Повесть о разорении Рязани Батыем: различия между версиями

Давыд муромский также назван Ингваревичем, но Давыд Юрьевич умер в 1228 году, а в 1237 году муромским князем был его сын. Княжества Муромское и Рязанское разделились ещё в 1155 году со смертью [[Ростислав Ярославич|Ростислава Ярославича]] и далее лишь иногда объединяли свои усилия под общим руководством владимирских князей. [[Новгородская первая летопись]]<ref>[http://yakov.works/acts/12/pvl/novg24.htm НОВГОРОДСКАЯ ПЕРВАЯ ЛЕТОПИСЬ СТАРШЕГО ИЗВОДА (Синодальный список)]</ref> упоминает в борьбе с монголами в 1237 году и муромских князей. Леонтий Войтович<ref>Л. Войтович [http://litopys.org.ua/dynasty/dyn28.htm КНЯЗІВСЬКІ ДИНАСТІЇ СХІДНОЇ ЄВРОПИ]</ref> признаёт как саму [[Битва на Воронеже|битву на Воронеже]], так и участие и гибель в ней [[Юрий Давыдович|Юрия Давыдовича]] и его двоюродного брата [[Олег Юрьевич|Олега Юрьевича]] муромских.
 
Битва на Воронеже упоминается только в Повести, однако некоторые параллели можно проследить в Новгородской первой летописи, которая сообщает, что русские князья монголов ''не пускающе ко градомъ, выидоша противу имъ в Воронажь''. Слово ''против'' может означать направление и не указывать на битву. Князья заявили ''аще нас не будет всѣх, то все то ваше будет'', а затем пропустили монгольских послов к [[Юрий Всеволодович|Юрию Всеволодовичу владимирскому]]. ТакоеТак заявлениемонголам сделалответил, согласно Повести, Фёдор Юрьевич на переговорах, за что был убит, однако военное столкновение на том этапе сомнительно.
 
Согласно Повести, рязанские князья сразу при появлении монголов на границе обратились за помощью к Юрию. Новгородская летопись говорит в точности то же, что и Повесть, что он хотел с монголами ''особую брань створити''. Но Повесть об этом говорит ещё до событий на Воронеже, а летопись — после, в этом случае рязанские послы должны были придти во Владимир в одно время с монгольскими послами. [[Галицко-Волынская летопись]]<ref>[http://www.bibliotekar.ru/rus/86.htm Галицко-Волынская летопись]</ref> и вовсе говорит, что о нашествии сообщил владимирскому князю бежавший из Пронска уже после падения Рязани Всеволод Михайлович.