Не ждали: различия между версиями

860 байт добавлено ,  1 месяц назад
дополнение
(дополнение)
(дополнение)
Несмотря на это, в 1888 году Третьяков и Репин договорились о дальнейшей доработке полотна. В письме от 22 июля Репин просил при первой возможности прислать ему картину «Не ждали» и портрет [[Глинка, Михаил Иванович|Михаила Глинки]], а 13 августа Третьяков подтвердил, что обе вещи, наконец, посланы. В том же письме Третьяков писал художнику: «Ужасно опасаюсь, как бы Вы, желая лучше, не сделали хуже, ведь художники часто портят свои вещи. Хорошо бы снять фотографию с головы, а то и лучше сделаете, а мне будет хуже казаться, и без сравнения нет доказательств — кто прав!»{{sfn|И. Е. Репин|1946|с=135}} В письме от 29 августа Репин подтверждал получение — «вещи пришли идеально хорошо» — и рассказывал о своей работе над картиной «Не ждали»: «…кажется, я, наконец, одолел ''его''», «картина „''запела''“»{{sfn|И. Е. Репин|1946|с=135}}. 18 сентября художник сообщил, что накануне обе картины — «Не ждали» и портрет Глинки — были посланы обратно в Москву{{sfn|И. Е. Репин|1946|с=135}}. Искусствовед [[Лясковская, Ольга Антоновна|Ольга Лясковская]] полагает, что последняя доработка была проделана «по почину Репина, а не Третьякова», который, впрочем, не препятствовал желанию художника переписать голову входящего ссыльного. При этом, даже если фотография с предыдущей версии полотна и была сделана, она, по всей видимости, не сохранилась{{sfn|О. А. Лясковская|1982|с=237}}.
 
По мнению искусствоведа [[Юденкова, Татьяна Витальевна|Татьяны Юденковой]], в окончательном варианте 1888 года Репин «воскрешает трагическую фигуру писателя {{nobr|В. М. Гаршина}}, но не внешними своими данными, хотя и здесь можно найти определённое сходство, а некоторой хрупкостью и ранимостью (не слабостью) человеческой души и характера, всего внутреннего строя личности…»{{sfn|Т. В. Юденкова|2019|с=30}}.
 
=== Последующие события ===
 
По мнению искусствоведа [[Фёдоров-Давыдов, Алексей Александрович|Алексея Фёдорова-Давыдова]], картина «Не ждали» — «выдающееся полотно Репина по красоте и мастерству её живописного решения». Фёдоров-Давыдов отмечал, что написанная в [[пленэр]]е картина наполнена светом и воздухом, а «её светлый [[колорит]] сообщает ей смягчающую драму мягкую и светлую лиричность». По словам Фёдорова-Давыдова, «найдя и показав действительных героев своего времени, художник совершил большой шаг вперёд в развитии и [[Жанровая живопись|жанровой]] и [[Историческая живопись|исторической живописи]]» и «достиг их особого слияния, которое открывало возможность исторической живописи на современные темы»{{sfn|А. А. Фёдоров-Давыдов|1975|с=573}}{{sfn|А. А. Фёдоров-Давыдов|1989|с=70}}.
 
Искусствовед [[Юденкова, Татьяна Витальевна|Татьяна Юденкова]] отмечала, что картина «Не ждали», несомненно, «занимает одно из важнейших мест в истории русской художественной культуры второй половины XIX века»{{sfn|Т. В. Юденкова|2019|с=3}} и является одним из самых главных произведений русского [[Реализм (живопись)|реализма]] XIX века. По словам Юденковой, полотно «Не ждали» представляет собой «важный эпилог и венец» серии народнических картин Репина{{sfn|Т. В. Юденкова|2019|с=39}}.
 
== См. также ==