Феоктистов, Евгений Михайлович: различия между версиями

оформление
(оформление)
Волей случая и собственного характера, Евгений Феоктистов не стал более всего «человеком пера»: писателем, [[журналист]]ом или историком. Жизнь его сложилась совершенно иначе. Сначала либерал и вольнодумец, а затем всё более [[монархист]], государственник и, наконец, строгий блюститель порядка и непреклонный [[цензура|цензор]] — такой путь проходили многие общественные деятели [[Александр II|александровских]] времён. Пожалуй, нечто похожее на жизнь Евгения Феоктистова (в мягкой форме) было описано в раннем романе [[Гончаров, Иван Александрович|Ивана Гончарова]] «Обыкновенная история».
 
Ещё в университете, где его преподавателями были такие известнейшие [[Западничество|либералы-западники]], как [[Грановский, Тимофей Николаевич|Тимофей Грановский]], студент Евгений Феоктистов отличался лево-либеральными убеждениями. Даже более того, он успел принять некоторое участие в работе кружка [[Петрашевский, Михаил Васильевич|Михаила Петрашевского]],<ref>[http://www.hrono.info/biograf/bio_f/feoktistov_em.html Биография] // Биографии русских философов</ref> за что в [[1849 год]]у несколько раз был допрошен в качестве одного из [[Подозреваемый|подозреваемых]] по делу петрашевцев. Но и в следующее десятилетие Феоктистов оставался весьма близок кругу [[либерал]]ьной молодёжи. В 1860—1870-е годы, на волне общественного подъёма он сотрудничал с такими известными и знаковыми изданиями, как «Современник», «Отечественные записки», [[Редактор (профессия)|редактировал]] «Русскую речь».
 
По окончании университета Феоктистов примкнул к кружку известного [[географ]]а и путешественника [[Фролов, Николай Григорьевич|Н. Г. Фролова]]; в журнале последнего «Магазин Землеведения и Путешествий» (1852, том I) появились несколько его переводных работ.
 
[[1 февраля]] [[1853 год]]а Феоктистов поступил на службу в [[Таврическая губерния|Таврическую]] палату государственных имуществ, но уже в следующем году вернулся в Москву, где недолго служил в канцелярии московского гражданского [[губернатор]]а, а затем был назначен учителем истории в Александринский сиротский [[кадетский корпус]] в Москве. Учительствовал недолго - 24 апр. 1856 вышел в отставку.
 
К этому же периоду Феоктистова относится его деятельное участие в «Московских Ведомостях» и в только что возникшем в [[1856 год]]у под редакцией [[Катков, Михаил Никифорович|М. Н. Каткова]], либеральном «Русском Вестнике». В «[[Русский вестник (журнал)|Русском вестнике]]» и в «[[Отечественные записки (журнал)|Отечественных записках]]» Евгений Феоктистов опубликовал целый ряд своих исторических статей.
С начала 1861 г. Феоктистов был помощником графини [[Тур, Евгения|Е. В. Салиас-де-Турнемир]] по ведению её журнала «[[Русская речь (журнал Е. В. Салиас-де-Турнемир)|Русская речь]]», а затем (с № 39) — главным редактором журнала.
 
В [[1863 год]]у в карьере и жизни Евгения Феоктистова наступил окончательный перелом. Он переехал в [[Санкт-Петербург]] и был назначен [[чиновник]]ом особых поручений VI класса при [[Министерство народного просвещения Российской империи|министре народного просвещения]] в чине коллежского асессора. В его обязанности входило составление краткого «обозрения» наиболее любопытных и показательных публикаций для Его Императорского Величества ([[Александр II|Александра II]]).<ref name="Лики">{{книгаsfn|автор=Коллектив авторов СПбГУ под ред. акад.[[Фурсенко, Александр Александрович|Фурсенко]].|заглавие=Управленческая элита Российской империи (1802-1917)|ссылка=|место=С-Петербург.|издательство=[[Лики России (Санкт-Петербург) (издательство)|Лики России]]|год=2008|страницыс=287|}}</ref>. По видимому, восемь лет, проведённые за этим занятием, — оставили очень серьёзный след в общем настроении, характере, а затем и биографии Феоктистова.
 
В [[1871 год]]у Феоктистов назначается главным редактором официального «[[Журнал Министерства народного просвещения|Журнала Министерства народного просвещения]]» — и на этом ответственном государственном посту проводит ещё двенадцать лет. За эти годы его характер всё более цементируется, а взгляды — ещё более «правеют». После убийства императора Александра II и с прекращением хотя и противоречивого, но всё же [[реформа]]торского курса, государственная машина востребует именно таких, выдержанных и испытанных временем [[консерватор]]ов. Гибель ''освободителя'', убитого народовольцами от имени ''освобождённых'', оказалась во многом [[символ]]ичной: реформы привели всю Россию в движение, но недовольных и разочарованных в итоге оказалось гораздо больше, чем ''до начала'' процесса преобразований. Даже самые откровенные монархисты и [[консерватор]]ы (в их числе [[Победоносцев, Константин Петрович|Константин Победоносцев]], Евгений Феоктистов и [[Леонтьев, Константин Николаевич|Константин Леонтьев]]) с большей или меньшей прямотой говорили, что ''император погиб «вовремя»'' — процарствуй он ещё год или два, и катастрофа России стала бы неизбежностью.<ref name="Лики Рос">{{книгаsfn|автор=Коллектив авторов СПбГУ под ред. акад.[[Фурсенко, Александр Александрович|Фурсенко]].|заглавие=Управленческая элита Российской империи (1802-1917)|ссылка=|место=С-Петербург.|издательство=[[Лики России (Санкт-Петербург) (издательство)|Лики России]]|год=2008|страницыс=36|}}</ref>.
 
