Тарвацкий, Ян Юлианович: различия между версиями

(→‎Революция 1905—1907 годов: стилевые правки)
В ноябре 1906 года он руководил сбором средств для помощи рабочим [[Лодзь|Лодзи]], где более 30 тысяч человек были уволены. Выступал перед пролетариями Дольного и Мокотовского районов, за год его ни разу не смогли задержать, хотя полиция сталкивалась с руководимыми им дружинами самообороны. Тюрьма Варшавской ратуши и тюрьма Павиак были переполнены арестованными. Тарвацкий входил в Бюро по защите политических в суде. Вместе с женой через Красный крест организовывал помощь заключенным. Охранке уже был известен некто Пытляс, но она не знала, что это Тарвацкий<ref name=":3">Каторга и ссылка, 1929, N 50, с. 7 сл.</ref>{{Sfn|Баранченко|1988|страницы=101}}.
 
На межрайонной общегородской партконференции в апреле 1907 года были избраны делегаты от Варшавской организации СДКПиЛ на [[V съезд РСДРП]] от Варшавской организации СДКПиЛ. Среди 44 товарищейтделегатов, в том числе и 11 от Варшавы, был Тарвацкий<ref>Участвовал в работе съезда как Пытлясиньский</ref>. Польские делегаты явились союзниками большевистской фракции и по большинству вопросов голосовали вместе с ленинцами. СДКПиЛ была представлена на съезде представляли [[Люксембург, Роза|Р. Люксембург]], Л. ТышкойТышка. Тарвацкого избрали членом мандатной комиссии съезда, в которой ленинцам пришлось отстаивать каждую кандидатуру против отводов со стороны меньшевиков и бундовцев. В ходе работы близко общался с [[Ленин, Владимир Ильич|В. И. Лениным]]. На съезде завязал много знакомств. Ян, подружилсянапример с латышами, с некоторыми из них он встречался впоследствии. Он был также среди делегатов, возлагавшихВозлагал венки на могилу Маркса, посетил крематорий, в которомгде были преданы огню останки Ф. Энгельса. БеседовалОбщался с гостями съезда [[Максим Горький|М. Горьким]], [[Кропоткин, Пётр Алексеевич|П. А. Кропоткиным]], другими известными людьми{{Sfn|Баранченко|1988|страницы=101}}.
 
По возвращении столкнулся с трудностями в революционной работе, в Польше свирепствовала реакция, множились провалы, аресты, смертные приговоры. ЗаВоенный суд Варшавы за 10 месяцев осадного положения в Польше военный суд Варшавы разобралрассмотрел более 900 дел, свыше половины процессов были групповыми. Приговоры выносилось как за принадлежность к социал-демократической партии, хранение запрещенной литературы и оружия, революционную агитацию, так и за тяжкие преступления: за политический и экономический террор, вооруженное сопротивление полиции, убийства провокаторов и шпиков<ref>Каторга и ссылка, 1925, N 19, с. 147 сл.</ref>. Усиление репрессий произошло после убийства в Лодзи 31 августа 1907 года фабриканта Зильберберга, совершенного рабочими в отместку за массовый локаут. Варшава заняла на тот момент первое место среди городов империи по числу вынесенных смертных приговоров{{Sfn|Баранченко|1988|страницы=101}}<ref>Ушерович С. Смертная казнь в царской России. Харьков. 1932, с. 411—412.</ref>.
 
В такой обстановке в июле в Варшаве состоялась межрайонная конференция СДКПиЛ. Впри нейучастии участвовали также делегатыделегатов V съезда РСДРП., Средисреди нихкоторых был и Тарвацкий. ЕмуЯн поручили действовать в- ходеучастник кампании по выборам в [[III Государственная дума|III Государственную думу]]. Он являлся также одним из организаторов рабочих страховых касс, рабочих кухонь для жертв локаутов и многодетных пролетариев. Обеды в них отпускались за полцены, а в некоторых случаях и бесплатно. Кухни создавались на общественных началах, средства для них шли путем сборовподписки среди сочувствующих. Он был членом правления общества «Знание» и клуба «Будущее», в котором читал лекции на вечерних и воскресных курсах «Университет для всех», «Курсах грамоты для взрослых» и при Обществе по распространению промышленных знаний<ref>Польский коммунистический календарь. М. 1920.</ref>. На доклады 30-летнего молодого человека с лицом ученого приходили из разных районов Варшавы, многие рабочие с трудом верили, что докладчик — рабочий завода Русско-Бельгийского товарищества{{Sfn|Баранченко|1988|страницы=101}}.
 
