Любомирская, Мария Фёдоровна: различия между версиями

м
убрал предлинную цитату под кат
(→‎Последние годы: этот Уваров не был графом)
м (убрал предлинную цитату под кат)
В конце 1805 года графиня вышла в третий раз замуж за генерал-адъютанта шефа Кавалергардского полка [[Уваров, Фёдор Петрович|Фёдора Петровича Уварова]] (1769—1824), весьма близкого человека к [[Александр I|Александру I]]. С первых же дней замужества она объявила мужу, что продолжит вести тот образ жизни, который вела во время своего вдовства. У себя она собирала кружок своих обожателей, и, как замечал в своих мемуарах граф [[Бенкендорф, Александр Христофорович|А. Х. Бенкендорф]], «поддерживаемая хлопотами и советами своей подруги графини Е. Н. [[Мантейфель, Иван Васильевич|Мантейфель]], полностью сбросила маску, которая вдохновляла доверие к ней её мужа». Граф А. Х. Бенкендорф признавался, что он сам пользовался моментами, когда Уваров был при дворе, и приходил к Марии Фёдоровне говорить о любви, — «Она была одна из самых соблазнительных и самых ловких женщин, и как большинство других, я был без памяти в неё влюблен»<ref>А. Х. Бенкендорф. Воспоминания. 1802—1837. — М.: Российский Фонд Культуры, 2012. — С. 118.</ref>.
 
{{начало цитатыскрытого блока|Князь [[Вяземский, Пётр Андреевич|П. А. Вяземский]] о Марии Уваровой}}
:Мария Уварова «не была красавица ни по греческому образцу, ни по каким другим пластическим образцам. Живописец и ваятель, может быть, не захотели бы посвятить ей ни кисти своей; ни резца: ведь могущество и очарование прелестей её остались бы для них неуловимыми. Кто знал её ближе, видел в ней и другие свойства, искупающие, по крайней мере в глазах постороннего, отступления от общественной дисциплины. Она была отменно добрая, благотворительная и честная, если не жена, то женщина, даже набожная в своемсвоём родроде. И набожность её, не смотря на её увлечения и слабости, не была в ней ни ханжеством, ни обманом, ни лицемерием. По собственному признанию её, «в физическом организме её не было врожденных свойств, объясняющих её увлечения. Зародыши этих увлечений были в сердце её, вырастали и созревали в голове и окончательно развивались на почве польской натуры»<ref>П. А. Вяземский. Полное собрание сочинений в 12 т. — Том 8.— СПб., 1883.— С. 227—230.</ref>.
{{конец цитатыскрытого блока}}
 
Последние годы жизни она много болела и была разбита параличом. Умерла в марте 1810 года, оставив Уварову большое наследство, полученное ею от отца и первого мужа. Похоронена в [[Сергиева Приморская пустынь|Сергиевой пустыни]], близ Петербурга, около родовой усыпальницы Зубовых; над могилой её был поставлен мраморный бюст<ref>Великий князь Николай Михайлович. Петербургский некрополь / Сост. В. Саитов. В 4-х т. — СПб., 1912—1913.- Т.4.-С. 317. </ref>.