Открыть главное меню

Изменения

В лагере Берёза-Картузская разрешалось содержать людей до трёх месяцев без суда, исключительно по административному решению полиции или главы воеводства. Администрация лагеря имела право добавить срок (то есть оставить заключённого на повторные три месяца), чем довольно часто пользовалась. Заключённого могли освободить досрочно при отказе от «антигосударственной деятельности» и подписании специального обязательства {{нет АИ|14|04|2012}}.
 
Несмотря на протесты политических сил, выступавших против режима «[[Санация (Польша)|санации]]», лагерь продолжал существовать, став местом заключения представителей левых организаций и активистов этнических меньшинств — украинцев, белорусов, русских. С момента основания до 1 декабря 1934 года комендантом лагеря был Болеслав Греффнер, затем до его закрытия — Йозеф Камала-Курганский. В советских источниках лагерь назывался «концентрационным», а его существование считалось свидетельством «фашистской» сущности санационного режима. Количество заключённых колебалось от 100 до 900 человек. До 1 сентября 1939 года через лагерь прошло около 3000 человек (документы этих заключённых сохранились и находятся в Брестском областном архиве). После нападения Германии на Польшу (точнее, первые аресты начались уже 30 августа) польские власти начали массовую изоляцию «неблагонадёжных элементов»: польских граждан немецкой национальности, членов украинских и белорусских национальных организаций, бывших членов [[Коммунистическая партия Польши|Компартии Польши]], [[Коммунистическая партия Западной Белоруссии|Компартии Западной Белоруссии]] и [[Коммунистическая партия Западной Украины|Компартии Западной Украины]]. В лагерь было доставлено от 1,5 до 2 тыс. лиц немецкой национальности (в том числе около 500 женщин), от 3 до 5 тыс. членов украинских организаций. В этот период (1—18 сентября) документация или не велась, или была уничтожена. Общее количество заключённых за весь период существования лагеря можно оценить в 8—10 тыс. человек <ref name=autogenerated1 />.
 
Лагерь имел проволочные ограждения с пулемётными вышками по периметру. Арестанты носили полотняную одежду с круглой полотняной шапочкой, на ногах — [[деревянные башмаки]]. В небольшие камеры с цементным полом набивали по 40 человек. Чтобы заключённые не садились, пол постоянно поливался водой. Им запрещалось разговаривать. Уделом узников была изнурительная работа и голодный паёк. Жестокое обращение со стороны лагерной администрации было нормой<ref>[http://www.lib.grsu.by/cgi-bin/fulltext/get.cgi?K_IZD=61529&K_PRN=0&N_FILE=61529.pdf Лугачёва, Т. А. МОПР в Западной Белоруссии (1923—1939) / Т. А. Лугачёва. — Гродно : ГрГУ, 2001. — С. 16.]</ref>.
Анонимный участник