Прасковья Иоанновна: различия между версиями

(→‎Брак: стилевые правки)
Метки: правка с мобильного устройства правка из мобильной версии
В дневнике голштинского камер-юнкера Берхгольца написано: «она брюнетка и недурна собой», а леди Рондо, видевшая её незадолго до смерти, нашла, что, несмотря на сильное нездоровье, она «все-таки еще красива»<ref name="пол">[[Русский биографический словарь]]</ref>.
 
Половцев пишет: «Оставаясь долгие годы неотлучно при своей суровой матери, царевна мало-помалу привыкла к рабскому подчинению её воле и утратила всякую самостоятельность. Когда умерла её мать, царевне Прасковье Иоанновне шел уже 30-й год, и на неё пали все хлопоты по разделу имущества и имений царицы, а затем по управлению ими. Что-то робкое и нерешительное проявляется во всех её действиях: для более успешного окончания разных дел она стала раздавать взятки влиятельным лицам, обращалась к князю МеньшиковуМеншикову и к его жене с просьбами о себе и сестре и писала почтительные родственные письма во дворец»<ref name="пол" />.
 
В короткое царствование [[Петр II|Петра II]] для Прасковьи Иоанновны образуется особый «двор», и она пользуется на своё прожитье весьма значительными по тому времени субсидиями из государственной казны: так, в 1728 г. на содержание её двора отпускается из казны 12 тысяч рублей в год, а через год это содержание достигает 17 тысяч. В 1728 г. Прасковье Иоанновне был пожалован в Москве дом, из принадлежавших кн. МеньшиковуМеншикову и отписанных после его опалы в казну.
 
При воцарении сестры, Анны Иоанновны, материальное положение царевны еще более улучшается.
Анонимный участник