Рудаков, Аполлинарий Васильевич: различия между версиями

Дополнение и источник
(исправление, викификация, дополнение, источник)
(Дополнение и источник)
 
Родился [[9 июня]] [[1871 год]]а в городе [[Ленкорань]] [[Бакинская губерния|Бакинской губернии]] в небогатой семье Василия Трофимовича Рудакова, служащего транспортной конторы, и его супруги Капитолины Ивановны, дочери священника. В 1883 году, после смерти вследствие тяжёлого ожога Василия Трофимовича, семья перебралась в Санкт-Петербург. В Петербурге Аполлинарий поступил в [[Седьмая Санкт-Петербургская гимназия|седьмую гимназию]]<ref>Центральный государственный исторический архив Санкт-Петербурга. Ф. 14. — Оп.3. — Д. 28171. — Л. 2, 2 об.</ref> и наряду с учёбой давал частные уроки<ref>А. В. Рудаков признавался: «Я начал зарабатывать [на жизнь] с 15 лет от роду, давая уроки. Необеспеченность личная и в семье продолжалась до окончания мною курса в университете» / Приморский государственный объединённый музей имени В. К. Арсеньева. Ф. 2. — Оп. 1. — Д. 6. — Л. 21.</ref>, чтобы прокормить семью. В гимназии проявил исключительные лингвистические способности и изучил греческий, французский, латинский и немецкий языки. Был дружен с Анатолием Арсеньевым — старшим братом [[Арсеньев, Владимир Клавдиевич|В. К. Арсеньева]]<ref>''Врадий С. Ю.'' Профессор китаеведения А. В. Рудаков // Известия Восточного института. — 1999. — № 5. — С. 68—73. </ref>, их дружба продолжалась и во [[Владивосток|Владивостоке]].
 
В 1891 году, после окончания седьмой классической гимназии<ref>ЦГИА СПб. Ф. 14. — Оп. 3. — Д. 28171. — Л. 2, 2 об.</ref>, А. В. Рудаков поступил на [[Восточный факультет Санкт-Петербургского государственного университета|восточный факультет]] [[Императорский Петроградский университет|Петербургского университета]], где обучался по китайско-монгольско-маньчжурскому разряду под руководством крупнейших востоковедов того времени — китаиста [[Васильев, Василий Павлович|В. П. Васильева]], доктора монгольской и калмыцкой словесности [[Позднеев, Алексей Матвеевич|А. М. Позднеева]], специалиста по [[Маньчжурия|Маньчжурии]] и [[Тибет]]у [[Ивановский, Алексей Осипович|А. О. Ивановского]], лектора-китайца Гао Иньции. Во время обучения в вузе его лингвистические способности А. В. Рудакова проявились ещё ярче — к моменту окончания университета он знал [[Латинский язык|латинский]], [[Греческий язык|греческий]], [[Немецкий язык|немецкий]], [[Французский язык|французский]], [[Английский язык|английский]], [[Китайский язык|китайский]], [[Маньчжурский язык|маньчжурский]], [[Монгольский язык|монгольский]] и [[Калмыцкий язык|калмыцкий]] языки<ref>ЦГИА СПб. Ф. 14. — Оп. 3. — Д. 28171. — Л. 2, 2об.</ref>. Вуз он окончил в 1896 году с дипломом первой степени и с отличными баллами по выпускным экзаменам<ref>«Испытательная комиссия восточных языков, — вспоминал А. В. Рудаков в автобиографии, — 17 мая 1896 удостоила меня диплома I степени, выданного 2 сентября 1896 за № 9196» / ПГОМ. Ф. 2. — Оп. 1. — Д. 5. — Л. 1.</ref>.
 
По окончании университета А. В. Рудаков вместе с П. П. Шмидтом былбыли направленнаправлены в трёхгодичную командировку в [[Империя Цин|Китай]]Пекин для совершенствования своих знаний по китайскому языку, культуре и истории страны, а также для ознакомления с важнейшими практическими пособиями и методами преподавания преподавания китайского языка иностранцами<ref>{{Статья|автор=Григорович С. С.|заглавие=Из истории отечественного востоковедения (Владивостокский Восточный институт в 1899—1916 гг.)|год=1957|издание=Советское востоковедение|тип=журнал|номер=4|страницы=133—134}}</ref>. Летом 1900 года была опубликована его первая книга, созданная по материалам китайской командировки, — «Общество [[Ихэтуаньское восстание|И-Хэтуань]] и его значение в событиях на Дальнем Востоке».
 
