Ваза: различия между версиями

29 959 байт убрано ,  10 лет назад
== Древнегреческие вазы ==
[[Файл:Portland Vase BM Gem4036 n5.jpg|thumb|230px|[[Портлендская ваза]] (I в. до н.э.)]]
-- идет перечисление рисунков, а где сами рисунки или фото ?
 
1. Бутылка. 2. Додуэлевская ваза (Коринф). 3. Келева. Париж. 4. Панафинейская амфора. Афины. 5. Черпалка (киатос). 6. Сосуд для масла (лекитос). Афины. 7. Стамнос. 8. Сосуд для масла (Афины). 9. Сосуд для вина. 10. Небольшой сосуд в натуральную величину.
 
Прилагаемая при сем хромолитографическая таблица и рисунки, помещенные в тексте, могут дать читателю понятие о главных, наичаще встречающихся типах ваз. Среди сосудов, служивших для хранения хозяйственных припасов, первое место по своей величине занимает пифос, имеющий общую форму огромного яйца, обращенного острым концом вниз и снабженного вверху довольно широким отверстием с крышкой; такой сосуд не мог стоять, а втыкался нижним концом своим в землю или же помещался на особой подставке; впрочем, нижний конец пифоса делался иногда усеченным, и тогда его можно было ставить прямо на пол. Вверху, на высоте наибольшего расширения яйца, к сосуду приделывались четыре или даже шесть ручек. Стамнос (табл., фиг. 7) и амфорей или амфора (табл., фиг. 4) относятся также к разряду хозяйственных сосудов и употреблялись преимущественно для вина и масла. Стамносом, впрочем, пользовались чаще в храмах, особенно при обрядах вакхического культа, и нередко сосуды этого рода, наполненные вином и оливковым маслом, приносились в святилища богов, как обетные дары. По форме стамнос, подобно пифосу, походит на яйцо со срезанными тупым и острым концами, из которых последний приходится на низ. Верхнее, довольно широкое отверстие увенчивается шейкой с выгнутым наружу краем, а к низу приделана невысокая ножка, на которой сосуд держится вполне устойчиво. Две небольшие ручки, в виде загнутых кверху рогов, выступают на некоторой высоте из корпуса сосуда. Что касается до амфоры, то она отличается от стамноса лишь более легкой и грациозной формой, более узкой и высокой шейкой и парой ручек, выходящих одним концом из корпуса сосуда и примыкающих другим к шейке. Амфора, мало-помалу, стала у греков любимой формой сосудов и, с течением времени, подвергалась различным видоизменениям. Встречаются амфоры весьма крупной величины и амфоры очень небольшие; амфоры без всяких украшений, служившие для будничного домашнего обихода, и великолепные амфоры, обильно разукрашенные живописью и лепной работой, не имевшие никакого практического назначения, а составлявшие предмет любительской роскоши, как о том можно заключать по тому, что у них не было даже дна. Название кратер было присвоено вазам значительного размера, в которых вино разбавлялось водой и вообще смешивались жидкости (рис. 1).
 
Рис. 1.
 
Существует несколько разновидностей этих сосудов; но общими отличительными их признаками являются более или менее возвышенная, красиво профилированная ножка с широким основанием; корпус в виде опрокинутого колокола, разделяющийся на два пояса — нижний, выгнутый, и верхний, вогнутый, и пара ручек, приставленных к средине корпуса и иногда примыкающих верхним концом своим к шейке широкого жерла. Келева (табл., фиг. 3) — сосуд, составляющий видоизменение кратера и родственный также с амфорой, отличается от них только тем, что корпус его более одутловат, края жерла резко загнуты извне, а ножка не столь высока. Для носки воды греки пользовались гидрией (рис. 2) — кувшином о трёх ручках, из которых две меньшие, приставленные горизонтально по обе стороны корпуса, служили для того, чтобы поддерживать сосуд, когда несешь его на голове, а третья, длинная ручка, прикрепленная вертикально и примыкающая к шейке, помогала наклонять сосуд при выливании из него воды.
 
Рис. 2.
 
Большое сходство с современными нам кувшинами имеют также прохусы — сосуды для черпания и наливания жидкостей (табл., фиг. 1, 9 и 10), носившие, кроме того, название энохое в том случае, когда употреблялись для вина. Главные их особенности — грациозно-изогнутая ручка и горлышко, снабженное рыльцем. Иногда сосуд имел не одно, а нескольцо рыльцев. Сосуды для питья можно распределить на две категории: на чаши и кубки. Самая употребительная из чаш называлась киликсом (рис. 3).
 
