Тесла, Никола: различия между версиями

м (откат правок 37.229.157.183 (обс) к версии 91.204.228.243)
Первый класс [[начальная школа|начальной школы]] Никола закончил в Смилянах. В 1862 году, вскоре после гибели Дане, отец семейства получил повышение сана, и семья Теслы переехала в [[Госпич]], где он завершил оставшиеся три класса начальной школы, а затем и трёхлетнюю нижнюю [[реальное училище|реальную гимназию]], которую закончил в 1870 году. Осенью того же года Никола поступил в Высшее [[реальное училище]] в городе [[Карловац (город)|Карловац]]. Он жил в доме у своей тёти, двоюродной сестры отца, Станки Баранович.
 
В июле 1873 года Н. Тесла получил [[аттестат|аттестат зрелости]]. Несмотря на наказ отца, Никола вернулся к семье в Госпич, где была эпидемия [[холера|холеры]], и тут же заразился. Вот что рассказывал об этом сам Тесла:
{{цитата|
Мне с детства была предназначена стезя священника. Эта перспектива, как чёрная туча, висела надо мной. Получив аттестат зрелости, я оказался на распутье. Должен ли я ослушаться отца, проигнорировать полные любви пожелания матери или подчиниться судьбе? Эта мысль угнетала меня, и в будущее я смотрел со страхом. Я глубоко уважал своих родителей, поэтому решил заниматься духовными науками. Именно тогда разразилась ужасная эпидемия холеры, которая выкосила десятую часть населения. Вопреки не допускавшим возражений приказам отца я помчался домой, и болезнь подкосила меня. Позже холера привела к водянке, проблемам с лёгкими и прочим заболеваниям. Девять месяцев в постели, почти без движения, казалось, истощили все мои жизненные силы, и врачи отказались от меня. Это был мучительный опыт не столько из-за физических страданий, сколько из-за моего огромного желания жить. Во время одного из приступов, когда все думали, что я умираю, в комнату стремительно вошёл мой отец, чтобы поддержать меня такими словами: «Ты поправишься». Как сейчас вижу его мертвенно-бледное лицо, когда он пытался ободрить меня тоном, противоречащим его заверениям. «Может быть, — ответил я — мне и удастся поправиться, если ты позволишь мне изучать инженерное дело». «Ты поступишь в лучшее учебное заведение в Европе», — ответил он торжественно, и я понял, что он это сделает. С моей души спал тяжкий груз. Но утешение могло прийти слишком поздно, если бы меня удивительным образом не вылечила одна старая женщина с помощью отвара из бобов. В этом не было силы внушения или таинственного воздействия. Средство от болезни было в полном смысле целебным, героическим, если не отчаянным, но оно возымело действие<ref>Рассказ комбинирован из трёх источников:
Анонимный участник