером и Сталиным]</ref>. {{нет АИ 2|К концу 1942 года вражда достигла такого накала, что ситуация потихоньку начала уплывать из-под контроля немцев.|27|04|2020}} {{нет АИ 2|Об этом писал 1 ноября 1942 г. в обзоре ситуации генеральный комиссар Волыни-Подолья Генрих Шёне: ''«Напряжённые отношения между отдельными национальными группами, в особенности белорусами и украинцами с одной стороны, и поляками — с другой, особенно обострились. В этом есть определённая система. Попытки с какой-то враждебной стороны беспокоить народ»''|27|04|2020}}<ref>ВАВ, R 6/687.</ref>{{проверить авторитетность|17|04|2020}}.
Сначала атакам УПА подвергались польские села и колонии, расположенные на севере и востоке Волыни. На пасхальную неделю, третью декаду апреля, пришелся ещё пик нападений.|27|04|2020}} {{нет АИ 2|Позже волна нападений несколько спала<ref name="автоссылка14" />. [[18 мая]] 1943 г. глава УПА Дмитрий Клячкивский выпустил обращение, в котором на польскую полицию возлагалась вина за сотрудничество с немцами и уничтожение украинских сел. В случае продолжения сотрудничества поляков с немцами авторы грозили отмщением полякам: «Если польское гражданское сообщество не повлияет на тех, кто пошел в администрацию фольксдойчами, полицейскими и другими, и не повлияет на то, чтобы они покинули эту службу, то гнев украинского народа прольется на тех поляков, которые живут на украинских землях. Каждое спаленное село, каждое поселение, сожженное из-за вас, отразится на вас»<ref>Ільшин І. ОУН-УПА i українське питання в роки Другої світової війни в світлi польських документів. Київ, 2000. С. 65</ref><ref>Денищук. О. Злочини польских комунистів на Волинi. Книга перша. Рівненська область. Рівне, 2003. С. 51.</ref>. Здесь фактически ответственность возлагалась на польский народ в целом. Разницы между немецкими прислужниками и мирным польским населением не делалось<ref>Літопис УПА. Новая серія. Т. 1… С. 68-71.</ref>. {{нет АИ 2|И позднее, летом 1943 г., после проведения ещё более страшных нападений на польские колонии и села, издание политотдела УПА «К оружию» («До Зброї») обвиняло польских «прислужников» «немецкой орды» в том, что они мучают Украину хуже немцев. Об уничтожении же отрядами УПА мирного польского населения издание ничего не сообщало.|27|04|2020}}
 
{{нет АИ 2|Это полностью лежало в русле всей предвоенной идеологии ОУН, возлагавшей ответственность за все неправды в отношении украинцев не на конкретных исторических лиц, а на целые народы.|27|04|2020}} {{нет АИ 2|Если столкновение УПА с польским подпольем, с польской немецкой полицией было неизбежно, то уничтожение мирного населения, на которое украинскими националистами возлагалась ответственность за преступления польской полиции и немецких коллаборационистов как на «поляков», было продиктовано именно идеологическим опытом ОУН, нациоцентричным видением мира и истории, когда субъектами истории для националистов выступали не те или иные люди, процессы, а целые нации<ref>[http://flibusta.site/b/486213/read#t13 2.3. ОУН и поляки в 1941-1943 гг. Начало украинско-польского вооруженного конфликта]</ref>.
 
{{нет АИ 2|В конце июня — в июле 1943 года началась новая волна нападений, ещё сильнее, чем апрельская. В отличие от весенних акций, теперь нападения распространились и на Запад Волыни, в Луцкий, Владимирский и другие округа.|27|04|2020}} {{нет АИ 2|Незадолго до неё украинские националисты стали распространять листовки, разъясняющие украинскому населению позицию УПА относительно польского населения.|27|04|2020}} {{нет АИ 2|В одной из них украинские националисты заявляли, что не имеют «никаких вражеских замыслов против польского народа» и желают ему «завоевать для себя Самостоятельное Национальное Государство на своей этнографической территории», хотя при этом поляки обвинялись в прислужничестве большевикам и немцам, в том, что их села служат базами для большевистских партизан. Листовка завершалась призывом к украинцам вступать в УПА и совместно бороться «против захватчиков и их прислужников»|27|04|2020}}<ref>ГДА СБУ. Ф. 13. Спр. 376. Т. 34. Арк. 47.</ref>{{проверить авторитетность|17|04|2020}}. Наиболее крупная акция была осуществлена [[12 июля]] 1943, когда одновременному нападению подверглись около 150 населённых пунктов, в которых проживали поляки. Акции конца июня — начала июля 1943 года явились самыми масштабными. По подсчётам польской исследовательницы Евы Семашко в июле 1943 года на Волыни погибло более 10 тысяч поляков<ref>Siemaszko E. Op. cit. S. 67, 72.</ref>. Однако упоминания об этой масштабной антипольской акции отсутствуют в немецких документах, донесениях советских партизан и в документах УПА. Некоторые украинские историки рассматривают нападение УПА на польские села в качестве превентивной меры, призванной предупредить якобы планировавшееся Армией Крайовой (АК) нападение 15 июля на повстанческие базы. Например, Иван Марчук назвал удар по польским селам и колониям 11-12 июля «превентивным актом, осуществленным, чтобы сделать невозможным реализацию польских планов, которые должны были завершиться в конце концов новой оккупацией украинских земель»<ref>Марчук І. Командир УПА-Північь Дмитро Клячківський-«Клим Савур». Рівне. 2009. С. 72.</ref>.
Во второй половине 40-х годов УПА, пользуясь поддержкой местного населения и помощью из-за рубежа, продолжала активную вооружённую борьбу против Советской власти на Западной Украине а также против чехословацких и польских органов власти в приграничных районах<ref>[https://web.archive.org/web/20140101190459/http://histans.com/LiberUA/Book/Upa/22.pdf ОУН і УПА. Розділ 7. С. 394]</ref>. НКВД-НКГБ вело самую настоящую войну, двигая по Волынской, Ровенской, Тернопольской, Станиславской, Черновицкой областям стрелковые дивизии, кавалерийские полки, сабельные эскадроны, стрелковые бригады, отдельные стрелковые батальоны. По данным МВД УССР в 1944-56 годах на территории западных областей Украины повстанцы совершили 14 424 вооружённые акции, в том числе — 4 904 теракта, 195 диверсий, 645 нападений на представителей советской власти и председателей колхозов. Жертвами повстанцев стали 30 676 человек, среди них: 687 сотрудников НКГБ-МГБ; 1 864 сотрудника НКВД-МВД; 3 199 военнослужащих внутренних, приграничных и вооружённых сил; 2 590 бойцов истребительных батальонов; 2 732 представителя органов советской власти разных уровней, 251 функционер Компартии, 207 комсомольских работников, 314 председателей колхозов, 15 355 колхозников и крестьян, 676 рабочих, 1 931 представитель интеллигенции, 860 детей, стариков и домохозяек<ref>НКВД-МВД СССР в борьбе с бандитизмом и вооруженным националистическим подпольем на Западной Украине, в Западной Белоруссии и Прибалтике (1939—1956)": Объединённая редакция МВД России; Москва; 2008. ISBN 978-5-8129-0088-5, ст.5.</ref>. {{нет АИ 2|По данным, озвученным начальником тайных операций ЦРУ Фрэнком Визнером, с конца Второй мировой войны до 1951 года ОУН/УПА уничтожили около 35 тысяч советских военнослужащих и членов компартии.|29|04|2020}}
 