Во второй половине [[1882 год]]а, войдя в доверительные отношения и завоевав личное расположение [[Министерство внутренних дел Российской империи|министра внутренних дел]], графа [[Толстой, Дмитрий Андреевич|Д. А. Толстого]], получив в 1883 г. чин действительного статского советника, Евгений Феоктистов получает свой первый настоящий и «серьёзный пост».<ref{{sfn|Управленческая nameэлита|2008|с="Лики Рос"/> 36}}. [[1 января]] [[1883 год]]а произведен в тайные советники и назначен начальником ''высшего органа политической цензуры'' России — [[Главное управление по делам печати|Главного управления по делам печати]]. И в этот момент юношеский «[[либерализм]]» Феоктистова получает своё окончательное выражение…
 
В начале 1860-х годов, в бытность свою членом комиссии по выработке законов о печати, Феоктистов решительно высказывался против предоставления государственным и административным органам налагать взыскания на печать. Но к тому времени, когда он стал во главе цензуры, от либеральных увлечений молодости в нём не осталось и следа. Время его управления принадлежит к числу едва ли не самых тяжёлых периодов в истории русского печатного слова. За тринадцать лет, проведённых на своём высшем посту, Феоктистов закрыл несколько крупнейших [[оппозиция|оппозиционных]] изданий, в том числе газету «Голос» и журнал «[[Отечественные записки (журнал)|Отечественные записки]]». Кроме того, под постоянным пристальным вниманием и угрозой закрытия, [[штраф]]ов и конфискации номеров находились и все прочие либеральные политические и даже юмористические издания.<ref{{sfn|Управленческая nameэлита|2008|с="Лики Рос"/>36}}. В левых журналистских кругах даже самое слово ''«Феоктистов»'' на время стала [[Имя нарицательное|именем нарицательным]], обозначавшим самую жёсткую цензуру, давление и вообще реакционную политику [[Александр III|Александра III]] в области резкого ограничения свободы слова. Начавший свою жизнь участием в кружке [[Петрашевцы|петрашевцев]], в конце своей карьеры Феоктистов имел уже вид типичного следователя или прокурора-обвинителя по делу [[Петрашевский, Михаил Васильевич|Петрашевского]]. На посту начальника ГУДП Феоктистов получал содержание в 9500 руб.в год (жалования 4000, столовых 4000, а с 1885 - еще и аренды 1500 руб.); имел ордена: св. Владимира 3 ст. (1877), св. Станислава 1 ст. (1880), св. Анны 1 ст. (1885), св. Александра Невского.
 
Довольно часто в либеральных и литературных кругах проводили весьма яркую и напрашивающуюся саму собой параллель между Евгением Феоктистовым и его предшественником на посту начальника Главного управления по делам печати — [[Лонгинов, Михаил Николаевич|Михаилом Лонгиновым]]. Яркий и остроумный поэт круга «[[Современник (журнал в 1836-66 гг.)|Современника]]», закадычный приятель [[Некрасов, Николай Алексеевич|Некрасова]], [[Тургенев, Иван Сергеевич|Тургенева]] и [[Дружинин, Александр Васильевич|Дружинина]], автор многих [[водевиль|водевилей]] и ''срамных стихов'', никто так не лютовал против своих бывших друзей, как сам Михаил Лонгинов, будучи назначенным в [[1871 год]]у на пост главного [[цензура|цензора]]. Будучи известным автором множества неприличных и откровенно [[порнография|порнографических]] поэм, оказавшись на посту начальника Главного управления по делам печати, Лонгинов сделался совершенным [[ханжа|ханжой]] и [[пуритане|пуританином]], вооружился микроскопом и принялся вымарывать из поэзии своих современников даже самые малые намёки на фривольность или интимную шутку.<ref name = "Стихи не для дам">{{книга|автор =составители А.Ранчин и Н.Сапов|часть = |заглавие =Русская нецензурная поэзия XIX века|оригинал = |ссылка = |ответственный = Сост. А. Ранчин и Н. Сапов|издание = второе|место = М.|издательство = «Ладомир»|год = 1994|том = |страницы =47-5447—54|страниц = 414|серия = |isbn = |тираж = 25000}}</ref> Параллель между Лонгиновым и Феоктистовым тем более била в точку, что круг закрытого цензурой в 1884 году журнала «Отечественные записки» являлся едва ли не прямым продолжением знаменитого круга «Современника».
 