Указом императора Николая II от 13 августа 1899 года 28-летний Рудаков был назначен исполняющим должность профессора китайского языка [[Восточный институт (Владивосток)|Восточного института]]<ref>''Трубич О. А.'' Развитие востоковедческого образования на Дальнем Востоке России // «О Камчатке и странах, которые в соседстве с нею находятся...»: материалы XXVIII Крашенинниковских чтений / М-во культуры Камчатского края, Камчатская краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. — Петропавловск-Камчатский, 2011. — С. 206—209.</ref>, созданного [[Позднеев, Алексей Матвеевич|А. М. Позднеевым]], его учителем. В институте читал лекции по истории, географии и этнографии Востока, китайской филологии, современной истории Китая, Кореи, Японии, социально-экономической и культурной истории Маньчжурии. Неоднократно совершал научные командировки в Китай, в частности проехал в кибитке через [[Монголия в составе Цинской империи|Монголию]] и пустыню [[Гоби]], проплыл на пароходе через [[Шанхай]] и [[Нанкин]] по реке [[Янцзы]]. В мае—июне 1900 года посетил Южную Маньчжурию, где был свидетелем движения Ихэтуаней<ref>''Рудаков А. В.'' Общество И-хэ-туань и его значение в последних событиях на Дальнем Востоке. По официальным данным. — Владивосток, 1901. — 77 с.</ref>. Среди прочего, занимался изучением книгохранилищ и архивов резиденций маньчжурских императоров в [[Мукден]]е, [[Хуньчунь|Хуньчуне]] и [[Цицикар]]е. Часть книг из этих хранилищ, пострадавших от боевых действий [[Русско-японская война|русско-японской войны]], была вывезена им в Россию и пополнила библиотеку Восточного института.
 
В 1904 году Рудаков был официально утверждён в должности профессора. В 1905 году при его активном участии был урегулирован конфликт между преподавателями Восточного института и революционно настроенными студентами. Во многом благодаря этому год спустя, в 1906 году, он был избран новым директором института на смену [[Позднеев, Дмитрий Матвеевич|Д. М Позднееву]] — брату А. М. Позднеева, который подал в отставку из-за студенческих выступлений. Занимал пост директора 11 лет, вплоть до революции 1917 года. На этом посту внёс большой вклад в развитие института. Были обустроены и расширены общежития для стипендиатов, создана дешёвая студенческая столовая, оборудована типография с уникальными восточными шрифтами. Была значительно пополнена институтская библиотека, в ней, в частности, были собраны уникальные китайские, маньчжурские и тибетские [[ксилограф]]ы. При Рудакове библиотека Восточного института стала одним из лучших востоковедных хранилищ мира, соперничая с фондом восточных рукописей [[Британский музей|Британского музея]] (а по хранению маньчжурских рукописей — даже превосходя его). Активно развивалось международное сотрудничество — институт обменивался научной информацией с Неаполитанским Восточным институтом, [[Императорская библиотека Японии|Императорской библиотекой Японии]], [[Токийский университет|Токийским]], [[Киотский университет|Киотским]] и [[Берлинский университет имени Гумбольдта|Берлинским]] университетами.
Ещё одним достижением А. В. Рудакова на посту ректора стало открытие в институте двух новых научных направлений — [[японоведение|японоведения]] и [[корееведение|корееведения]]. Восточный институт стал одним из первых в страну высших учебных заведений, где преподавались японский и корейский языки. Несколько раньше их начали преподавать в Петербургском университете. Но там (в отличие от Восточного института), во-первых, занятия вели только носители языка из состава японской и корейской дипломатических миссий, а во-вторых, изучался только письменный, а не разговорный, язык. Началось при Рудакове и преподавание в институте монгольского языка, организованное профессором [[Цыбиков, Гомбожаб Цэбекович|Г. Ц. Цыбиковым]].
 