Повстанческое движение в Западной Украине причинило большой материальный ущерб сельскохозяйственной промышленности и объектам социально-культурного предназначения, что очень сильно помешало советизации края и коллективизации сельского хозяйства.Террористическая деятельность УПА не оправдывала целей, а после гибели Романа Шухевича в 1950 году, масштаб её террора пошёл на спад. Это, однако, не означало прекращения деятельности всего националистического подполья на Западной Украине<ref name="автоссылка17">Кентій А. В. — 3. Націоналістичне підпілля в 1949—1956 рр. // Розділ 7. Антикомуністичний опір ОУН і УПА у післявоєнний період (1946—1956 рр.) . . . 423></ref>. Крупные отряды были фактически ликвидированы к концу 1953 года. Отдельные мелкие группы действовали до начала 1956 года. 23 мая 1954 года был арестован последний главный командир УПА Василий Кук, деятельность которого к тому времени плотно контролировалась советскими спецслужбами<ref>[https://www.e-reading.club/chapter.php/127909/219/andrey-burovskiy-velikaya-grazhdanskaya-voyna-1939-1945.html В тылу врага. Великая Гражданская война 1939-1945] // Андрей Буровский</ref>. По данным 4-го отдела МГБ УССР, в 1944—1956 гг. во время борьбы с украинским националистическим подпольям, погибло 155 108 боевиков УПА и подпольщиков ОУН, из которых 1 746 погибли в восточных областях Украины. Под угрозой репрессий и моральным давлением явились с повинной 76 753 повстанца.При этом был изъят один самолет, два бронемашины, 61 артиллерийская пушка, 595 минометов, 77 огнемет, 358 противотанковых ружей, 844 станковых и 8327 ручных пулеметов, около 26 000 автоматов, более 72 тысяч винтовок и 22 тысяч пистолетов, более 100 000 гранат, 80000 мин и снарядов, более 12 млн патронов. Разыскано и изъято более 100 типографий с печатной техникой, более 300 радиопередатчиков, 18 автомобилей и мотоциклов, обнаружено значительное количество складов с продуктами питания и хранилищ националистической литературы<ref name="автоссылка17" />. 134 тысячи были взяты в плен<ref>Viatrovych, V.; Hrytskiv, R.; Dereviany, I.; Zabily, R.; Sova, A.; Sodol, P. (2007). Volodymyr Viatrovych, ed. Українська Повстанська Армія — Історія нескорених [Ukrainian Insurgent Army — History of the unconquered] (in Ukrainian). Lviv Liberation Movement Research Centre. pp. 307—310.</ref>. Репрессиям (в частности, высылке в Сибирь) подвергались и мирные жители, оказывавшие помощь УПА: было арестовано 103 866 человек, из которых 87 756 было осуждено<ref>Нариси з історії політичного терору і тероризму в Україні XIX—XX ст. Стр. 771. Інститут історії України НАН України, 2002</ref>, 203 тысячи человек подверглись депортации в восточные регионы СССР<ref>Веденеев Д. В., Биструхін Г. С. Двобій без компромісiв… — С. 51.</ref>.
 
Последний бой партизанской группы УПА с подразделением МВД состоялся 12 октября 1959 года, возле хутора Лозы Подгаецкого района Тернопольской области. Последним повстанцем называл себя [[Оберишин, Илья Степанович|Илья Оберишин]], который провёл сорок лет на нелегальном положении и покинул лес только в [[1991 год]]у, после обретения Украиной независимости<ref>[http://kipiani.org/gulag/index.cgi?154 Интервью Ильи Обершина, «последнего партизана» УПА]</ref>.