Накануне (роман): различия между версиями

м (оформление)
{{начало цитаты}}Я собирался писать „[[Рудин (роман)|Рудина]]“, но та задача, которую я потом постарался выполнить в „Накануне“, изредка возникала передо мною. Фигура главной героини, Елены, тогда еще нового типа в русской жизни, довольно ясно обрисовывалась в моем воображении; но недоставало героя, такого лица, которому Елена, при ее еще смутном хотя и сильном стремлении к свободе, могла предаться<ref name="WS">[[:s:ru:Предисловие к собранию романов в издании 1880 г. (Тургенев)|Предисловие к собранию романов в издании 1880 г.]]</ref>.{{конец цитаты|источник=И.С.Тургенев}}
 
В [[1855 год]]у сосед Тургенева по [[Мценский уезд|Мценскому уезду]], помещик Василий Каратеев, отправлявшийся в Крым в качестве офицера дворянского ополчения, оставил писателю рукопись автобиографической повести, разрешив ею распорядитсьсяраспорядиться по собственному усмотрению. В повести рассказывалось о любви автора к девушке, которая предпочла ему [[Болгары|болгарина]] — студента [[Московский университет|Московского университета]]. Позже учёные нескольких стран установили личность прототипа этого персонажа. Этим человеком был [[Катранов, Николай Димитров|Николай Катранов]]. Он приехал в Россию в [[1848 год]]у и поступил в Московский университет. После того, как в [[1853 год]]у начинается русско-турецкая война, а среди болгарской молодёжи оживает революционный дух, Катранов с русской женой Ларисой возвращается в родной город [[Свиштов]]. Его планам, однако, воспрепятствовала вспышка скоротечной чахотки, и он скончался во время лечения в Венеции в мае того же года<ref name="Лебедев"/>.
 
Каратеев, предчувствовавший свою смерть, когда передавал рукопись Тургеневу, с войны не вернулся, скончавшись от тифа в Крыму<ref name="WS" />. Попытка Тургенева издать слабое в художественном отношении произведение Каратеева не увенчалась успехом, и вплоть до [[1859 год]]а рукопись была забыта, хотя, по воспоминаниям самого писателя, впервые ознакомившись с ней, он был впечатлён настолько, что воскликнул: «Вот герой, которого я искал!» Прежде чем Тургенев вернулся к тетради Каратеева, он успел закончить «Рудина» и поработать над «Дворянским гнездом».
Анонимный участник