Открыть главное меню

Изменения

м
Исправление кирлата в римских цифрах по запросу на ВП:РДБ
 
=== Происхождение ===
[[Файл:D478-scipion_l’africainscipion l’africain-Liv2-ch10.png|thumb|265px|Публий Корнелий Сципион Африканский]]
По рождению Публий Корнелий принадлежал к знатному [[Патриции|патрицианскому]] роду [[Эмилии|Эмилиев]], который античные авторы относили к самым старым семействам Рима{{sfn|Плутарх|1994|loc=Эмилий Павел, 2, 1}}. Одна из восемнадцати старейших [[Триба|триб]] получила своё название в честь этого рода{{sfn|Aemilius|1893|loc=s. 543}}. Его генеалогию возводили либо к [[Пифагор]]у{{sfn|Плутарх|1994|loc=Эмилий Павел, 2, 1}}, либо ко второму царю Рима [[Нума Помпилий|Нуме Помпилию]]{{sfn|Плутарх|1994|loc=Нума, 8}}, а одна из версий традиции, приводимая [[Плутарх]]ом, называет ''Эмилией'' дочь [[Эней|Энея]] и [[Лавиния|Лавинии]], родившую от [[Марс (мифология)|Марса]] [[Ромул]]а — легендарного основателя Рима{{sfn|Плутарх|1994|loc=Ромул, 2}}{{sfn|Aemilius|1893|loc=s. 544}}. Представителей этого рода отличали, согласно [[Плутарх]]у, «высокие нравственные качества, в которых они неустанно совершенствовались»{{sfn|Плутарх|1994|loc=Эмилий Павел, 2, 2}}. В III веке до н. э. Эмилии регулярно получали [[Консул (Древний Рим)|консульство]], и в историографии их называют применительно к этой эпохе ядром одной из «политических клик, стремившихся захватить всю власть целиком». Их политическими союзниками были [[Ливии]], [[Сервилии]], [[Папирии]], [[Корнелии Сципионы]], [[Ветурии]], [[Лицинии]]{{sfn|Кораблёв|1981|loc=с. 18}}.
 
[[Когномен]] ''Павел'' (''Paulus'') означает «невысокий»{{sfn|Фёдорова|1982|loc=с. 88}}. Прадедом Публия был [[Марк Эмилий Павел (консул 255 года до н.э.)|Марк Эмилий Павел]], консул 255 года до н. э., сражавшийся с [[карфаген]]янами на море во время [[Первая Пуническая война|Первой Пунической войны]]{{sfn|Aemilius 118|1893|loc=s. 581}}; дедом — [[Луций Эмилий Павел (консул 219 года до н. э.)|Луций Эмилий Павел]], консул 219 и 216 годов до н. э., командовавший во [[Вторая Иллирийская война|Второй Иллирийской войне]] и погибший в [[Битва при Каннах|битве при Каннах]]. Дочь этого нобиля и соответственно тётка Публия Корнелия [[Эмилия Павла|Эмилия Терция]] стала женой [[Публий Корнелий Сципион Африканский|Публия Корнелия Сципиона Африканского]]{{sfn|Полибий|2004|loc=ХХХIIXXXII, 12}}{{sfn|Тит Ливий|1994|loc=XXXVIII, 57}}{{sfn|Валерий Максим|1772|loc=VI, 7, 1-3}}.
 
Отцом Публия был двукратный консул (в 182 и 168 годах до н. э.) [[Луций Эмилий Павел Македонский|Луций Эмилий Павел]], получивший [[агномен]] ''Македонский'' за победу над царём [[Персей Македонский|Персеем]] в 168 году до н. э. Мать Публия принадлежала к патрицианскому роду [[Папирии|Папириев]]. Её отец, [[Гай Папирий Мазон]], был консулом в 231 году до н. э. и, одержав победу над [[Корсы|корсами]], первым из римских полководцев отпраздновал [[триумф]] против воли [[Сенат (Древний Рим)|сената]]{{sfn|Трухина|1986|loc=с. 116}}.
 
