Открыть главное меню

Изменения

 
=== Проверка мест лишения свободы ===
Одной из функций региональных омбудсменов является надзор за соблюдением прав заключенных и иных лиц, находящихся в местах лишения свободы. Хотя колонии, [[СИЗО]] и тюрьмы в России находятся в ведении федеральных властей, еще до изменений 2015 года региональные омбудсмены имели право (наравне с федеральным Уполномоченным) без специального разрешения посещать заключенных и проверять условия их содержания<ref>Шелякин А. В. Антикоррупционный потенциал уполномоченного по правам человека при рассмотрении письменных обращений граждан // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. — 2013. — № 11 (42). — С. 17.</ref>. На практике проверка региональными омбудсменами мест лишения свободы часто оказывается формальной и сводится к критике отдельных недостатков (при этом руководство учреждений омбудсмены обычно предпочитают не критиковать). Имеют место и приписки. Например, руководитель общественной организации «Архив Отписка» Александр Ливчак в опубликованном в 2006 году специальном докладе свердловского Уполномоченного [[Мерзлякова, Татьяна Георгиевна|Т. Г. Мерзляковой]] «О нарушениях прав подозреваемых и обвиняемых, содержащихся в [[Изолятор временного содержания|изоляторах временного содержания]] органов внутренних дел Свердловской области» выявил приписку: в докладе описана ситуация в 48 изоляторах временного содержания Свердловской области, но при этом Уполномоченный и его сотрудники лично посетили только 15 изоляторов<ref>[http://index.org.ru/journal/24/liv24.html Ливчак А. Казенные правозащитники: вопросы без ответов // Индекс / Досье на цензуру. — 2006. — № 24.]</ref>. А. Ливчак предположил, что скорее всего данные по оставшимся 33 изоляторам попали в доклад из какого-то милицейского или прокурорского отчета<ref>[http://index.org.ru/journal/24/liv24.html Ливчак А. Казенные правозащитники: вопросы без ответов // Индекс / Досье на цензуру. — 2006. — № 24.]</ref>. Кроме того, А. Ливчак обратил внимание, что Мерзлякова в докладе критикует «отдельные недостатки» в работе изоляторах временного содержания (нехватка постельного белья и тому подобное)<ref>[http://index.org.ru/journal/24/liv24.html Ливчак А. Казенные правозащитники: вопросы без ответов // Индекс / Досье на цензуру. — 2006. — № 24.]</ref>. О пытках в изоляторах Мерзлякова в докладе не написала — например, она даже не упомянула о гибели в 2005 году в изоляторе временного содержания Екатеринбурга Владимира Орлова, который был забит насмерть милиционерами (этот факт признало ГУВД Свердловской области)<ref>[http://index.org.ru/journal/24/liv24.html Ливчак А. Казенные правозащитники: вопросы без ответов // Индекс / Досье на цензуру. — 2006. — № 24.]</ref>. На критическую публикацию Ливчака об этой ситуации, ответил главный специалист аппарата Уполномоченного по правам человека в Свердловской области В. И. Попов<ref>[http://index.org.ru/journal/24/liv24.html Ливчак А. Казенные правозащитники: вопросы без ответов // Индекс / Досье на цензуру. — 2006. — № 24.]</ref>. Критика ему не понравилась и он весьма жестко отозвался о самом А. Ливчаке. По словам В. И. Попова, у Ливчака «нет за душой ни чести, ни совести, ни элементарной человеческой порядочности» и ему недоступны «простые логические операции», правозащитник льет «свои помои», распространяет « ложь и клевету», а также «совсем не безобидную галиматью»<ref>[http://index.org.ru/journal/24/liv24.html Ливчак А. Казенные правозащитники: вопросы без ответов // Индекс / Досье на цензуру. — 2006. — № 24.]</ref>.
 
=== Координация деятельности правозащитных общественных организаций в регионе ===