Гензель и Гретель: различия между версиями

 
== История и анализ сюжета ==
Якоб и Вильгельм Гримм услышали «Гензель и Гретель» со слов Дортхен Вильд, жены{{нп3|Дортхен Вильгельма [[Вильд||de|Familie Wild|Dorothea}}, (Dortchen)жены Wild]]Вильгельма, издав сказку в своём сборнике 1812 года<ref name="Tatar">Tatar 2002, p. 44, 45, 54, 56, 57</ref>. В этой истории лесоруб и его жена — биологические родители и вместе разделяют вину за отказ от своих детей. В более поздних выпусках были сделаны некоторые небольшие пересмотры: жена становится мачехой, а лесоруб выступает против планов своей жены оставить детей, сделаны религиозные вставки<ref name="Tatar" />.
 
Фольклористы Иона и Питер Опи в «Классических Сказках» (1974), указывают, что «Гензель и Гретель» принадлежат к группе европейских историй, особенно популярных в Балтийском регионе, где рассказывается о детях, обманывающих людоедов, в руки которых они непреднамеренно попали. Рассказ имеет сходство с первой половиной сказки «Мальчик-с-пальчик» (1697) [[Шарль Перро|Шарля Перро]] и сказки «Умный Пепел» (1721) [[Мадам д’Онуа]]. В обоих рассказах оставленные дети помечают обратную дорогу домой. В «Умном Пепле», Опи замечают, что героиня сжигает гиганта, пихая его в духовку в подобной же манере. Лингвист и фольклорист Эдвард Вайда предположил, что эти истории представляют отголосок обряда инициации, существующего в прото-индоевропейском обществе<ref>Vajda 2010</ref>.
Анонимный участник