=== Ранние годы ===
[[Файл:Aemilia_10_Aemilia 10 -_88001163 88001163.jpg|thumb|Римский [[денарий]] 62 года до н. э., на котором изображена капитуляция царя [[Персей Македонский|Персея]]|left|280px]]
Будущий Сципион Эмилиан родился в конце 185 или начале 184 года до н. э.{{sfn|Трухина|1986|loc=с. 115}} Исследователи не могут определить более точную дату, поскольку данные источников противоречивы{{sfn|Cornelius 335|1900|loc=s. 1440}}. С одной стороны, [[Тит Ливий]] и [[Диодор Сицилийский]] сообщают, что в день [[Битва при Пидне|битвы при Пидне]] (22 июня 168 года до н. э.) Публию Корнелию было семнадцать лет{{sfn|Тит Ливий|1994|loc=XLIV, 44, 3}}{{sfn|Диодор Сицилийский||loc=ХХХ, 22}}. С другой стороны, [[Полибий]], рассказывая о своей первой встрече со Сципионом Эмилианом, которая не могла произойти раньше начала 166 года до н. э.{{sfn|Cornelius 335|1900|loc=s. 1440}}, говорит, что тому было «не больше восемнадцати лет»{{sfn|Полибий|2004|loc=ХХХIIXXXII, 10, 1}}. И Диодор подтверждает, что Сципион именно в этом возрасте сделал Полибия своим наставником{{sfn|Диодор Сицилийский||loc=ХХХIXXXI, 26, 5}}.
 
Умер Публий Корнелий, по данным некоторых источников, незадолго до своего 56-летия{{sfn|Cornelius 335|1900|loc=s. 1440}}. Это произошло сразу по окончании действия трактата [[Марк Туллий Цицерон|Марка Туллия Цицерона]] «О государстве», то есть вскоре после [[Латинские игры|Латинских игр]] 129 года до н. э.{{sfn|Цицерон|1966|loc=О государстве, I, 14}} Эти игры проходили в апреле или мае, что указывает на 185 год до н. э. как год рождения. По-видимому, уже в древности единого мнения о том, когда родился Сципион Эмилиан, не было; на это может указывать{{sfn|Cornelius 335|1900|loc=s. 1440}} сообщение [[Гай Веллей Патеркул|Гая Веллея Патеркула]]: «Умер он в почти 56 лет. Если кто в этом усомнится, пусть обратится к его первому консульству, на которое он был избран тридцати шести лет, и сомнения отпадут»{{sfn|Веллей Патеркул|1996|loc=II, 4, 7}}.
 
[[Файл:The Triumph of Aemilius Paulus (detail).jpg|thumb|right|[[Карл Верне]]. «Триумф Эмилия Павла (фрагмент)», (1789)|left|280px]]
Победа при Пидне означала конец войны, но римская армия ещё больше года находилась в Македонии. На это время Луций Эмилий Павел предоставил Публию право охотиться в царских лесах, и в результате тот на всю жизнь стал страстным любителем охоты{{sfn|Полибий|2004|loc=ХХХIIXXXII, 15, 3-7}}. Кроме того, Павел подарил сыновьям библиотеку царя Персея, увезённую затем в Рим{{sfn|Плутарх|1994|loc=Эмилий Павел, 28}}. Осенью 168 года до н. э. Павел взял сына с собой в путешествие по Греции: через [[Фессалия|Фессалию]] римляне добрались до [[Дельфы|Дельф]], потом посетили [[Эвбея|Эвбею]], [[Афины]], [[Коринф]], [[Сикион]], города [[Арголида|Арголиды]], [[Спарта|Спарту]] и [[Олимпия|Олимпию]]{{sfn|Тит Ливий|1994|loc=XLV, 27—28}}. Именно Публий позже рассказал Полибию об огромном впечатлении, произведённом на его отца [[Статуя Зевса в Олимпии|статуей Зевса]] работы [[Фидий|Фидия]]{{sfn|Трухина|1986|loc=с. 117}}.
 