В 1918 году на базе Восточного института был создан восточный факультет Государственного Дальневосточного университета. Бывший директор Восточного института А. В. Рудаков, потерявший пост директора, был назначен профессором китайской словесностиязыка и китаеведения этого факультета<ref>Архив Востоковедов. ТамФ. 96. — Оп. 1. — Ед. хр. 82. — Л. 9.</ref>, онпроработав проработалтам до июлясамого закрытия ГДУ в июле 1939 года. ПослеНа расформированиявосточном факультете ГДУ преподавалчитал следующие курсы: «Торгово-промышленная деятельность Китая, коммерческая и таможенная терминология и документы», «Коммерческая и деловая корреспонденция», «Интерпретация текстов по Вэду (курс практический)», «Разговорный, современный официальный литературный китайский язык на„Гунь-хуа-чжи-нань“, военноммандаринское отделениинаречие, Институтгофюй востоковеденияи фонетика мандаринского наречия, впоследствии —торговые наи курсахофициальные военныхдокументы», переводчиков«Основные [[Тихоокеанскийэлементы флоткитайского литературного языка, газетный стиль, чтение современных газет, пересказ на ВМФбай-хуа России|Тихоокеанского(практический флота]]стиль)».
 
После расформирования ГДУ преподавал китайский язык на военном отделении Институт востоковедения, впоследствии — на курсах военных переводчиков [[Тихоокеанский флот ВМФ России|Тихоокеанского флота]].
После установления во Владивостоке советской власти у профессора был отобран построенный им двухэтажный домик на Голубинке. Впоследствии, в 1935 году, ему предоставили квартиру на первом этаже Дома специалистов на улице Суханова, где он и прожил до самой смерти. В 1946 году, незадолго до смерти, опубликовал в газете «Красное знамя» статью с призывом восстановить Восточный институт<ref>«Красное знамя». — Владивосток. — 25 мая 1946 г. — № 121. </ref>, однако власти проигнорировали этот призыв. Возрождение института произошло только в 1990-е годы, когда был создан Восточный институт ДВГУ (ныне — [[Восточный институт — Школа региональных и международных исследований ДВФУ]]).
 
В течение многих лет являлся экспертом и переводчиком во Владивостокском суде по китайским делам; впервые перевёл на китайский язык часть советского Кодекса законов о труде (статьи 69—151).
 
После установления во Владивостоке советской власти у профессора был отобран построенный им двухэтажный домик на Голубинке. Впоследствии, вВ 1935 году, емуА. В. Рудакову предоставили квартиру на первом этаже Дома специалистов на улице Суханова, где он и прожил до самой смерти. В 1946 году, незадолгоза три года до смерти, опубликовал в газете «Красное знамя» статью с призывом восстановить Восточный институт<ref>«Красное знамя». — Владивосток. — 25 мая 1946 г. — № 121. </ref>, однако власти проигнорировали этот призыв. Возрождение института произошло только в 1990-ех годыгодах, когда был создан Восточный институт ДВГУ (ныне — [[Восточный институт — Школа региональных и международных исследований ДВФУ]]).
 
А. В. Рудаков, видимо, первым в России приступил к специальному исследованию классического китайского романа «[[Сон в красном тереме]]». На протяжении всей жизни он готовил полный перевод романа на русский язык, который был утрачен в 1930—1940-х годах<ref>{{Cite web|url=http://refleader.ru/poljgeatyrnarna.html|title=Виды иносказательности в романе «Сон в красном тереме»|publisher=refleader.ru|accessdate=2018-12-01}}</ref>.
Скончался [[11 мая]] [[1949 год]]а во Владивостоке. Похоронен на Морском кладбище.
 
А. В. Рудаков — автор около 2022 учебных пособий, руководств и словарей, множества статей<ref>Приморский государственный объединённый музей им. В. К. Арсеньева (ПГОМ). Ф. 2. — Оп. 1. — Д. 6. — Л. 21.</ref>. Опубликовал и ввёл в научный оборот множество текстов на китайском языке. В 1903 году в Петербургском университете ему была присвоена учёная степень [[магистр]]а китайской словесности — за работу «Материалы по истории китайской культуры в [[Цзилинь (провинция)|Гиринской провинции]]». Среди его учеников — синологи [[Панкратов, Борис Иванович|Б. И. Панкратов]], И. Г. Баранов, [[Хионин, Алексей Павлович|А. П. Хионин]], А. Спицын, [[Маракуев, Александр Владимирович|А. В. Маракуев]], Н. К. Новиков, [[Сладковский, Михаил Иосифович|М. И. Сладковский]], Г. Ф. Астафьев, [[Вяткин, Рудольф Всеволодович|Р. В. Вяткин]].
 
== Семья ==
Дочь — Т.Татьяна А.Аполинарьевна Каракаш (урождённая Рудакова). Внучка — Екатерина Дмитриевна Каракаш, в 2009 году с отличием окончила факультет японоведения Восточного института ДВГУ, ныне преподаёт японский язык в одном из вузов Москвы.
 
== Память ==