Повесть о разорении Рязани Батыем: различия между версиями

 
=== Князья ===
 
Повесть, как правило, путает отчества муромо-рязанских князей, но в целом верно передаёт их имена. Прежде всего, рязанским князем действительно был [[Юрий Ингваревич]], и у него был брат [[Олег Ингваревич|Олег]]. Однако [[Ингварь Игоревич|Ингварь]] был не братом Юрия, а, согласно [[Воскресенская летопись|Воскресенской летописи]], отцом, и умер, согласно [[Татищев В. Н.|Татищеву В.Н.]], в 1235 году и соответственно быть в Чернигове и затем возвращаться на пепелище Рязани в 1237 году не мог. Единственный уцелевший князь, Олег Ингваревич, был отпущен из монгольского плена только в 1252 году, причём о его пленении (на Воронеже) сообщает Повесть, а о возвращении — [[Лаврентьевская летопись]].
 
Всеволод пронский назван Ингваревичем, однако в действительности был, согласно [[БРЭ]], [[Всеволод Михайлович|Михайловичем]]. Глеб Ингваревич коломенский не имеет прототипа, в битве у Коломны погиб брат Юрия рязанского [[Роман Ингваревич|Роман]], но в летописи он назван не коломенским князем, а главой войск, не севших в осаду в Рязани и отступивших к Коломне на соединение с владимирцами.
 
Давыд муромский также назван Ингваревичем, но Давыд Юрьевич умер в 1228 году, а в 1237 году муромским князем был его сын [[Юрий Давыдович|Юрий]]. Княжества Муромское и Рязанское разделились ещё в 1155 году со смертью [[Ростислав Ярославич|Ростислава Ярославича]] и далее лишь иногда объединяли свои усилия под общим руководством владимирских князей. [[Новгородская первая летопись]]<ref>[http://yakov.works/acts/12/pvl/novg24.htm НОВГОРОДСКАЯ ПЕРВАЯ ЛЕТОПИСЬ СТАРШЕГО ИЗВОДА (Синодальный список)]</ref> упоминает в борьбе с монголами в 1237 году и муромских князей. Леонтий Войтович<ref>Л. Войтович [http://litopys.org.ua/dynasty/dyn28.htm КНЯЗІВСЬКІ ДИНАСТІЇ СХІДНОЇ ЄВРОПИ]</ref> признаёт как саму [[Битва на Воронеже|битву на Воронеже]], так и участие и гибель в ней [[Юрий Давыдович|Юрия Давыдовича]] и его двоюродного брата [[Олег Юрьевич|Олега Юрьевича]] муромских.
 
Повесть говорит о гибели Юрия Ингваревича на Воронеже, а [[Галицко-Волынская летопись]] — о его пленении при падении Рязани. Затем он был доставлен к Пронску[[Пронск]]у, где укрывалась его княгиня, она также была пленена, причём в обоих случаях говорится, что монголы их «''изведоша на лести''», то есть захватили обманом. Затем оба были убиты.
 
=== Битва на Воронеже ===
 
Слова Повести о том, что рязанцы «''многие сильные полки Батыевы проезжали насквозь''», в точности воспроизводят монгольскую тактику и косвенно подтверждают то, что битва могла иметь место в действительности.
 
 
=== Просьбы о помощи ===
 
Согласно Повести, рязанские князья сразу при появлении монголов на границе обратились за помощью к Юрию. Новгородская летопись говорит в точности то же, что и Повесть, что он хотел с монголами «''особую брань створити''». Но Повесть об этом говорит ещё до событий на Воронеже, а летопись — после, в последнем случае рязанские послы должны были придти во Владимир в одно время с монгольскими послами. [[Галицко-Волынская летопись]]<ref>[http://www.bibliotekar.ru/rus/86.htm Галицко-Волынская летопись]</ref> и вовсе говорит, что о нашествии сообщил владимирскому князю бежавший из Пронска уже после падения Рязани Всеволод Михайлович, но здесь речь могла идти уже о разорении земли.
 
Согласно Татищеву В.Н., за помощью рязанцы обратились и к [[Михаил Всеволодович|Михаилу черниговскому]], и тот ответил отказом за то, что «''резанские с ними на [[Битва на Калке|Калк]] не пошли''» в 1223 году. Обращение за помощью в Чернигов, хотя и не упоминается в Повести, сочетается с известиями Повести о нахождении в Чернигове Евпатия Коловрата и Ингваря Ингваревича. И в частности Греков И. Б. делает очевидное сопоставление, что Евпатий Коловрат был тем самым послом, который был отправлен в Чернигов за помощью.