По возвращении в Рим в следующем году Сципион Эмилиан, как и Максим Эмилиан, принял участие в [[триумф]]е отца. Оба они шли за колесницей триумфатора{{sfn|Cornelius 335|1900|loc=s. 1441}}. В те самые дни Публий Корнелий потерял обоих своих единокровных братьев, которые внезапно умерли один за другим (одному было 14, другому — 12 лет){{sfn|Плутарх|1994|loc=Эмилий Павел, 35}}{{sfn|Тит Ливий|1994|loc=XLV, 40, 7}}.
В первые годы после Македонской войны Сципион Эмилиан занимался только охотой и книгами, не интересуясь общественными делами. Вопреки существовавшему тогда обыкновению он не бывал на [[Форум (римский)|форуме]] и не пытался ради славы возбудить судебное дело против каких-либо видных нобилей{{sfn|Бобровникова|2001|loc=с. 33—34}}. Поэтому его считали человеком, лишённым честолюбия, ленивым и вялым, поведение которого не соответствует его выдающемуся происхождению{{sfn|Трухина|1986|loc=с. 117}}.
 
Решающий поворот в жизни Сципиона Эмилиана связан с его знакомством с одним из заложников, предоставленных Риму [[Ахейский союз|Ахейским союзом]], — сыном стратега [[Ликорт]]а [[Полибий|Полибием]]. Этот ахеец впервые пришёл в дом Луция Эмилия Павла по какому-то делу, связанному с книгами, и с этого началась большая дружба, молва о которой, по словам самого Полибия, «обошла Италию и Элладу»{{sfn|Полибий|2004|loc=ХХХIIXXXII, 9, 2}}. Братья Эмилианы добились того, чтобы Полибий в отличие от остальных заложников, разосланных по италийским муниципиям, был оставлен в Риме. Вскоре после этого состоялся судьбоносный для Публия Корнелия разговор, рассказ о котором сохранился в составе полибиевой «[[Всеобщая история (Полибий)|Всеобщей истории]]»{{sfn|Трухина|1986|loc=с. 117}}{{sfn|Cornelius 335|1900|loc=s. 1441}}.
 
Сципион Эмилиан спросил своего греческого друга, почему тот постоянно разговаривает только с его братом Квинтом, словно пренебрегая им, Публием{{sfn|Полибий|2004|loc=ХХХIIXXXII, 9, 8—9}}:
 
{{начало цитаты}}
«Наверное, ты думаешь обо мне так же, как и мои сограждане, о которых мне приходится слышать. Все считают меня человеком неподвижным и вялым — это их слова, а так как я не занимаюсь ведением дел в судах, то и совсем лишённым свойств римлянина с деятельным характером. Не такие свойства, но прямо противоположные, говорят они, должны отличать представителя дома, к которому я принадлежу. Это огорчает меня сильнее всего».
{{конец цитаты|источник=Полибий. Всеобщая история, XXXII, 9, 9—12{{sfn|Полибий|2004|loc=ХХХIIXXXII, 9, 9—12}}}}.
 
[[Файл:Parlament_Vienna_June_2006_194Parlament Vienna June 2006 194.jpg|thumb|265px|Статуя [[Полибий|Полибия]]]]
Полибий, изумлённый этими словами, объяснил Сципиону, что не пренебрегает им и что чувства Публия «обличают высокую душу». Он предложил другу научить его говорить и действовать так, как подобает человеку его происхождения, и это предложение встретило самый горячий приём{{sfn|Трухина|1986|loc=с. 118}}:
 
{{начало цитаты}}
Полибий ещё не кончил, как Публий схватил обеими руками его правую руку и, с чувством сжимая её, сказал: «Если бы дожить мне до того дня, когда ты оставишь все прочие дела, посвятишь свои силы мне и станешь жить со мною вместе. Тогда, наверное, я и сам скоро нашёл бы себя достойным и нашего дома, и наших предков».
{{конец цитаты|источник=Полибий. Всеобщая история, XXXII, 10, 9—10{{sfn|Полибий|2004|loc=ХХХIIXXXII, 10, 9—10}}}}.
 
