Катастрофа на Байконуре (1960): различия между версиями

(→‎Ссылки: категория)
== Испытания [[Р-16]] ==
 
Для проведения лётных испытаний ракеты на [[полигон]]е [[Байконур|Тюратам]] (НИИП-5 МО, позже [[космодром]] «[[Байконур]]») ОКБ-586 были выделены площадки под строительство новых сооружений. На [[полигон]]е уже имелась достаточно развитая [[инфраструктура]], созданная для испытаний [[Ракета|ракет]] [[ОКБ-1]] [[Королёв, Сергей Павлович|Королёва]]. Комплекс для [[Р-16]] состоял из трёх площадок. На [[Площадка 41 (Байконур)|площадке № 41]] находился стартовый комплекс с двумя [[Ракетная пусковая установка|пусковыми установками]] для [[Ракета|ракет]] и подземный [[командный пункт]]. Вблизи неё строился измерительный пункт. Площадка № 42 включала в себя монтажно-испытательный корпус и другие служебные и вспомогательные здания и сооружения, в том числе помещения для размещения личного состава военных испытателей, Госкомиссии, технического руководства и испытателей промышленности. На площадке № 43 была построена жилая зона для размещения эксплуатирующей [[Воинская часть|воинской части]] и представителей промышленности<ref name="КБЮ_2_Задача"/>.
 
Заводские испытания первой [[Ракета|ракеты]] были завершены в августе [[1960 год]]а<ref name="КБЮ_2_Задача"/>. [[26 сентября]] [[1960 год]]а на [[полигон]] [[Байконур|Тюратам]] прибыла первая лётная [[ракета]] — изделие 8К64 № ЛД1-ЗТ. В сентябре [[1960 год]]а был утверждён и состав Госкомиссии по проведению лётных испытаний [[Межконтинентальная баллистическая ракета|МБР]] [[Р-16]]. Председателем комиссии был назначен заместитель [[Министр обороны СССР|министра обороны]] [[Союз Советских Социалистических Республик|СССР]] Главком [[Ракетные войска стратегического назначения|РВСН]] Главный [[маршал]] артиллерии [[Неделин, Митрофан Иванович|М. И. Неделин]], техническим руководителем испытаний — Главный конструктор ОКБ-586 [[Янгель, Михаил Кузьмич|М. К. Янгель]]<ref name="Хачатурян_1"/>.
Ход подготовки [[Ракета|ракеты]] к пуску находился под пристальным вниманием [[Центральный Комитет КПСС|ЦК КПСС]] и высшего руководства страны. На [[полигон]] неоднократно звонили [[Хрущёв, Никита Сергеевич|Н. С. Хрущёв]] и [[Брежнев, Леонид Ильич|Л. И. Брежнев]]. Сроки поджимали, да и большие достижения было принято приурочивать к «красным» датам календаря, в качестве которой прекрасно подходила годовщина [[Октябрьская революция|Великой Октябрьской революции]]<ref name="КБЮ_2_Задача"/>. Работы велись в две смены и днём и ночью. Первую половину дня до позднего вечера под началом руководителя испытаний инженер-подполковника [[Матренин, Александр Сергеевич|А. С. Матренина]] военными и специалистами из [[Научно-исследовательский институт|НИИ]] и [[ОКБ]] проводились испытания. А ночью заводчане проводили доработки под контролем [[военный представитель|военных представителей]]<ref name="Хачатурян_1"/>. После устранения многочисленных замечаний, к [[20 октября]] испытания были завершены<ref name="КБЮ_2_Задача"/>.
 
Утром [[21 октября]] [[ракета]] была вывезена из монтажно-испытательного комплекса и доставлена на [[Площадка 41 (Байконур)|41-ю площадку]]<ref name="Хачатурян_1"/>. 21 и [[22 октября]] были проведены предусмотренные [[предстартовая подготовка|предстартовой подготовкой]] пристыковка [[боеголовка|головной части]], подъём и установка [[Ракета|ракеты]] на пусковой стол, подключение коммуникаций и испытания всех систем<ref name="КБЮ_2_Трагедия">{{книга|часть=Глава 2. Главная кузница ракетного оружия (1954—1964). Раздел «Трагедия 24 октября»|заглавие=История КБ «Южное»|ссылка=http://epizodsspace.no-ip.org/bibl/kb-ujn/02.html}}</ref>. 23 октября ракета была заправлена компонентами топлива и сжатыми газами. Решением Госкомиссии старт был назначен на 19:00 [[23 октября]]<ref name="КБЮ_2_Трагедия"/>.
 
Система пиромембран была ещё не до конца отработана<ref name="Хачатурян_1"/>. При подрыве возникал сильный удар, и конструкция иногда теряла [[Герметизация|герметичность]]. Возникавшие капельные течи могли привести к возгоранию самовоспламеняемых компонентов топлива, и их появление необходимо было контролировать вручную<ref name="КБЮ_2_Трагедия"/>. Дополнительной проблемой была сложность контроля за срабатыванием пиромембран. При подрыве [[Пироболт|пиропатрона]] разрывалась электрическая цепь, однако продукты сгорания часто замыкали цепи электрической схемы. Это приводило к ложным сигналам о несрабатывании пиромембран, поэтому техническим руководством было принято решение о контроле за прорывом «на слух», по звуку гидравлического удара в момент прорыва<ref name="Хачатурян_1"/>. Было принято решение осуществлять прорыв пиромембран не с помощью бортовой системы управления, а с пульта, расположенного в бункере управления. Подрыв мембран осуществлялся по каждому компоненту отдельно, и после контроля негерметичности принималось решение о продолжении работ<ref name="КБЮ_2_Трагедия"/>.