Дети в Византии: различия между версиями

Нет изменений в размере ,  6 лет назад
м
→‎Усыновление: уточнение
(→‎Литература: категория)
м (→‎Усыновление: уточнение)
=== Усыновление ===
[[Файл:St George as patron of two children. Mosaic, church of St Demetrios in Thessaloniki.jpg|thumb|160px|right|<center>«''[[георгий Победоносец|Святой Георгий]] и дети''» ([[вотивные предметы|вотивная]] мозаика [[Базилика Святого Димитрия|базилики святого Димитрия]] в [[Салоники|Салониках]], VII—VIII вв.)</center>]]
[[Усыновление]] в Византии ({{lang-gkm|νίοθεσία}}) являлось, наряду с [[Крещение|крестильным]] и ритуальным родством, одной из форм «родства по соглашению», в противоположность формам кровного родства. Для усыновления и родства по крещению использовалась сходная терминология, что связано с законодательными реформами императора [[Лев VI|Льва VI]] (886—912), три новеллы которого посвящены вопросам усыновления. Новелла 24 устанавливала, что более недопустимы браки между родными и приёмными детьми, поскольку усыновление устанавливается церковным [[благословение]]м. Фактически, эта новелла приравнивала усыновителя к [[Крёстный родитель|крёстному отцу]]. Новеллы 2624 и 2627 расширяли перечень потенциальных усыновителей, добавив в него девиц, бездетных женщин и [[Евнухи в Византии|евнухов]]. С этого момента окончательно прекращается установление права [[patria potestas]] в результате усыновления, понимаемого теперь как проявление заботы о ребёнке. В обязанность ребёнка при этом входили забота о родителях в старости и помощь в управлении имуществом при его наличии{{sfn|Macrides|1990|pp=110—111}}.
 
От периода XIII—XIV веков сохранилось довольно много юридических документов об усыновлении. Некоторые из них были заключены между биологическими и приёмными родителями, другие между усыновителями и усыновляемыми. В первом случае, например, бедная вдова, оставшаяся с двумя дочерьми, отдавала на удочерение в более состоятельную семью одну из дочерей. Во втором случае договор заключали бездетные пары, желающие продолжить свой род, с людьми, достигшими 25 лет или старше. Сами по себе эти договоры не устанавливали отношения усыновления, для которого по-прежнему требовалось участие церкви. Контракт фиксировал обязательства сторон: приёмная мать обещала не уклоняться от исполнения данного договора, в частности, не отдавать ребёнка обратно. Усыновляемый, в свою очередь, обязывался служить своим приёмным родителям, как если бы они были его собственные, и относиться к ним почтительно. Прочие обязательства родителей могли включать предоставление приданого по достижении брачного возраста и даже назначение ребёнка своим наследником. Таким образом, хотя приёмный ребёнок и входил в семью, считаясь её членом с точки зрения [[Налоги в Византии|налогообложения]], в каких-то отношениях он мог иметь меньшие права, чем если бы был родным{{sfn|Macrides|1990|p=112}}. Хотя такие договоры не известны для более ранних периодов, их формулировки, вероятно, восходят к существенно более ранним{{sfn|Macrides|1990|p=113}}.