С этого момента Полибий был постоянным спутником Сципиона. Последний начал целенаправленно вырабатывать в себе силу характера, отказался от каких-либо излишеств и закалился физически (благодаря этому обстоятельству впоследствии он вышел победителем из ряда воинских единоборств). Публий продолжал увлекаться охотой, но наряду с этим стал посещать форум и стремился не возвращаться домой, не приобретя хотя бы одного нового друга{{sfn|Плутарх|1990|loc=Сципион Младший, 2}}{{sfn|Трухина|1986|loc=с. 118}}{{sfn|Cornelius 335|1900|loc=s. 1441}}. В течение пяти лет после памятного разговора с Полибием он приобрёл прекрасную репутацию и стал широко известен в Риме{{sfn|Диодор Сицилийский||loc=ХХХIXXXI, 27, 1}}{{sfn|Полибий|2004|loc=ХХХIIXXXII, 11, 8}}.
 
Особенно прославила Публия Корнелия его щедрость по отношению к ближайшим родственникам. После ранней смерти приёмного отца и кончины матери последнего, Эмилии Терции (162 год до н. э.), Публий оказался единственным обладателем наследства Сципиона Африканского. Поскольку его родная мать Папирия после развода жила небогато и была вынуждена отказываться от участия в публичных процессиях, Сципион Эмилиан подарил ей все украшения Эмилии Терции, её жертвенную утварь, лошадей, колесницы, сопровождавших её во время торжественных выходов рабов и рабынь. Такая демонстрация сыновней почтительности добавила Публию популярности{{sfn|Диодор Сицилийский||loc=ХХХIXXXI, 27, 3}}{{sfn|Трухина|1986|loc=с. 118}}. Когда же Папирия умерла (приблизительно в 159 году до н. э.{{sfn|Cornelius 335|1900|loc=s. 1442}}), Сципион всё её наследство, включая то, что принадлежало когда-то Эмилии, передал сёстрам, хотя по закону те не имели на это имущество никаких прав{{sfn|Полибий|2004|loc=ХХХIIXXXII, 14, 8—9}}.
 
Как главе семьи Сципиону нужно было выплатить оставшуюся половину приданого своих тёток (дочерей Сципиона Африканского) их мужьям, [[Публий Корнелий Сципион Назика Коркул|Публию Корнелию Сципиону Назике Коркулу]] и [[Тиберий Семпроний Гракх (консул 177 года до н. э.)|Тиберию Семпронию Гракху]], по двадцать пять [[Талант (единица измерения)|талантов]] каждому. В Риме было принято в таких ситуациях платить равными долями в течение трёх лет, но Гракх с Назикой, явившиеся за первым взносом, неожиданно для себя получили полную сумму. Они сообщили было Сципиону Эмилиану о совершённой им ошибке, но тот ответил, что в отношениях с родственниками не одобряет расчётливость{{sfn|Трухина|1986|loc=с. 118—119}}.
 
В 160 году до н. э. умер родной отец Публия. Своё имущество за отсутствием других наследников он завещал Эмилианам, хотя те и перешли в другие семьи. Сципион отказался от своей доли, составлявшей шестьдесят талантов, в пользу старшего брата, чтобы тот мог сравняться с ним в богатстве. Кроме того, он оплатил половину расходов на погребальные игры, хотя те были даны от имени Квинта Фабия{{sfn|Полибий|2004|loc=ХХХIIXXXII, 14, 1-7}}. Все эти примеры бескорыстия прославили Публия Корнелия ещё до начала его политической карьеры{{sfn|Трухина|1986|loc=с. 119}}.
 
В 150-е годы до н. э. (точных датировок нет) Сципион Эмилиан вошёл в состав сената и женился на [[Семпрония (сестра Гракхов)|Семпронии]]{{sfn|Трухина|1986|loc=с. 120—121}} — своей двоюродной племяннице по крови и двоюродной сестре по усыновлению; предположительно этот брачный союз был исключительно политическим{{sfn|Заборовский|1977|loc=с. 185}}. К этому же периоду жизни Публия относится большое путешествие по Италии и [[Трансальпийская Галлия|Трансальпийской Галлии]], предпринятое с образовательными целями{{sfn|Трухина|1986|loc=с. 121}}{{sfn|Cornelius 335|1900|loc=s. 1441—1442}}. Известно, что спутником Сципиона был Полибий, и что Публий Корнелий расспрашивал жителей [[Нарбон]]а, [[Массилия|Массилии]] и Корбилона о [[Британия (остров)|Британии]], но без особого успеха{{sfn|Полибий|2004|loc=ХХХIVXXXIV, 10, 6—7}}.
 
