Обсуждение:Кровавое воскресенье: различия между версиями

Царь и петиция
(Царь и петиция)
::::::::::* Пройти, но не прорваться. [[Участник:Вадим|Вадим]] <small>([[Обсуждение участника:Вадим|обс]])</small> 11:10, 7 ноября 2012 (UTC)
:::::::::::* Именно что прорваться, прочитайте наконец статью [[Special:Contributions/92.243.181.22|92.243.181.22]] 07:50, 16 ноября 2012 (UTC)
 
== Царь и петиция ==
Факт ознакомления Николая II с петицией следует из дневника княгини Е. А. Святополк-Мирской, жены министра внутренних дел П. Д. Святополк-Мирского. Вот что она пишет:
 
«9 января. Ужасный день, жутко делается, всюду идет драка, много убитых и раненых, всюду войска. Вчера вечером началось. У П. было совещание с Муравьевым, Коковцовым и другими о мерах, которые следует принять, ''потом в 10 ч. П. поехал в Царское'', чтобы просить, чтобы Петербург не был объявлен на военном положении, так как Фредерикс перед обедом приезжал передать об этом высочайшее повеление. П. говорит, что ничего этим не достигается и только ужасное впечатление произвело бы. Коковцов в ужас пришел. Он говорит, что и без этого курс пал так, как ни разу за всю войну, и что в Париже все русские бумаги на предложении и никто не покупает. ''П. тоже возил петицию Гапона и компании''. Она касается почти исключительно политических вопросов, между прочим, чтобы по воле народа был заключен мир и чтобы церковь была отделена от государства, чтобы был общественный контроль над правительством и т. д.; кончается тем, чтобы государь сделал все это, а не только говорил, чтобы он принял из рук самих рабочих их петицию — «обещайся и поклянись, а то прольется кровь». П. тоже получил письмо от них приблизительно того же смысла. ''П. говорит, что государь совершенно беззаботен'', согласился не объявлять военного положения, был очень любезен с. П. и боялся, что он простудился. П. вернулся около 12-ти, потом еще было совещание с Васильчиковым, Мешетичем, Фулоном, Рыдзевским и Лопухиным, обсуждали диспозицию на сегодня».
 
О визите Святополк-Мирского сообщает в своём дневнике и Николай II: «8-го января. Суббота. Ясный морозный день. Было много дела и докладов. Завтракал Фредерикс. Долго гулял. Со вчерашнего дня в Петербурге забастовали все заводы и фабрики. Из окрестностей вызваны войска для усиления гарнизона. Рабочие до сих пор вели себя спокойно. Количество их определяется в 120 000 ч. Во главе рабочего союза какой-то священник — социалист Гапон. Мирский приезжал вечером для доклада о принятых мерах».
 
Надо полагать, если Святополк-Мирский возил царю петицию, то царь с ней ознакомился, хотя более прямых сведений об этом нет. О чём говорили царь и Святополк-Мирский во время своей беседы, мы никогда не узнаем, и эта тайна похоронена между ними. Но очевидно, что царь был осведомлён о принятых мерах и решения принимались не за его спиной. --[[User:Aristodem|Aristodem]] 03:10, 12 марта 2013 (UTC)