Охота на ведьм: различия между версиями

802 байта добавлено ,  4 года назад
(отмена правки 86389493 участника 176.59.48.138 (обс.))
По мнению [[Лотман, Юрий Михайлович|Ю. М. Лотмана]], массовый характер и хронологические рамки явления получают объяснение в той смене типа мировосприятия, которая обозначила конец средних веков и приход [[Ренессанс]]а. Если человек [[Высокое Средневековье|классического средневековья]] вполне осознавал своё место в мире и времени, где стройная иерархия смыслов обеспечивала устойчивость его мироощущения, то для поколений следующей эпохи эта иерархия оказалась нарушенной и культура только начинала осваивать изменившуюся реальность. Человек Ренессанса испытывал не столько восторг новизны, сколько страх, поскольку был теперь лишён той точки опоры, которую его предкам поставляла культура, имевшая своим смысловым центром Священное Писание, с которым любая бытовая реалия была [[неоплатонизм|неоплатонически]] связана бесконечными уподоблениями. Возрождение, совпавшее с [[Великие географические открытия|Великими географическими открытиями]], поколебало этот уютный универсум: самый облик мира в сознании европейца стал другим. С приходом [[барокко]] смятение перед открывшимися горизонтами знания только увеличилось. Таким образом, «охота на ведьм» оказывается обратной стороной [[гуманизм|гуманизации]], [[Секуляризация (социология)|секуляризации]] (обмирщения) и рационализации культуры, связываемых с наступлением [[Новое время|Нового времени]]:
{{начало цитаты}}Быстрая — на памяти двух-трёх поколений, то есть в исторически ничтожный срок — перемена всей жизни, социальных, моральных, религиозных её устоев и ценностных представлений рождала в массе населения чувство неуверенности, потери ориентировки, вызывала эмоции страха и ощущение приближающейся опасности. Только этим можно объяснить интересный для исследователя массовой психологии и всё ещё до конца не объяснённый феномен истерического страха, который охватил Западную Европу с конца XV до середины XVII в. Характерно, что такие проявления этого страха, как процессы ведьм, не признавая различий между католическими и протестантскими землями, останавливаются на границах классического Ренессанса: Русь XV—XVIII вв. не знала этого психоза. <…> В атмосфере Ренессанса надежда и страх, бесшабашная удаль одних и чувство потери почвы под ногами у других тесно переплетались. Это и была атмосфера научно-технического переворота.<br>Страх был вызван потерей жизненной ориентации. Но те, кто его испытывали, не понимали этого. Они искали конкретных виновников, хотели найти того, кто испортил жизнь. Страх жаждал воплотиться.{{конец цитаты||источник= {{книга |автор = [[Лотман, Юрий Михайлович|Лотман Ю.]] |часть =Технический прогресс как культурологическая проблема |заглавие = Семиосфера. Культура и взрыв. Внутри мыслящих миров. Статьи. Исследования. Заметки (1968—1992)|издание = |место = СПб.|издательство = [[Искусство (издательство)|Искусство]]|страницы = 629 |страниц = 704|серия = |isbn = 5-210-01488-6}}}}
 
== Философское осмысление ==
Представленя Фрэнсиса Бэкона (1561-1626) о необходимости "обуздать природу" и "выпытать ее секреты" [[Фритьоф Капра]] сопоставил с процессами охоты на ведьм, с которыми Бэкон был знаком. Капра подвергает критике механистическое и потребительское отношение к природе и, опираясь на подобные аналогии, констатирует маскулинную сущность цивилизации Нового Времени.<ref>Fritjjof Capra, ''The Turning Point: Science, Society and the Rising Culture'', 1982.</ref>
 
== Современное значение термина «охота на ведьм» ==