=== Кружок Сципиона ===
 
[[Файл:Roman Wall - Empúries 2005-03-27.jpg| thumb | right | 300px | Римская крепостная стена в [[Эмпорион]]е]]
Публий Корнелий оказался в армии Лукулла, которому выпало управлять [[Ближняя Испания|Ближней Испанией]]. Согласно [[эпитома]]тору [[Тит Ливий|Ливия]], Сципион был военным трибуном{{sfn|Тит Ливий|1994|loc=Периохи, 48}}; согласно Аппиану{{sfn|Аппиан|2002|loc=Иберийско-римские войны, 49}}, [[Луций Ампелий|Луцию Ампелию]]{{sfn|Луций Ампелий|2002|loc=ХХIIXXII, 3}} и [[Секст Аврелий Виктор|Псевдо-Аврелию Виктору]]{{sfn|Аврелий Виктор|1997|loc=LVIII, 3}} — [[Легат (Древний Рим)|легатом]]. Полибий ограничивается нейтральной формулировкой («в звании или трибуна, или легата»{{sfn|Полибий|2004|loc=ХХХVXXXV, 4, 9}}). Автор классического справочника [[Броутон, Роберт|Р. Броутон]] считает более вероятным первый вариант{{sfn|Broughton|1951|loc=р. 455—456}}, немецкий исследователь Г. Симон — второй{{sfn|Симон|2008|loc=с. 72}}.
 
Кампания 151 года до н. э. получилась крайне скандальной. Предшественник Лукулла успел заключить почётный мир с врагом, но новый наместник, жаждавший славы и добычи, развязал войну с дружественным Риму племенем [[Ваккеи|ваккеев]]. Он смог благодаря вероломному приёму взять город Каука, население которого перебил, но с жителями Интеркатии после серии боёв заключил соглашение, а от Палантии был вынужден отступить с потерями{{sfn|Трухина|1986|loc=с. 122}}.
У Массиниссы Публию Корнелию был обеспечен самый лучший приём, поскольку именно семье Сципионов царь был обязан своим престолом{{sfn|Симон|2008|loc=с. 79}}. Публий получил и слонов{{sfn|Аппиан|2002|loc=Иберийско-римские войны, 76—77}}, и вспомогательные войска{{sfn|Валерий Максим|2007|loc=V, 2}}, которые привёл к Лукуллу. В дальнейшем наместник направил на отражение набега [[Лузитаны|лузитанов]] «своих лучших командиров»{{sfn|Аппиан|2002|loc=Иберийско-римские войны, 59}}, среди которых мог быть и Сципион{{sfn|Симон|2008|loc=с. 91}}.
 
В конце лета 150 года до н. э. Сципион уже был в Риме{{sfn|Cornelius 335|1900|loc=s. 1443}}. Известно, что он «ради Полибия» уговорил Катона высказаться в сенате за то, чтобы разрешить ахейским заложникам вернуться на родину. Марк Порций тогда сказал: «Как будто не зная, чем заняться, сидим мы целый день и рассуждаем о том, наши ли могильщики или ахейские погребут греческих старцев». В результате заложники смогли вернуться домой{{sfn|Полибий|2004|loc=ХХХVXXXV, 6, 1—3}}
 
=== Третья Пуническая: военный трибун ===
Позже Маний Манилий решил двинуться на [[Неферис]], против карфагенского военачальника [[Гасдрубал Боэтарх|Гасдрубала Боэтарха]]. Сципион высказывался против этого похода, ссылаясь на неровный рельеф местности и на то, что все возвышенности заняты противником, но не был услышан. Перед сражением в штабе командующего разгорелась острая дискуссия: Публий Корнелий выступил против предложения форсировать реку и подняться на противоположный крутой берег, где стоял неприятель. Он предложил хотя бы построить лагерь на этом берегу, где можно было бы занять оборону в случае неудачи, но был обвинён другими трибунами в трусости. Один из его оппонентов «даже грозил бросить меч, если будет командовать не Манилий, а Сципион»{{sfn|Аппиан|2002|loc=Пунические войны, 102}}.
 