Рис. 3.
 
Это была ваза с очень легкой ножкой или совсем без оной, с более или менее плоским корпусом и парой ручек. Большой киликс, в котором ножка заменена низким основанием, был известен под названием лепасты. Разновидность того же сосуда составлял киаф, киатос (табл., фиг. 5), чаша об одной ручке. Если же у киликса отнять и ручки и всякую подставку, то получится фиал — наипростейшая из чаш, употреблявшихся в древнеэллинском быту. К киликсам можно причислить также особый род чаши, заимствованный греками ещё в глубокой древности от скифов и потому называвшийся скифосом. Он считался сосудом Геракла и нередко изображался в его руках. Отличие его от прочих видов чаш состояло в более широком и глубоком вместилище для вина, низком борте вместо ножки, ручках, примкнутых горизонтально к верхнему краю сосуда, а иногда и в отсутствии ручек. Из кубков особенного внимания заслуживает канфар (рис. 4) — сосуд, особенно любимый Дионисом и употреблявшийся в обрядах его культа.
 
Рис. 4.
 
Он представляет собой широкий кубок на ножке, снабженный парой очень высоких ручек и украшенный изображениями, относящимися к циклу сказаний о боге виноделия. Деликатность форм и отделки некоторых ваз, равно как и незначительность их объёма, свидетельствуют о том, что эти сосуды назначались для веществ более ценных, чем вода, вино и обыкновенное масло. При одном взгляде на них можно догадаться, что это — предметы туалетной утвари, содержавшие в себе духи, благовонные мази {{nobr|и т. п.}} Таков лекиф, лекитос (табл., фиг. 6) — ваза с продолговатым стройным корпусом, с тонкой шейкой, оканчивающейся вверху опрокинутым отрезком конуса, и с красивой ручкой. Встречаются лекифы, у которых туловище вместо того, чтобы быть тонким, раздуто шарообразно; такие сосуды называются аривалическими лекифами (табл., фиг. 8), как родственные аривалу в собственном смысле слова (рис. 5) — сфероидному кувшину, характеризуемому отсутствием ножки и широким ободком на вершине узкой шейки, соединяющейся с корпусом посредством небольшой ручки.
 
Рис. 5.
 
Лекифы, наполненные дорогим благовонным маслом, нередко ставились в гробницах; но их можно было встретить весьма часто и в домах. Лекифы с маслом иногда раздавались, в виде награды, юношам, посещавшим палестру. Алавастр (рис. 6), маленький продолговатый флакончик с ножкой или без ножки, с парой небольших ручек или без них, составлял необходимую принадлежность дамских уборных и ванн, как вместилище того или другого косметического средства. Рис. 6.
 
В том же значении были распространены пиксиды (табл., фиг. 2) — разнообразные баночки и коробочки с крышками, назначенные специально для белил, румян, сурьмила и разных притираний. В заключение вышеприведенного перечня следует указать на целый ряд сосудов, не подходящих ни под одну из упомянутых категорий и замечательных по находчивости, с какой лепщики применяли к ним формы одушевленной природы. Мы разумеем так называемые ритоны (рис. 7) — род рогов для питья, представляющие нижней своей частью подобие головы какого-либо животного — быка, овцы, лошади, кабана, серны {{nobr|и т. д.}}, а иногда целую фигуру. Рис. 7.
 
Пить из подобных сосудов можно было или приложив губы к верхнему широкому отверстию, или направляя себе в рот струю напитка из дырочки, просверленной на конце морды изображенного животного.
 