12 июня 1907 года на улице Бронной полиция захватила подпольную конференцию районной организации в [[Повонзки (район Варшавы)|Повонзках]], собравшуюся в слесарной мастерской. Кроме хозяина помещения и Тарвацкого арестовали ещё 16 человек. 31 июля он был заключен в [[Варшавская цитадель|Варшавскую цитадель]]. О положении там писала газета «Современное слово» от 30 мая 1908 года: «''Новые арестованные содержатся по 5 — 6 дней в полицейских участках или в канцелярии Охранного отделения, пока для них найдется место в какой- нибудь тюрьме. Пребывание в местах для арестованных в высшей степени мучительно. Они находятся в тесных грязных камерах-клетках по 20 — 30 человек. Нет никакой возможности спать лежа даже на голой земле. Нет там и скамеек. Они могут только стоять или сидеть на полу. На питание заключенных по тюремной раскладке тратится 9 коп. в день. В тюрьме при Варшавской ратуше в камерах, рассчитанных на 180 арестантов, находится около 500 лиц, в тюрьме Павиак вместо 300 человек содержится свыше 800, в фортах цитадели более 1200 заключенных. Только два раза в неделю разрешается передача пищи с воли для политических узников. Свиданий с ними трудно добиться. Режим в тюрьмах резко ухудшился''»{{Sfn|Баранченко|1988|страницы=102}}.
Тарвацкому инкриминировали принадлежность к СДКПиЛ, участие в партийной конференции, хранение нелегальной литературы, сборы денег в пользу партии. 26 октября он был временно освобождён под денежный залог. Подобные залоги были легальной формой прикрытия взяточничества. Это использовал член Главного правления СДКПиЛ Я. Ганецкий, имевший соответствующие связи среди судейских следователей. Они «потеряли» материалы дела против Тарвацкого, а ему было предложено до суда срочно покинуть пределы Королевства Польского<ref name=":3" />.
 
29 октября 1907 года Варшавскоепо жандармскоедонесению управлениеВаршавского доносиложандармского управления в [[Департамент полиции]], что «''по ходу предварительного следствия в дальнейшем содержании Тарвацкого под арестом надобности не встречается''». При этом продолжался розыск комитетчика Пытляса. В конце 1907 года Варшавское жандармское управление отметило: «''Что касается СДКПиЛ, то за истекшую неделю полицией задержано всего семь членов этой партии. После ряда ликвидации в мае и в июне с. г. выбыли из партии лучшие силы, она сильно подавлена и находится на полном упадке''». Тарвацкий вернулся в Варшаву в марте 1908 года и опять устроился на завод Русско-Бельгийского товарищества металлических изделий, где им дорожили как квалифицированным механиком. 18 августа 1908 году Варшавский военно-окружной суд 18 августа 1908 года рассмотрел дело по обвинению 18 делегатов Повонзковской районной конференции СДКПиЛ и приговорил 14 подсудимых к поселению в Сибири, а четверых оправдал, в том числе и Тарвацкого. Однако 19 июля 1909 года его арестовали и подвергли административной высылке из [[Привислинский край|Привислинского края]] «''за вредное направление''». Однако вВ том же году он вернулся в Варшаву. Профсоюзы были распущены, их собрания запрещены, хозяева предприятий объявляли локауты{{Sfn|Баранченко|1988|страницы=102}}.
 
В 1910 году наметилось некоторое оживление рабочего движения в Польше. В Варшаве прошли стачки металлистов, плотников, трамвайщиков, пекарей с экономическими требованиями. Девять недель бастовали 1700 рабочих на заводе «Вулкан». Соблюдая строгую конспирацию, Тарвацкий помогал стачечникам выработать свои требования, организовывал сбор средств в помощь нуждавшимся забастовщикам. Профсоюзы не были восстановлены, поэтому кассы взаимопомощи не имели денег для поддержки участников массовых стачекзабастовок, длившихся по два месяца и более месяцев{{Sfn|Баранченко|1988|страницы=103}}.
 
