Искандер-наме: различия между версиями

м
оформление
м (откат правок 2A02:2698:4C26:8889:9932:8D0A:A792:A291 (обс.) к версии Шивва Рудра)
м (оформление)
Образ Искандера у Низами отличается от исторического Александра Македонского; так, Искандер у Низами — идеальный правитель, полководец и мыслитель. В то же время Низами не умолчал о том, что Искандер вёл кровавые войны, взимал дань и нес страдания покорённым. Во второй части поэмы Искандер показан уже как учёный и пророк. Показаны глубокие познания героя в науке. Например, он обсуждает вопросы [[космогония|космогонии]] со знаменитыми греческими философами<ref name="evl"/>. Божественный вестник говорит Искандеру, что тот удостоен сана пророка, и герой снова отправляется в путешествие, чтобы возвестить истину всему миру<ref name="bse"/>.
 
Во время четвёртого путешествия Искандер попадает в страну с идеальным общественным устройством, где нет ни властей, ни притеснителей, ни богатых, ни бедных. Низами высказывает мысль, что возможно существование общества равных, которые не нуждаются в правителе.<ref name="bse"/>. Советский востоковед [[Бертельс, Евгений Эдуардович|Е. Э. Бертельс]] в статье «Подготовка к юбилею Низами» представил описание этой страны предвосхищением появления [[СССР|Советского Союза]]<ref name="искандернаме">«''Долго ездит мудрец, объехал он и юг, и запад, и восток, но счастья не нашел нигде. Наконец, путь привел его на север. Если бы мы попытались начертить его маршрут на карте, то это место оказалось бы приблизительно в Сибири. И вот там-то, наконец, Искандер нашел то, что искал. Он встретил народ, не знавший ни богатых, ни бедных, не знавший ни угнетения, ни притеснения, не ведающий ни царей, ни тиранов. В этом свободном обществе, где силы не тратятся на борьбу, все устремлено на улучшение и устроение жизни.<br>Там люди сумели преодолеть болезни, удлинить до предела радостную жизнь человека. Там все цветет, все радует глаз, это — царство вечного мира и вечной радости. Найдя эту изумительную страну, Искандер восклицает, что если бы он ранее знал о её существовании, то не тратил бы попусту время на бесплодные поездки, а сразу же сделал бы для себя законом её образ жизни.<br>Может быть, буржуазным исследователям эта страна и казалась „схоластическим измышлением“. Мы, советские читатели Низами, совсем иначе смотрим на это дело. Мы знаем эту страну, мы имеем счастье жить в такой стране и знаем, по какому пути нужно идти, чтобы добиться этого счастья.<br>И глубоко волнует советского читателя, что великий мыслитель Азербайджана XII в. эту страну поместил в тот географический район, где и в самом деле осуществилась его великая мечта. Заметим, что этой картиной завершается все творчество Низами, что весь его творческий путь представляет собой как бы подъём, устремленный к этой кульминационной точке (…) И вот теперь в стране победившего социализма, в стране, не знающей страха перед исторической правдой, советские ученые берут на себя почетную задачу дать народам своей страны то сокровище, которое веками от них утаивали.''» Бертельс Е. Э. Подготовка к юбилею Низами. — Литературная газета. 10.12.1939, № 68.</ref>.
 
В некоторых рукописях поэмы есть глава, посвящённая смерти самого Низами; возможно, это более поздняя вставка<ref>{{cite web