Московский государственный еврейский театр: различия между версиями

1)Советскую цитату-агитку надо закавычить. 2)Нелогично писать все названия в русском переводе, и лишь одно в транскрипции (неправильной).
м (Удaлeнa Категория:Евреи в СССР с помощью HotCat)
(1)Советскую цитату-агитку надо закавычить. 2)Нелогично писать все названия в русском переводе, и лишь одно в транскрипции (неправильной).)
С огромным успехом шли гастроли в Париже, когда, по воспоминаниям свидетелей, криками с галерки зрители благодарили режиссёра и артистов, игравших на непонятном большинству языке. Спектакли ГОСЕТа посещали Рейнхардт и Б.Брехт, Л.Фейхтвангер и Т.Манн, оставившие восторженные отзывы. Иное отношение к театру было в Советском Союзе. К концу 1920-х годов, ещё перед гастролями ГОСЕТа, отношение критики к театру стало меняться. В ряде статей появились упреки в «безыдейности» репертуара, в отсутствии пьес, отражающих «советскую действительность», в «бессмысленном левачестве и формализме». На том основании, что ГОСЕТ якобы превысил гастрольный бюджет и без предварительного разрешения властей заключил договор на гастроли в Америке (сообщение о предстоящих гастролях за океаном публиковалось в советских газетах ещё до отъезда театра в Европу), Грановскому было предъявлено требование немедленно вернуться домой. Режиссёр предпочел остаться за границей, а театр без него вернулся в Москву в декабре 1928. О «невозвращенце» Грановском много писала советская пресса.
 
С момента, когда Грановский остался за границей, руководство ГОСЕТом перешло к Михоэлсу. В 1930 для подготовки молодых актёров при театре была организована студия, позднее преобразованная в Московское государственное еврейское театральное училище (МГЕТУ), закрытое одновременно с ликвидацией ГОСЕТа в 1949. С первых дней новый руководитель еврейского театра привлек к работе режиссёра С. Э. Радлова. Понимая, что необходимоон отразитьобязан представить в репертуаре «сегодняшний день жизни еврейского народа, расправившего плечи после победы социализма», то есть прославление советского режима, Михоэлс искал произведения, которые могли бы составить репертуар ГОСЕТа. Ещё за год до того, как остаться за границей, Грановский в одном из интервью говорил: «ГОСЕТ завершил круг, за которым неминуемо должен наступить поворотный пункт в его творчестве. Вокруг этого театра сгрудились любовь и уважение друзей, ненависть и злоба врагов… ГОСЕТ может и должен творить только там, где бьется культурно-политический пульс жизни всей страны…». Потребностям дня отвечала пьеса Добрушина «Суд идет», как и поставленный затем спектакль «Глухой» по Д.Бергельсону, однако большого успеха они не имели, отчасти выполнив главную для Михоэлса-руководителя театра задачу: чувствуя, по замечанию критика М.Гейзера, как что-то неуловимо изменилось в еврейской среде начала 20 в., Михоэлс мечтал вернуть понятиям честности, справедливости изначальную, библейскую чистоту и красоту. В произведениях современных еврейских писателей он искал глубокое психологическое обоснование характеров персонажей и связывающих их ситуаций.
 
Начиная со спектакля «Суд идёт» Добрушина (1929) на сцене Еврейского театра ставились пьесы на современные темы. В этот период поставлены «Глухой» [[Бергельсон, Давид Рафаилович|Д. Бергельсона]] (1930), «Бар Кохба» [[Галкин, Самуил Залманович|С. З. Галкина]] (1938), «Суламифь» по [[Гольдфаден]]у (1937) и др. Театр начал ставить произведения мировой классической драматургии, по-новому осмысливая и еврейскую классику («Король Лир» У. Шекспира, 1935; «Блуждающие звезды» и «Тевье-молочник» по [[Шолом-Алейхем]]у, 1941). Режиссёр [[Кролль, Исаак Моисеевич|И. Кролль]] поставил водевиль «ЦвейДва кунилемлдурачка». Советская пресса конца 1930-х годов много и одобрительно писала о театре, практически о каждой премьере были статьи в центральных газетах. После начала [[Великая Отечественная война|Великой Отечественной войны]] театр эвакуирован в [[Ташкент]], где с 1933 года работал работал Ташкентский еврейский театр. Эвакуация продлилась до 1943.
 
В честь победы в 1945 был выпущен спектакль «Фрейлехс» («Радость») [[Залмана Шнеера]] по мотивам еврейского музыкального фольклора. Это был последний триумф театра и режиссёрский триумф Михоэлса. В 1947 Москонцерт устроил гастрольную поездку группы артистов ГОСЕТа в Вильнюс и Каунас, в программе были сцены из спектаклей «Тевье-молочник», «Блуждающие звезды», «Колдунья» и «Фрейлехс».
Анонимный участник