Изучение всего количества разнообразных греческих ваз, доставленных по настоящее время раскопками, дает возможность проследить постепенное развитие производства этих сосудов с глубокой древности до первого столетия перед Р. X. — поры, в которую фабрикация их, по-видимому, прекратилась. Однако выводы, к которым пришли в этом отношении археологи, недостаточны для того, чтобы возможно было соединить их в последовательную связную историю. Все, чего удалось достигнуть, это — установление нескольких стилей, следовавших один за другим или существовавших почти одновременно и определяющих признаки более или менее древнего происхождения ваз, а также места их фабрикации. Подобная классификация основывается на особенностях, представляемых материалом и формой ваз, а ещё больше — на характере их росписи — её композиции и рисунка. Главных групп установлено три: 1) вазы древнего стиля, 2) вазы с чёрными фигурами и 3) вазы с красными фигурами и живописью позднейшего стиля. Каждая из этих групп, в свою очередь, распадается на несколько подразделений. Не вдаваясь в подробности и обстоятельную характеристику стилей и их подразделений, укажем, в общих чертах, на существеннейшие отличия ваз, относящихся к различным эпохам. Желающих ближе ознакомиться с затронутым нами предметом, отсылаем к прекрасному популярному сочинению М. Коллиньона ("Manuel d'Archéologie grecque") и к другим, упоминаемым ниже, литературным пособиям. Древнейшие вазы отличаются от прочих желтоватым или буроватым цветом глины и сравнительно грубыми формами; расписаны они черноватой или коричневой краской, не имеющей лоска, а местами также лиловатой и белой. Орнаментация вначале груба и состоит из зигзагов, розеток и вообще геометрического узора; потом в ней появляются изображения львов, барсов, коз, баранов, свиней, лебедей, петухов, сфинксов, грифонов. Встречаются иногда и человеческие фигуры, а именно крылатые мужчины и женщины или фантастические существа с рыбьим хвостом. Изображения эти, исполненные ещё неумело темной краской на светлом фоне глины, размещены без всякой взаимной связи, а следуют одно за другим и образуют полосы, обвивающие сосуд в один, два и несколько рядов. Многие из относящихся сюда ваз имеют сходство с произведениями азиатского искусства, особенно с халдейскими, из чего можно заключить, что Восток имел некоторое влияние на первоначальную фабрикацию ваз у греков. Время, к которому относятся сосуды этого разряда, продолжительно, но они отнюдь не моложе шестого столетия до н. э. Следя далее за развитием древнейшего стиля, мы видим, что во второй половине шестого и первой половине пятого века роспись ваз трактует человеческую фигуру с большей охотой и, выводя её в большем количестве на поверхность сосуда, старается соединить отдельные фигуры в какое-либо общее действие; появляются изображения сцен охоты на кабанов, воинов на конях и на колесницах, мифологических сюжетов, относящихся чаще всего к циклу легенд о Трое, Геракле и Мелеагре. При всей неудовлетворительности рисунка, особенно в отношении ракурсов, в нём, однако ж, заметны уверенность руки художника и тщательность отделки. Надписи на этих сосудах сделаны на дорическом или аттическом диалекте, из чего можно заключить, что это — изделия преимущественно Коринфа и Афин. Дальнейшую стадию развития вазового производства представляют сосуды с чёрными, по-прежнему, фигурами, выступающими на светлом фоне, но по формам своим гораздо более разнообразные и изящные, чем вазы предшествовавших категорий. Изображения расположены уже не полосами, но группами, занимающими каждая особый план. Отделка, почти без исключений, весьма тщательная и отчетливая; поверхность сосуда — блестящая; красная и чёрная краски чисты и ярки. Местами пущены в ход белый и темно-бурый цвета. Рисунок, несмотря на некоторые погрешности, обнаруживает существенный успех сравнительно с древнейшими вазами. На вазах этой эпохи появляются изображения различных божеств, не связанных между собой определенным действием. Впрочем, нередко воспроизводятся и определенные сцены из героических мифов, причём мотивы берутся в основном из сказаний о Геракле и Тезее; кроме того, встречается много сюжетов из вседневной жизни, каковы, например, религиозные и свадебные обряды, гимнастические упражнения, военные и охотничьи сцены, музыкальные занятия, женщины, пришедшие к источнику за водой или для купанья, {{nobr|и т. д.}} Большинство этих сосудов принадлежит первой половине пятого столетия. Около того же времени возникает новый тип ваз, с красными фигурами по чёрному фону, получивший вскоре господство и затем прошедший по всем ступеням улучшения и упадка греческого искусства до поры, когда производство расписных ваз совсем прекратилось. Вазы конца V и всего IV столетий носят на себе, во всех отношениях, печать высшего совершенства. Сверх бесконечно разнообразных мотивов из интимной жизни, их живопись представляет сцены, заимствованные из мифов о богах и героях и воспроизведенные, с одной стороны, в духе и характере древне-классического эпоса, а с другой — согласно с формами, выработанными трагедией. Композиция этой живописи отличается благородством, рисунок строгостью стиля и правильностью, орнаментация — изяществом и, в то же время, разумной умеренностью. Не довольствуясь живописью, художники прибегают порой к лепке; но рельефные фигуры и орнаменты, украшающие вазы, не обременяют их, а являются весьма уместными и гармонирующими с росписью. Очевидно, фабрикацией подобных сосудов занимались в то время весьма многие города, но, более чем вероятно, лучшие произведения этого рода выходили из Афин. В III столетии особенную деятельность по части фабрикации ваз стали выказывать города Великой Греции; но изделия этого периода существенно отличаются от сосудов непосредственно предшествовавшего времени: их роспись носит на себе все более и более заметные признаки небрежности, ремесленного отношения к делу и недостатка изобретательности. При всем том, в рисунке и манере исполнения ещё проглядывает некоторое мастерство, унаследованное от прежней эпохи. Зато расписные сосуды II в. до н. э., когда фабрикация ваз стала, по-видимому, исключительным достоянием Лукании и Апулии, исполнители их выказывают уже окончательное отсутствие познаний, необходимых для создания действительно высокохудожественных вещей. Вскоре после того, в I в. до нашей эры, постепенно прекращается и самая фабрикация расписных сосудов, так как в них представляется все меньшая и меньшая надобность, вследствие изменившихся условий античного быта и упадка греческого искусства.
 
