Донатизм: различия между версиями

13 байт добавлено ,  4 года назад
[[Мученик]]и пользовались особенным почтением — целые толпы христиан посещали заключенных. Это усиливало гонение, получался, таким образом, замкнутый круг. Многие благоразумные епископы старались успокоить умы. Епископ карфагенский Мензурий своей властью, но руками своего диакона Цецилиана силой разгонял толпы христиан на тюремных дворах. Их противники расценивали это как пособничество властям, но при жизни Мензурия его авторитет удерживал их от открытой враждебности.
 
После смерти Менсурия в [[311 годугод]]у, небольшой частью епископов был выбран Цецилиан, обвиняемый большинством население в тридиторстве (предательстве), на епископскую кафедру города Карфагена. Его противники объявили посвящение Цецилиана в сан недействительным, так как его осуществил епископ Феликс Аптунгский, который пошёл на отступничество во время Великого гонения (был объявлен предателем). Бо́льшая часть епископов Карфагена это поставление было не признано, их поддержали епископы Нумидии. Богатая вдова Люцилла с особенным усердием поддержала отделение от Цецилиана. Её поддержал примат [[Нумидия|Нумидии]] Секунд, который поставил на поместном Нумидийском соборе Карфагенского чтеца Майорина, бывшего домашним другом ({{lang-la|domesticus}}) Люциллы, епископом Карфагена. В результерезультате чего в Карфагене появилось два епископа. Майорин был епископом меньше трёх лет, он умер в 313 году. В октябре 313 года епископом Карфагена вместо Майорина становится [[Донат Великий]], от имени Доната христиане Карфагена и Нумидии получили наименование донатисты. С этого времени начинается противостояние Доната с Цецилианом и его преемниками.
 
Избравшие вместо Цецилиана другого епископа назвали себя «церковью мучеников» и провозгласили отлучение от церкви всех, кто находится в евхаристическом общении с отступниками.
 
При разделении нашлось принципиальное богословское отличие в учении. Донатисты утверждалиучилли, что главным признаком истинной церкви является святость, проявляющаяся в личном совершенстве её служителей, и что действительны только те таинства, которые совершаются в Церкви. Далее очень важное значение имело их утверждение, что ранее совершенные таинства вне Церкви недействительны. Это утверждение имело практическое следствие — донатисты крестили вновь тех православных, которые переходили к ним от Цицилиана и были крещены клириками Цицилиана. Донатисты в качестве обоснования приводили правило [[Карфагенский собор (258)|Карфагенского собора 258 года]], согласно которому всех [[ересь|еретиков]] и [[схизма|раскольников]], крещенных вне Церкви, надо крестить.
 
Для разрешения спора обе противоборствующие стороны обращались к императору [[Константин I Великий|Константину I]]. Тот представил спор на рассмотрение папе [[Мильтиад (папа римский)|Мильтиаду]]. Папа в октябре 313 года созвал собор в Риме, на который Цецилиану было приказано явиться вместе с десятью епископами, поддерживавшими его, и десятью епископами, не признававшими его. От донатистов выступил Донат из Казы Нигры ({{lang-la|Donatus Casae Nigrae}}) (часть историков считает Доната из Казы Нигры и Доната Великого одним лицом). Папа принял решение в пользу Цецилиана, но Донат отказался подчиниться этому решению и потребовал созвать новый собор. На новом соборе Цецилиан вновь был оправдан, а решениями ещё одного собора, состоявшегося в Арле в 314 году, Донат был [[отлучение от церкви|отлучен от церкви]], а донатизм осужден как ересь — хотя никакой собственной богословской доктрины он в себе не содержал, но оспаривание догмата о независимости святости сана от личной чистоты его носителя имело принципиальное значение (это предвосхищало постановку вопроса в антицерковных ересях позднего Средневековья). Было постановлено не крестить вторично тех, кто уже был крещен во имя Святой Троицы, и [[извержение из сана|лишать священного сана]] только тех епископов, измена которых церкви была доказана, сохраняя, однако силу за таинствами, ими совершенными. Требовать [[Покаяние (в христианстве)|покаяния]] от донатистов, возвращающихся в ортодоксальную церковь, не стали, а за такими епископами сохранили их кафедры.