Кровавое воскресенье: различия между версиями

7 января правительству стало известно о содержании гапоновской петиции. В министерство внутренних дел было доставлено несколько экземпляров текста<ref name="Любимов" />. Политические требования петиции произвели на чиновников шокирующее впечатление. Для всех было полной неожиданностью, что движение приняло такой оборот<ref>{{статья|автор =Петров Н. П.|заглавие =Записки о Гапоне|издание =Всемирный вестник|номер =3|место =СПб.|год =1907|страницы =33—36}}</ref>. Ознакомившись с текстом петиции, министр юстиции Н. В. Муравьёв пожелал встретиться с Гапоном. В назначенное время священник прибыл в министерство юстиции. «Скажите мне откровенно, что все это значит?» — спросил его Муравьёв. Взяв с министра честное слово, что тот его не арестует, Гапон обратился к нему с горячей речью. В своей речи он рисовал бедственное положение рабочего класса и говорил о неизбежности политических реформ в России. Он убеждал министра пасть в ноги царю и умолять его принять петицию, обещая, что его имя будет записано в анналы истории. Однако Муравьёв не поддержал Гапона, ответив, что у него есть свой долг, которому он останется верен<ref name="Гапон" />. Тогда Гапон попросил связать его по телефону с министром внутренних дел П. Д. Святополк-Мирским. Но последний вообще отказался говорить со священником. Впоследствии Святополк-Мирский объяснял свой отказ беседовать с Гапоном тем, что не знал его лично<ref>{{статья|автор =|заглавие =9-е января. Кн. П. Д. Святополк-Мирский о Гапоне|ссылка =|издание =Русское слово|место =М.|год =1909|номер =269 (24 ноября)|страницы =4}}</ref>.
 
Вечером 8 января у министра внутренних дел состоялось совещание, на котором обсуждалось сложившееся положение. На совещании присутствовали: министр внутренних дел [[Святополк-Мирский, Пётр Дмитриевич|П. Д. Святополк-Мирский]], министр юстиции [[Муравьёв, Николай Валерианович|Н. В. Муравьёв]], министр финансов [[Коковцов, Владимир Николаевич|В. Н. Коковцов]], товарищ министра внутренних дел [[Рыдзевский, Константин Николаевич|К. Н. Рыдзевский]], товарищ министра внутренних дел [[Дурново, Пётр Николаевич|П. Н. Дурново]], товарищ министра финансов [[Тимирязев, Василий Иванович|В. И. Тимирязев]], директор департамента полиции [[Лопухин, Алексей Александрович|А. А. Лопухин]], градоначальник Санкт-Петербурга [[Фуллон, Иван Александрович|И. А. Фуллон]] и начальник войск гвардии и Санкт-Петербургского военного округа [[Мешетич, Николай Фёдорович|Н. Ф. Мешетич]]<ref name="Спиридович">{{книга|автор =Спиридович А. И.|заглавие =Записки жандарма|ссылка =http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/gendarme.htm|место =Харьков|издательство =«Пролетарий»|год =1928|страниц =205}}</ref><ref name="Любимов">{{статья|автор =Любимов Д. Н.|заглавие =Гапон и 9 января|ссылка =|издание =Вопросы истории|место =М.|год =1965|номер =8—9|страницы =}}</ref><ref name="Лопухин">{{статья|заглавие=Доклад директора Департамента полиции Лопухина министру внутренних дел о событиях 9-го января|ссылка =http://www.hrono.ru/dokum/190_dok/19050109lopuhin.php|издание =Красная летопись|номер =1|место =Л.|год =1922|страницы =330—338}}</ref>. Святополк-Мирский в двух словах посвятил собравшихся в суть событий. По некоторым данным, министр высказал мысль, что рабочих можно допустить на Дворцовую площадь, при условии, что они согласятся избрать депутацию<ref name="Аннин">{{статья|автор =Аннин.|заглавие =Из воспоминаний о 9 января|ссылка =|издание =Речь|место =СПб.|год =1908|номер =7 (9 января)|страницы =1—2}}</ref>. Однако против этого энергично выступили Муравьёв и Коковцов. Муравьёв рассказал собравшимся о своей встрече с Гапоном и о произведённом им впечатлении. Министр характеризовал Гапона как «ярого революционера»<ref name="Валк">{{статья|автор =С. Н. Валк.|заглавие =Петербургское градоначальство и 9 января|ссылка =|издание =Красная летопись|место =Л.|год =1925|номер =1|страницы =37—46}}</ref> и «убеждённого до фанатизма социалиста»<ref name="Святополк-Мирская">{{статья|автор =Святополк-Мирская Е. А.|заглавие =Дневник кн. Е. А. Святополк-Мирской за 1904—1905 гг.|ссылка =|издание =Исторические записки|номер =77|место =М.|год =1965|страницы =273—277}}</ref>. Муравьёв предложил арестовать Гапона и тем обезглавить возникшее движение; его поддержал Коковцов<ref name="Любимов" />. Фуллон высказался против ареста Гапона, но заявил, что допускать рабочих на площадь нельзя, так как это может повлечь непредсказуемые последствия; при этом он напомнил [[Давка на Ходынском поле|Ходынскую катастрофу]]<ref name="Спиридович" />. По итогам заседания было решено: расставить на окраинах заставы из воинских подразделений и не допускать рабочих в центр города, а в случае неповиновения действовать силой<ref name="Спиридович" />. Было решено также разместить войска на Дворцовой площади, на случай, если часть рабочих всё-таки проникнет в центр<ref name="Гурко" />. По свидетельству участников совещания, ни у кого из них не возникло беспокойства, что дело дойдёт до кровопролития<ref name="Коковцов">{{книга|автор= Коковцов В. Н.|заглавие= Из моего прошлого. Воспоминания 1903-1919 гг.|ссылка= http://www.hrono.ru/libris/lib_k/kok1_03.html|место= Париж|год= 1933}}</ref>. По-видимому, чиновники полагали, что один вид вооружённых солдат остановит рабочих и они разойдутся по домам<ref name="Пазин">{{книга|автор =Пазин М. С.|заглавие =Кровавое воскресенье. За кулисами трагедии|место =|издательство =«Эксмо»|год =2009|страниц =384}}</ref>.
 
Поздно вечером 8 января Святополк-Мирский и директор Департамента полиции А. А. Лопухин отправились в Царское Село к Николаю II. Министр ознакомил царя с письмом Гапона и рабочей петицией; он характеризовал Гапона как «священника-социалиста» и сообщил императору о принятых мерах. Царь записал об этом в [[Дневник Николая II|своём дневнике]]<ref name="Дневник">{{книга|автор= Император Николай II.|заглавие= [[s:Дневник Николая II. Январь 1905 года|Дневник]]|место= М.|издательство =Захаров|год= 2007|страниц =512}}</ref>. В тот же вечер Святополк-Мирский поручил шефу жандармов К. Н. Рыдзевскому арестовать Гапона и препроводить его в Петропавловскую крепость. Однако полиция не решилась исполнить это поручение. По свидетельству генерала [[Мосолов, Александр Александрович|А. А. Мосолова]], Рыдзевский объяснял это тем, что Гапон «засел в одном из домов рабочего квартала и для ареста пришлось бы принести в жертву не менее 10 человек полиции»<ref name="Мосолов">{{книга|автор= А. А. Мосолов.|заглавие= При Дворе Императора|место= Рига|год= 1938|страниц= }}</ref>.