Семёнов, Григорий Михайлович: различия между версиями

→‎Эмиграция: Не тот Бахметев
(→‎Эмиграция: Не тот Бахметев)
== Эмиграция ==
[[Файл:Забайкальский_атаман_Григорий_Семёнов_с_женой_Еленой_Викторовной._1922_год,_Вашингтон.jpg|200 px|left|thumb|Атаман Семёнов с женой Еленой в Вашингтоне, 1922 год]]
После инцидента в порту Владивостока в 1921 году Семёнов вынужден был окончательно покинуть Россию. [[Белая эмиграция|Эмигрировав]] в [[Япония|Японию]], а затем в [[Китайская Республика (Тайвань)|Китай]], Семёнов вскоре уехал в [[США]] и [[Канада|Канаду]] просить помощи у [[Совет послов|Совета послов]] (В 1920 году царские послы организовались в Совет послов под председательством [[Бахметев, ГеоргийБорис ПетровичАлександрович|ГБ. ПАБахметьеваБахметева]], в прошлом крупного русского инженера, несколько лет до 1917 года стажировавшегося в США, который начал координировать из Вашингтона через Париж, Лондон и Токио всю финансовую помощь эмиграции), но не получил какой-либо помощи. Генерал [[Грейвс, Уильям Сидней|У. Грейвс]] (называвший Семёнова «убийцей, грабителем и самым отъявленным негодяем, который не просуществовал бы в Сибири и одной недели без защиты со стороны Японии»), а также сенатор [[Бора, Уильям|У. Бора]] предприняли попытку привлечь его к уголовной ответственности за зверства на Дальнем Востоке. Задержанному властями США атаману удалось добиться освобождения, после чего он уехал в Канаду<ref>{{Книга|автор=Иванян Э. А.|заглавие=Энциклопедия российско-американских отношений. XVIII-XX века.|ответственный=|издание=|место=Москва|издательство=Международные отношения|год=2001|страницы=|страниц=696|isbn=5-7133-1045-0|isbn2=}}</ref>, а позднее обосновался в Японии. С образованием в 1932 году подконтрольного Японии государства [[Маньчжоу-Го]] Семёнов вновь пытается вернуться в политику. Японцы предоставили атаману дом в [[Дайрен]]е, где он прожил до августа 1945 года, и назначили ежемесячную пенсию в 1000 золотых иен. Возглавлял [[Дальневосточный союз казаков]].
 
С 1934 года принимал участие в мероприятиях [[Бюро по делам русских эмигрантов в Маньчжурии|Бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжурской империи (БРЭМ)]], фактически являвшимся японским центром подготовки разведывательно-диверсионных групп из числа белоэмигрантов для заброски на территорию СССР. Показания генерала Л. Ф. Власьевского, сделанные с 26 по 30 августа 1946 года в ходе судебного следствия в Военной коллегии Верховного суда СССР, свидетельствуют о том, что атаман Г. Семёнов встречался в Мукдене с главой японской военной миссии в Харбине генералом Андо для решения вопроса об объединении всех эмигрантов в единую организацию путём создания Бюро по делам русских эмигрантов в Маньчжурии с целью консолидации белоэмигрантских сил на Дальнем Востоке для борьбы с советской властью{{sfn|Шишкин|1957|loc=Т. 5|с=36—37}}. О значении этого шага говорит тот факт, что до создания Бюро по делам русских эмигрантов в Маньчжурии имелось более 50 эмигрантских организаций, не имевших центрального руководства. Бюро по делам русских эмигрантов в Маньчжурии состояло из 5 отделов: печати и просвещения, военной подготовки, разведки и контрразведки, снабжения и благотворительности. Причём, во главе 1-го отдела стоял генеральный секретарь Русского фашистского союза (РФС, [[Российская фашистская партия]]) К. В. Родзаевский, а разведку и контрразведку возглавлял член бюро РФС М. А. Матковский{{sfn|Шишкин|1957|loc=Т. 5|с=22—23}}. При каждом отделе находился японский советник. Общее руководство советниками возлагалось на Окачи — секретаря начальника японской военной миссии в Харбине генерала Акикуса. Из протокола допроса Г. Семёнова от 27 октября 1945 г. явствует, что на курсах БРЭМ осуществлялось изучение терминологии, принятой в СССР, сапёрное дело, проводились тренировки по организации взрывов мостов и сбору военных сведений, отрабатывались навыки владения холодным и огнестрельным оружием. В этом же протоколе говорится о создании курсов разведчиков при редакции фашистского журнала «Нация», где с 1934 по 1938 г. прошли подготовку 200 эмигрантов, заброшенных затем в СССР