Орган управления: различия между версиями

37 байт добавлено ,  14 лет назад
м
Положения российского права об органах общества во многом схожи с аналогичными положениями права других стран. Тем не менее, в некоторых случаях эти параллели неочевидны, особенно когда речь идет о неправильном их переводе на русский язык. Так, например, в английском языке более или менее однозначным языковым соответствием является термин «board of directors» ([[совет директоров]]). Правда, российское право оперирует также термином «наблюдательный совет», который по-видимому рассматривается как языковой [[синоним]] совета директоров. В континентальной [[Европа|Европе]], напротив, совет директоров и наблюдательный совет — разные вещи: наблюдательный совет — орган контроля, избираемый участниками хозяйственного общества, а совет директоров — коллегиальный орган управления в обществе (схожий с российским коллегиальным [[исполнительный орган|исполнительным органом]]). В отношении других терминов имеются еще бо́льшие расхождения в понимании и переводе.
 
Прежде всего это касается слова «director», которым по-английски чаще всего именуется не единоличный [[исполнительный орган]], а член [[совет директоров|совета директоров]]. Фактическое наименование единоличного [[исполнительный орган|исполнительного органа]], как и в русском языке, по-английски варьируется (President, CEO, Director-General и др.).
 
Затруднения может вызывать перевод самого термина «[[исполнительный орган]]». В русском языке под этим термином может подразумеваться единоличный исполнительный орган, либо совокупность единоличного и коллегиального исполнительного органа. В английском праве нет концепции «коллегиального» исполнительного органа, но есть понятие «company officer», то есть должностного лица компании — лица, наделенного полномочиями в отношении компании. Таких лиц может быть как одно (часто именуется corporate officer/executive, chief executive officer и др., что в данном случае легко переводится как «единоличный испонительный орган»), так и несколько в соответствии с учредительными документами компании (chief financial officer, chief administrative officer, chief operating officer, treasurer и др.). Данные лица также могут быть членами некоего коллективного совета (executive board, management board). Но эквивалентности здесь не наблюдается, поскольку коллегиальный исполнительный орган в российской системе права является именно ''коллегиальным'' органом, то есть органом, выносящим коллегиальное решение по результатам совместного заседания и голосования. Должностные лица компнании (officers) действуют самостоятельно. Их также нужно отличать и от функционально аналогичных должностей в организационных структурах российских [[хозяйственное общество|хозяйственных обществ]] (например, от финансового директора), поскольку те являются не органами общества, а работниками общества, то есть лицами, выполняющими поручения [[исполнительный орган|исполнительного органа]], но не осуществляющими [[правоотношение|правоотношения]] от имени общества с другими ([[физическое лицо|физическими]] или [[юридическое лицо|юридическими]]) лицами.
 
К числу должностных лиц компании в праве англоязычных стран иногда также относят «[[корпоративный секретарь|секретаря компании]]». Данное лицо в обязательном порядке назначается участниками компании и отвечает за соблюдение установленных в отношении компаний процедурных требований законодательства и стандартов этики бизнеса. В практике деятельности российских компаний для аналогичных целей иногда назначают [[корпоративный секретарь|корпоративных секретарей]], но корпоративные секретари также не являются в российском праве «органом общества», поскольку самостоятельных полномочий не имеют.
 
Затруднения могут возникнуть и при передачи понятия «общее [[собрание акционеров]], участников» и под., поскольку в российской практике в название органа введено указание на ''тип участия'' в обществе (акционерное, долевое и пр.). В английской практике такое различение чаще всего не имеет место. Употребляется просто - General Meeting.
1116

правок