Дальнейший ход событий подтвердил опасения Публия Корнелия: перейдя реку, римляне вынуждены были снова отступить, поскольку Гасдрубал занял неприступные позиции; враг контратаковал, и в результате армия Манилия понесла серьёзные потери (в том числе погибли трое трибунов). Последствия могли быть намного хуже, если бы Сципион во главе конницы не прикрыл отход. Правда, несколько [[Когорта|когорт]], потеряв связь с остальными силами, не смогли перейти реку и заняли круговую оборону на одном из холмов. Эпитоматор Ливия пишет о двух когортах{{sfn|Тит Ливий|1994|loc=Периохи, 49}}, автор элогия Сципиона и Плиний Старший о трёх{{sfn|Cornelius 335|1900|loc=s. 1444—1445}}{{sfn|Плиний Старший||loc=ХХIIXXII, 13}}, Аппиан о четырёх{{sfn|Аппиан|2002|loc=Пунические войны, 102}}, Псевдо-Аврелий Виктор — о восьми{{sfn|Аврелий Виктор|1997|loc=LVIII, 4}}. Некоторые офицеры считали, что этот отряд нужно бросить на произвол судьбы, но Публий Корнелий был иного мнения. С конницей он опять переправился на другой берег, занял одну из возвышенностей и заставил врага отойти, после чего вернулся к своим вместе с отставшими когортами{{sfn|Cornelius 335|1900|loc=s. 1444-1445}}{{sfn|Родионов|2005|loc=с. 589-591}}{{sfn|Трухина|1986|loc=с. 126}}. За этот подвиг Сципион получил специальную воинскую награду «за спасение римского войска» — ''corona obsidionalis''{{sfn|Веллей Патеркул|1996|loc=I, 12, 4}}, или ''corona obsidionalis graminea''{{sfn|Плиний Старший||loc=ХХIIXXII, 7, 13}}, или ''corona obsidionalis aurea''{{sfn|Аврелий Виктор|1997|loc=LVIII, 4}}.
 
Вскоре после возвращения армии из неферисского похода в лагерь прибыла сенатская комиссия из Рима. Она услышала похвалы в адрес Публия Корнелия и от командующего, и от других трибунов, и от рядового состава армии, так что, «вернувшись, послы повсюду распространили славу об опытности и счастье Сципиона и о привязанности к нему войска»{{sfn|Аппиан|2002|loc=Пунические войны, 105}}{{sfn|Родионов|2005|loc=с. 591}}{{sfn|Трухина|1986|loc=с. 127}}.
 
[[Файл:Scipio_at_the_deathbed_of_Masinissa_Scipio at the deathbed of Masinissa (C20).jpg|thumb|265px|Сципион Эмилиан у смертного ложа Массиниссы]]
В это время (148 год до н. э.) Публия Корнелия призвал к себе умиравший Массинисса, который хотел посоветоваться с внуком своего покровителя Сципиона Африканского о разделе наследства между сыновьями. Публий не застал царя живым. Но последний перед смертью завещал своим многочисленным потомкам подчиниться тому решению проблемы, которое предложит римлянин. Сципион Эмилиан использовал эту уникальную ситуацию для того, чтобы максимально ослабить Нумидию: раздав ценные дары всем внебрачным детям умершего, он разделил власть между тремя законными сыновьями. Старший, [[Миципса]], получил столицу [[Цирта|Цирту]] и, предположительно, формальную верховную власть; второй, [[Гулусса]], получил контроль над внешней политикой, а третий, [[Мастанабал]], — судебную власть{{sfn|Родионов|2005|loc=с. 591—592}}{{sfn|Ревяко|1988|loc=с. 236—237}}.
 