=== В ссылке в Енисейске ===
Вплоть до 1914 года Ян официально трудился механиком. Когда началась [[Первая мировая война]], он сразу занял ленинскую (пораженческую) позицию и повёл антивоенную агитацию<ref>Kalendarz Komunistyczny, 1920. Smolensk. 1921.</ref>. В апреле 1915 года на сходке в одной из рабочих кухонь он был арестован. Распоряжением варшавского генерал-губернатора он подлежал ссылке в [[Енисейская губерния|Енисейскую губернию]], но нарядуиз нужд оборонной промышленности с другими ссыльными был вывезен в [[Тверь]] игде стал рабочим снарядного завода. ИзПоследовало прошение из [[IV Государственная дума|IV Государственной думы]] последовало прошение на имя председателя Совета министров с ходатайством об отмене ссылки Тарвацкого в Сибирь как «''нужного рабочего''». Однако его туткак жевыявленного неблагонадёжного сослали в Енисейский край на 8 лет. Он был определён в [[Енисейск]], где устроился слесарем в мастерских. ВскореТуда приехалавскоре тудаперехала и его жена Стефания с двумя дочерьми{{Sfn|Баранченко|1988|страницы=103}}.
 
В Енисейске Тарвацкий оказался в кругусреди ссыльных — видных деятелей РСДРП. В край обычно ссылались наиболее опасные политические. Почти все они в годы войны попали туда после каторги, а не как административно-ссыльные. ИхВсего проживалоих там проживало несколько сот человек, в том числе депутаты IV Государственной думы большевики [[Бадаев, Алексей Егорович|А. Е. Бадаев]], [[Муранов, Матвей Константинович|М. К. Муранов]], [[Самойлов, Фёдор Никитич|Ф. Н. Самойлов]], [[Шагов, Николай Романович|Н. Р. Шагов]], и до его отправки в Якутск [[Петровский, Григорий Иванович|Г. И. Петровский]]. Они прибыли в ссылку в мае 1915 года, незадолго до Тарвацкого{{Sfn|Баранченко|1988|страницы=103}}<ref>Вардин Н. Политическая ссылка накануне революции. — Пролетарская революция, 1922, N 5, с. 92, 122.</ref>.
 
Тарвацкий трудился по найму, со многими ссыльными подружился, встречались они обычно по воскресеньям. «Енисейцы» поддерживали постоянную связь с «туруханцами»сыльными [[Туруханск|Туруханска]], в том числе с [[Свердлов, Яков Михайлович|Я. М. Свердловым]], имели почтовый контактпереписку с [[Минусинск]]ом и [[Красноярск]]ом. Среди местных большевиков не оказалосьбыло «[[Оборонцы|оборонцев]]», и все они вели антивоенную агитацию. После [[Февральская революция|Февральской революции]] и последовавшей амнистии, у многих поселенцев не было средств для возвращения. В Енисейске организовали комиссию по оказанию им помощи которую возглавил Тарвацкий. В фондах [[Государственный музей Революции|Государственного Музея революции]] в Москве имеется фотография заседаний этой комиссии в составе Тарвацкого, латышки Е. Румбы и уроженца Бессарабии Ф. Березовского. Комиссия связалась со Всероссийским общественным комитетом помощи амнистированным политкаторжанам и ссыльным, откуда получила денежные и материальные средства{{Sfn|Баранченко|1988|страницы=103}}.
 
В марте 1917 года Тарвацкий был избран в состав ревкома и в Совет рабочих депутатов Енисейска по списку большевиков, затем стал председателем горсовета. К лету он с семьей возвратился в Европейскую Россию. Польша была оккупированы австро-германскими войсками и Тарвацкий оказался в Москве. Тут находились многие поляки-соционалисты, занимавшиеся партийной деятельностью и антивоенной пропагандой среди военнопленных. У него открылся [[Туберкулёз лёгких|туберкулез]] и его отправили на лечение в Крым в [[Алупка|Алупку]], в санаторий для бывших политкаторжан и ссыльных{{Sfn|Баранченко|1988|страницы=104}}.