Открыть главное меню

Изменения

20 байт добавлено ,  4 года назад
м
В [[Русская литература|русской литературе]] ряд записок начинается «Историей князя великого Московского о делах, яже слышахом у достоверных мужей и яже видехом очима нашими» за авторством князя [[Курбский, Андрей Михайлович|Курбского]]. Она носит характер скорее [[Памфлет|памфлета]], чем объективного исторического сочинения.
 
Записки о пребывании в России XVI—XVII вв. оставили многие иностранцы, в особенности участники [[оккупация Москвы поляками|польского осадного сидения]] 1611-12 гг. Предвзятость с налётом публицистики не чужда двум крупнейшим повествованиям о [[Смутное время|Смутном времени]] — «Временнику» [[Семёнов, Иван ТимофеевТимофеевич|Ивана Тимофеева]] и «Сказанию о Троицкой осаде» [[Авраамий (Палицын)|Авраамия Палицына]]. В обоих трудах заметно желание обличить пороки общества и ими объяснить происхождение Смуты; этой задачей объясняется обилие отвлечённых рассуждений и нравоучений.
 
Позднейшие труды очевидцев Смуты, появившиеся при первых [[Романовы]]х, отличаются от ранних большей объективностью и более фактическим изображением эпохи («Словеса» кн. [[Хворостинин, Иван Андреевич|И. А. Хворостинина]], повесть кн. [[Катырёв-Ростовский, Иван Михайлович|И. М. Катырёва-Ростовского]], внесенная в хронограф [[Кубасов, Сергей Иевлев|Сергея Кубасова]]), но и в них изложение часто бывает подчинено условным риторическим приемам (записки кн. [[Шаховской, Семён Иванович|Семёна Шаховского]], относящиеся к 1601—1649 гг.).