Все сказанное нами о древнегреческих расписных вазах можно прекрасно проверить по их собранию, хранящемуся в Императорском Эрмитаже и не уступающему, в отношении размера, значения и ценности, ни одной из лучших коллекций этого рода в Европе. Дабы ориентироваться в этом обширном собрании при его обзоре, не мешает предварительно запастись его каталогом, изданным академиком Л. Э. Стефани ("Императорский Эрмитаж. Расписные вазы", СПб., 1864). Отделение ваз в нашем музее образовалось почти исключительно из коллекций Пиццати и Кампаны; кроме того, некоторое количество ваз поступило из собрания Лаваль. Число выставленных в отделении сосудов простирается до 1800. Все это, за исключением экземпляров, доставленных раскопками на юге России, суть находки, сделанные в Италии, и едва ли отыщется в этой стране замечательный пункт раскопок, который не доставил Эрмитажу доли своих богатств. Все главные формы и стили ваз представлены у нас в достаточной полноте, а некоторые даже великолепно. Из наиболее любопытных экземпляров достойны особого внимания: три прохуса древнейшего стиля, украшенные поясами изображений диких зверей (каталог Стефани, №№ 144, 145 и 147); скифос того же стиля с фигурами неопределенных птиц (№ 146); большой алавастр того же стиля с изображением тритона (№ 148); кратер, отличающийся необыкновенной техникой рисунка, который изображает Ореста, укрывающегося в Дельфийском святилище от преследования Эринний (№ 3 4 9); великолепная, известная каждому специалисту, амфора Пиццателиевской коллекции (№ 350); ещё три не менее ценные амфоры, происходящие, подобно амфоре, из Нижней Италии (№№ 422, 424, 523); большой прекрасный кратер, украшенный позолоченной лозой винограда (№ 827); киликс работы живописца Иерона (№ 830) {{nobr|и т. д.}} Но в особенности может гордиться Эрмитажное отделение расписных сосудов знаменитой Кумской вазой — драгоценнейшим и совершеннейшим из всех древних памятников этого рода, когда-либо найденных в Италии. Ваза эта, по справедливости пользующаяся в учёном мире репутацией "Царицы ваз", получила своё название от места её находки, развалин древнего города Кум, и перешла в Эрмитаж из коллекции Кампаны. Она имеет форму гидрии, высотой в 14¾ вершков. Большая часть её корпуса покрыта блестящим чёрным лаком. Главное её достоинство состоит в рельефных, окружающих её шейку и часть корпуса изображениях, местами позолоченных, местами иллюминованных красками. По высокой стильности фигур и совершенству исполнения, должно полагать, что это бесподобное художественное произведение создано в IV веке до н. э., вероятно, в Афинах. Археологическое и эстетическое его значение возвышается редкой сохранностью, с какой дошло оно до наших дней.
 
-- идет перечисление рисунков, а где сами рисунки или фото ?
"1. Бутылка. 2. Додуэлевская ваза (Коринф). 3. Келева. Париж. 4. Панафинейская амфора. Афины. 5. Черпалка (киатос). 6. Сосуд для масла (лекитос). Афины. 7. Стамнос. 8. Сосуд для масла (Афины). 9. Сосуд для вина. 10. Небольшой сосуд в натуральную величину."
 
"Рис.1 "
 
== См. также ==
4

правки