Гулусса тут же присоединился к римской армии с отрядами прославленной [[Нумидийская конница|нумидийской конницы]]. Это сказалось на ходе войны: командир карфагенской конницы Гимилькон Фамея осознал бесперспективность дальнейшей борьбы и перешёл на сторону Рима. Согласно Аппиану, сначала произошла личная встреча Фамеи и Сципиона Эмилиана, в ходе которой последний гарантировал карфагенянину личную безопасность и «благодарность»{{sfn|Аппиан|2002|loc=Пунические войны, 108}}. Позже, когда Маний Манилий во второй раз двинулся на Неферис, Фамея явился к нему и привёл с собой 2200 всадников. Это стало главным положительным результатом похода; известно, что Сципион снова помог своей армии, организовав конный рейд и обеспечив солдат продовольствием{{sfn|Родионов|2005|loc=с. 592—594}}{{sfn|Cornelius 335|1900|loc=s. 1445}}. В результате, по словам Аппиана, римляне уже начали молиться о назначении Публия Корнелия командующим: они были уверены, что только этот полководец сможет взять Карфаген{{sfn|Аппиан|2002|loc=Пунические войны, 109}}{{sfn|Ревяко|1988|loc=с. 237}}.
 
Мания Манилия во главе армии сменил [[Луций Кальпурний Пизон Цезонин]]. Манилий же ещё до своего отбытия в Рим направил туда Фамею и Сципиона. Последнего встретил восторженный приём; известно, что престарелый Катон охарактеризовал его с помощью стиха из «[[Одиссея|Одиссеи]]»: «Он лишь с умом; все другие безумными тенями реют»{{sfn|Полибий|2004|loc=ХХХVIXXXVI, 8, 6}}{{sfn|Плутарх|1994|loc=Катон, 27}}{{sfn|Диодор Сицилийский||loc=ХХХIIXXXII, 9а}}.
 
=== Третья Пуническая: командующий ===
В конце 147 года Сципион сконцентрировал усилия на последних очагах сопротивления за пределами Карфагена. Сначала были атакованы Неферис и находившийся рядом с ним лагерь армии, которой командовал Диоген. Штурм лагеря возглавил лично консул. Здесь была одержана полная победа, причём, по данным Аппиана, погибли 70 тысяч карфагенян, а ещё 10 тысяч попали в плен{{sfn|Аппиан|2002|loc=Пунические войны, 126}}. После этого римляне взяли и Неферис; остальные города Ливии сдались, так что Карфаген остался в одиночестве{{sfn|Родионов|2005|loc=с. 603—604}}{{sfn|Ревяко|1988|loc=с. 242—243}}{{sfn|Трухина|1986|loc=с. 129}}.
 
Предположительно именно на этом этапе войны Гасдрубал предложил римлянам капитуляцию Карфагена в обмен на пощаду для горожан. Сципион выслушал это предложение, переданное ему через Гулуссу, со смехом, но, поскольку его консульский год заканчивался, а преемник мог получить всю славу победителя, постарался использовать единственный шанс: он предложил Гасдрубалу личную безопасность и возможность взять с собой 10 талантов серебра в обмен на сдачу города без каких-либо условий. Тот ответил отказом{{sfn|Полибий|2004|loc=ХХХVIIIXXXVIII, 1-2}}{{sfn|Родионов|2005|loc=с. 604}}{{sfn|Ревяко|1988|loc=с. 240—241}}.
 
