Новые правые (Германия): различия между версиями

м
Социолог Рейнхард Опиц называет новых правых неофашистами из-за отсутствия у них связей с конкретной политической партией и наличием идеологической преемственности с ультраправыми группами Веймарской республики<ref>Reinhard Opitz: ''Faschismus und Neofaschismus'', Pahl-Rugenstein, Bonn 1996, ISBN 3-89144-209-2, S. 227f.</ref>.
 
Впервые в конце 1980-х Вольфганг Гессенхартер назвал «интеллектуальных новых правых» «связующим звеном между неоконсерватизмом и правым радикализмом». Эта характеристика до сих пор формирует дискуссию в политической науке и в средствах массовой информации<ref>Wolfgang Gessenharter, Thomas Pfeiffer: ''Die Neue Rechte – Eine Gefahr für die Demokratie?'' Wiesbaden 2004, S. 33, 53.</ref>. Он отличает новых правых от правых экстремистов следующим образом: «Чтобы присвоить партиям, идеологиям, людям [...] термин «правые экстремисты», необходимо, чтобы они продемонстрировали «усилия по устранению основ свободного демократического порядка»... «Если доказать это невозможно», ― продолжает он ― «то тогда следует говорить о «правом радикализме», а не экстремизме. Правые радикалы, тем не менее, по-прежнему осуществляют (более или менее массовую) фундаментальную критику центральных конституционных норм»<ref>Wolfgang Gessenharter: ''Was ist Rechtsextremismus? Zentrale Aspekte eines vielschichtigen Problems'', in: Spöhr, Holger/Kolls, Sarah (Hrsg.): ''Rechtsextremismus in Deutschland und Europa. Aktuelle Entwicklungstendenzen im Vergleich'', Frankfurt u.&nbsp;a.: Peter Lang 2010, S. 27–43</ref>.
 
С другой стороны, политолог Армин Пфаль-Траугбер чётко приписывает «новым правым» приверженность экстремизму. Помимо партий и активистов, они представляют «интеллектуальную» часть этого лагеря, который стремится к достижению общественного влияния через СМИ, издательства и институты гражданского общества. Важными темами их «теоретических кружков» являются этноплюрализм, исторический ревизионизм и эзотеризм. Многие представители «новых правых» критически настроены против основополагающих принципов демократического правового государства и, следовательно, должны быть квалифицированы как противники демократии<ref>Armin Pfahl-Traughber: ''Rechtsextremismus in der Bundesrepublik'' 1999/2001, S. 40–50</ref>.