Политика реформ и открытости: различия между версиями

Тем не менее, движение к рынку было системным и сложным, и в 1987 переход был далёк от завершения. Снижение ограничений на экономическую активность быстро облегчило некоторые наиболее застойные экономические сложности Китая, но так же дало толчок к росту новых проблем. Инфляция — высочайший страх китайских потребителей — стала проблемой впервые с ранних 1950-х. Вместе с новыми возможностями извлечения прибыли появились растущее неравенство в доходах и новые соблазны для преступлений, коррупция, а также западная система ценностей, рассматриваемая многими старшими китайцами как упадок и «духовное осквернение». Государство по-прежнему контролировало самые большие несельскохозяйственные предприятия и значительная часть отраслей промышленности всё ещё, главным образом, руководствовалась центральным планированием.
 
Таким образом, китайская экономика в конце 1980-х представляла собой весьма смешанную систему. Её нельзя было охарактеризовать ни как плановую экономику, ни как рыночную. Руководство придерживалось дальнейшего расширения программы реформ, как необходимости достаточного экономического роста, но в то же время оно было вынуждено удерживать крепкоесосредоточить внимание на ключевых аспектах экономики (в особенности на инфляции и производстве зерна), чтобы не допустить крайностей подавляющего политического недовольства. В связи с данными обстоятельствами, силы экономического руководства действовали друг против друга, порождая то, что китайские власти называли «разногласиями». С одной стороны, экономика уже не так сильно контролировалась государственным планированием из-за большой растущей рыночной отрасли. С другой стороны, рынок не мог работать эффективно, так как многие товары до сих пор находились под госконтролем и большинство цен всё ещё сдерживались или ограничивались правительством. Под руководством Дэна Сяопина вся страна «ехала верхом на тигре» (двигалась к высокому прогрессу, но без тотального контроля) и поэтому уже невозможно остановить процесс без риска.
 
Несмотря на взрывной рост в 1980-х, китайская экономика всё ещё разделяла множество основных отличительных черт с экономиками остальных развивающихся стран. Валовой национальный продукт на душу населения в 1986 составлял ¥849 или около $228 (по обменному курсу 1986 года), отражая низкий средний уровень производительности труда. Как и во многих странах, это не могло способствовать началу длительных усилий по индустриализации до середины двадцатого века, основная китайская рабочая сила (более 60 %) всё ещё была занята в сельском хозяйстве, которое давало 30 % стоимости общего объёма продукции. Сельскохозяйственные работы в основном всё ещё велись вручную. Современное оборудование главным образом использовалось в промышленности, но в значительной степени было прообразом старых моделей с низкой продуктивностью.
Анонимный участник