Любомирская, Мария Фёдоровна: различия между версиями

Нет описания правки
м (Упаковка нескольких использований шаблона Ш:Однофамильцы в один Ш:Однофамильцы3.)
{{однофамильцы3|Любомирская|Уварова|Потоцкая|Зубова|Зубова, Мария}}
{{Персона
|имя = Мария Фёдоровна Уварова
|подданство =
|дата смерти = 15.03.1810
|место смерти = {{МестоСмертиМс|Санкт-Петербург}},<br> [[Российская империя]]
|отец =
|мать =
 
== Графиня Зубова ==
В 1801 году скончался муж Марии, оставив ей богатое наследство. Через два года, когда граф Зубов официально женился на Потоцкой, их брак носил уже формальный характер. Зубов часто болел, а графиня имела большой успех в свете. [[Булгарин, Фаддей Венедиктович|Ф. В. Булгарин]] воспоминал<ref>[http://fershal.narod.ru/Memories/Texts/Bulgarin/Bulgarin_1_6.htm Ф. В. Булгарин. Воспоминания.]</ref>:{{цитата|Как два драгоценные алмаза в богатом ожерелье, блистали в высшем обществе две польки-красавицы, [[Нарышкина, Мария Антоновна|Мария Антоновна Нарышкина]] и графиня Зубова, между множеством русских красавиц... Графиня Зубова была небольшого роста, живая, веселая, имела в своем характере много [[Амазонки|амазонского]], и отличалась быстрым умом.}}
Графиня была окружена толпой поклонников, с которыми её связывали далеко не платонические отношения. Среди них выделялись князья-генералы [[Щербатов, Алексей Григорьевич|Алексей Щербатов]]<ref>А.  Г.  Щербатов. Мои воспоминания.— СПб.: Нестор-История, 2006.  — 278 с.</ref> и [[Долгоруков, Пётр Петрович (младший)|Пётр Долгоруков]] (1777—1806). Последний в мае 1803 года стрелялся из-за неё на дуэли с [[Бороздин, Николай Михайлович|Н. М. Бороздиным]] и был серьёзно ранен в ногу. Врачи долго сомневались в выздоровлении Долгорукова и даже хотели ампутировать ему ногу<ref>Письма Ростопчина к князю П. Д. Цицианову // Девятнадцатый век. Исторический сборник. — М., 1872. — С. 15.</ref>. Позднее, в 1806 году, скоропостижная смерть Долгорукова совершенно не расстроила Зубову. Узнав о его кончине, она в тот же день веселилась на балу, чем очень удивила высший свет. Имея большие способности к танцам, она славились своим исполнением особого танца ''«па-де-шаль»'' и весь Петербург ездил смотреть, как она это делает. Поэт [[Марин, Сергей Никифорович|С. Марин]] писал [[Воронцов, Михаил Семёнович|М. Воронцову]] в 1803 году<ref>Письма С. Н. Марина к М. С. Воронцову // Архив князя Воронцова. Т. 35. — М., 1889.</ref> :{{цитата|Завтра у Кутайсова спектакль — бал и еще что-то такое, то есть графиня Мария Зубова танцует шаль. Мне бы очень хотелось посмотреть, но ты, что в горести напрасно <ref>Стихотворение Марина, в котором был осмеян граф Кутайсов.</ref> загородило дверь мне в этот дом. Что услышу, то напишу.}}
 
== Последние годы ==
В июне 1804 года графиня Зубова овдовела второй раз. Она отказалась от положенного ей по закону наследства и оформила доверенность на братьев [[Зубовы]]х, позволявшую им совершать любые сделки с собственностью её мужа, с условием ежегодного пособия до конца дней своих в размере 24 000 рублей. Много шума в свете наделала её связь с князем [[Гагарин, Павел Гаврилович|Павлом Гагариным]] (1777—1850), который в то время был женат на [[Лопухина, Анна Петровна|Анне Лопухиной]], фаворитке покойного императора Павла. Императрица [[Елизавета Алексеевна]] в мае 1805 года писала<ref>Вел. кн. Николай Михайлович. Елизавета Алексеевна, супруга императора Александра I. Т.2. — СПб., 1909. — С. 157.</ref>:{{цитата|Сегодня год, как начался страстный роман князя Гагарина с графиней Зубовой, и какое удивительное совпадение, что они оба так рано овдовели, муж и жена одного и другой умерли очень молодыми и полными здоровья.}}
 
В конце 1805 года графиня вышла в третий раз замуж за генерал-адъютанта шефа Кавалергардского полка [[Уваров, Фёдор Петрович|Фёдора Петровича Уварова]] (1769—1824), весьма близкого человека к [[Александр I|Александру I]]. С первых же дней замужества она объявила мужу, что продолжит вести тот образ жизни, который вела во время своего вдовства. У себя она собирала кружок своих обожателей, и, как замечал в своих мемуарах граф [[Бенкендорф, Александр Христофорович|А.  Х.  Бенкендорф]], «поддерживаемая хлопотами и советами своей подруги графини Е. Н. [[Мантейфель, Иван Васильевич|Мантейфель]], полностью сбросила маску, которая вдохновляла доверие к ней её мужа». Граф А.  Х.  Бенкендорф признавался, что он сам пользовался моментами, когда Уваров был при дворе, и приходил к Марии Фёдоровне говорить о любви,  — «Она была одна из самых соблазнительных и самых ловких женщин, и как большинство других, я был без памяти в неё влюблен»<ref>А.  Х.  Бенкендорф. Воспоминания. 1802—1837.  — М.: Российский Фонд Культуры, 2012.  — С. 118.</ref>.
 
{{начало скрытого блока|Князь [[Вяземский, Пётр Андреевич|П. А. Вяземский]] о Марии Уваровой}}
: Мария Уварова «не была красавица ни по греческому образцу, ни по каким другим пластическим образцам. Живописец и ваятель, может быть, не захотели бы посвятить ей ни кисти своей; ни резца: ведь могущество и очарование прелестей её остались бы для них неуловимыми. Кто знал её ближе, видел в ней и другие свойства, искупающие, по крайней мере в глазах постороннего, отступления от общественной дисциплины. Она была отменно добрая, благотворительная и честная, если не жена, то женщина, даже набожная в своём роде. И набожность её, не смотря на её увлечения и слабости, не была в ней ни ханжеством, ни обманом, ни лицемерием. По собственному признанию её, в физическом организме её не было врожденных свойств, объясняющих её увлечения. Зародыши этих увлечений были в сердце её, вырастали и созревали в голове и окончательно развивались на почве польской натуры»<ref>П.  А.  Вяземский. Полное собрание сочинений в 12 т.  — Том 8.— СПб., 1883.— С. 227—230.</ref>.
{{конец скрытого блока}}