Только с приходом на престол [[Николай II|Николая II]] уже престарелый Феоктистов 8 февраля [[1896 год]]а был отправлен в почётную отставку с занимаемой должности; сначала ему было поручено на правах товарища министра внутренних дел "вести сношения с местами и лицами по делам" ГУДП и присутствовать в Государственном Совете при слушании дел этого управления, а 23 мая Евгений Михайлович был вовсе отстранен от цензуры и назначен [[Правительствующий сенат|сенатором]] гражданского кассационного деп-та. Этот шаг нового императора в либеральных кругах был воспринят едва ли не как «дуновение ветра свободы», хотя по существу являлся простой сменой кадров.
 
== Литературные труды ==
За свою достаточно долгую жизнь Евгений Феоктистов написал несколько десятков весьма живо и талантливо написанных статей преимущественно по новой истории: как русской, так и европейской. Большинство из этих статей было напечатано в «[[Русский вестник (журнал)|Русском Вестнике]]» (в 1856—1882 годах),<ref>[http://www.rulex.ru/01210285.htm] // Биография Евгения Феоктистова</ref> а также в «[[Отечественные записки (журнал)|Отечественных записках]]», впоследствии самим Феоктистовым и закрытых.
 
На протяжении многих лет своей административной деятельности Евгений Феоктистов вёл [[Дневник (мемуары)|дневник]] (до сих пор не опубликованный), а в последние два года жизни написал [[мемуары]], весьма желчно и остро описывающие в лицах чиновничий мир своего времени. Любопытно отметить, что эти мемуары были настолько рискованны, что смогли увидеть свет только в [[1929 год]]у. Они были опубликованы под названием «За кулисами политики и литературы» как пример тягостной [[сатира|сатиры]] на царскую [[бюрократия|бюрократию]] (совершенно в духе [[Салтыков-Щедрин, Михаил Евграфович|Салтыкова-Щедрина]]). Таким [[парадокс]]альным образом замкнулось кольцо в жизни и литературной деятельности Евгения Феоктистова.
 
{{Начало цитаты}}
«Недостаток в талантливых и ярких государственных людях на высших ступенях лестницы власти — недостаток очевидный, несмотря на все исключения, — создавал серьёзные трудности для проведения эффективной политики российской монархии. Вместе с тем складывается и ощущение, что этот недостаток был не только результатом своего рода „отрицательного отбора“, происходившего в самом бюрократическом аппарате, но и последствием достаточно направленной, — хотя, вероятно, и не всегда осознанной, — линии верховной власти при формировании своего ближайшего окружения. Прослеживая предпочтения сменявших друг друга российских венценосцев, можно прийти к выводу, что общая тусклость обитателей государственного Олимпа была им в чём-то даже желательнее „правительства всех талантов“ — если не с точки зрения государственных интересов России, то с позиции большего личного спокойствия за безусловность собственного верховенства в системе власти».<ref name="Лики РС">{{книгаsfn|автор=Коллектив авторов СПбГУ под ред. акад.[[Фурсенко, Александр Александрович|Фурсенко]].|заглавие=Управленческая элита Российской империи (1802-1917)|ссылка=|место=С-Петербург.|издательство=[[Лики России (Санкт-Петербург) (издательство)|Лики России]]|год=2008|страницыс=16-17|16—17}}</ref>.
{{Конец цитаты|источник=[[Семёнов, Николай Юрьевич|Николай Семёнов]]. Об особенностях государственной власти в России.}}
 
 
{{Начало цитаты}}
«Почему же так?.. Вероятно потому, что всё выдающееся из ряда вон, всякая крупная величина, не пользуется у нас фавором; нужен главным образом ''„хороший человек“'', но что именно подразумевается под этим термином, не поддается никакому анализу. Хорошим человеком может быть человек недалёкого ума, без способностей, совершенно бесцветный, но если он скромен, почтителен, приятный собеседник — симпатии будут всецело на его стороне».<ref{{sfn|Управленческая nameэлита|2008|с="Лики РС"/>16—17}}.
{{Конец цитаты|источник=''( Евгений Феоктистов, «За кулисами политики и литературы»)''}}
 
{{примечания}}
 
== Литература ==
{{ЭСБЕ}} Альманаха современных русских государственных деятелей. СПб., 1897 г., а также дела о принятии Е.Феоктистова в число студентов Московского Императорского Университета (ЦИАМ, ф. 418, оп. 16, д. 172)
* {{ВТ-ЭСБЕ}}
* Альманах современных русских государственных деятелей. — СПб., 1897
* ЦИАМ, Ф. 418, Оп. 16, Д. 172
* {{книга||ответственный= Коллектив авторов СПбГУ под ред. акад. [[Фурсенко, Александр Александрович|А. А. Фурсенко]].|заглавие=Управленческая элита Российской империи (1802-1917)|ссылка=|место=СПб.|издательство=[[Лики России (Санкт-Петербург) (издательство)|Лики России]]|год=2008|ref= Управленческая элита}}
 
[[Категория:Выпускники юридического факультета МГУ]]