Преемника Сципиону не прислали: народное собрание продлило его полномочия на следующий год, 146 до н. э.{{sfn|Broughton|1951|loc=p. 467}} Весной начались решающие бои за Карфаген. Римляне смогли захватить гавань Котон и близлежащую площадь; затем они начали планомерное наступление вдоль трёх узких улиц, которые вели от этой площади к Бирсе. Эти улицы были застроены шестиэтажными домами. Римляне двигались как по улице, так и из дома в дом, перебрасывая между окнами и крышами брёвна и доски{{sfn|Родионов|2005|loc=с. 604—605}}{{sfn|Трухина|1986|loc=с. 130}}. «Всё было полно стонов, плача, криков и всевозможных страданий, так как одних убивали в рукопашном бою, других ещё живых сбрасывали вниз с крыш на землю, причём иные падали на прямо поднятые копья, всякого рода пики или мечи»{{sfn|Аппиан|2002|loc=Пунические войны, 128}}. Прибыв на место этой схватки и оценив ситуацию, Сципион Эмилиан приказал поджигать дома и расчищать путь вслед за пожаром{{sfn|Cornelius 335|1900|loc=s. 1449}}{{sfn|Родионов|2005|loc=с. 605}}.
Это продолжалось семь дней. Римские части постоянно сменяли друг друга, а Публий Корнелий оставался на поле боя, без сна и отдыха. Наконец, на седьмой день к нему пришли жрецы храма [[Эшмун]]а с просьбой подарить жизнь всем, кто хочет выйти из Бирсы. Сципион ответил согласием. Этим воспользовались, согласно Аппиану, 50 тысяч человек{{sfn|Аппиан|2002|loc=Пунические войны, 130}}, согласно [[Павел Орозий|Орозию]], 55 тысяч (30 тысяч мужчин и 25 тысяч женщин){{sfn|Орозий|2004|loc=IV, 23, 3}}, согласно [[Луций Анней Флор|Флору]] — 36 тысяч воинов{{sfn|Флор|1996|loc=II, 15, 16}}. Остались только 900 римских перебежчиков в храме Эшмуна, стоявшем на отвесной скале, а с ними — Гасдрубал, его жена и двое детей. Защитники храма не могли держаться долго, поскольку у них не было продовольствия. Они оставили внешнюю ограду и перебрались в здание, а Гасдрубал, бросив семью, пришёл к римлянам. Сципион усадил его у своих ног; перебежчики, увидев это, осыпали Гасдрубала «всяческой бранью и упрёками» и подожгли храм. Их гибель в огне означала, что Карфаген пал{{sfn|Родионов|2005|loc=с. 606—608}}{{sfn|Ревяко|1988|loc=с. 243—244}}{{sfn|Трухина|1986|loc=с. 130}}.
 
[[Файл:Scipion_Emilien_et_Polybe_devant_les_ruines_de_Carthage_apr%C3%A8s_la_destruction_de_la_villeScipion Emilien et Polybe devant les ruines de Carthage après la destruction de la ville.jpg|thumb|265px|Сципион Эмилиан и Полибий на руинах Карфагена (гравюра 1797 года)]]
Город горел 17 дней{{sfn|Флор|1996|loc=I, 31, 15}}{{sfn|Орозий|2004|loc=IV, 23, 5}}. Полибий сообщает{{sfn|Полибий|2004|loc=ХХХIХ, 5, 1}}, что глядевший на грандиозный пожар Сципион Эмилиан заплакал от жалости к гибнущему городу. Проконсул процитировал «[[Илиада|Илиаду]]»:
 
С ней погибнет [[Приам]] и народ копьеносца Приама.
</poem>
{{конец цитаты|источник=Полибий. Всеобщая история, ХХXIXXXXIX, 5, 1.{{sfn|Полибий|2004|loc=ХХХIХ, 5, 1}}}}
 
Полибию Публий Корнелий сказал: «Я терзаюсь страхом при мысли, что некогда другой кто-нибудь принесёт такую же весть о моём отечестве»{{sfn|Полибий|2004|loc=ХХХIХ, 5, 1}}.
Совместно с Муммием Публий Корнелий построил мост через [[Тибр]] (''Pons Aemilius''){{sfn|Тит Ливий|1994|loc=XL, 51, 4}}, продолжил украшать [[Капитолий (холм)|капитолийские]] храмы{{sfn|Плиний Старший||loc=XXXIII, 57}}. В ходе проведённой цензорами переписи было насчитано 328 442 гражданина{{sfn|Тит Ливий|1994|loc=Периохи, 54}}. Завершая люстр (торжественное жертвоприношение), Сципион Эмилиан произнёс новый, созданный им, вариант молитвы: он не попросил богов об увеличении достояния римского народа, а пожелал, чтобы сохранилось то, что уже есть. Этот текст, зафиксировавший неуверенность Сципиона в счастливом будущем Рима, использовался всеми последующими цензорами{{sfn|Трухина|1986|loc=с. 136}}{{sfn|Cornelius 335|1900|loc=s. 1451—1452}}.
 
Сразу после цензуры Публий Корнелий был привлечён к суду Азеллом, занявшим должность народного трибуна (140 год до н. э.). Содержание иска неизвестно; процесс длился не менее пяти сессий и закончился оправданием Сципиона{{sfn|Трухина|1986|loc=с. 137—138}}. К последующему времени относится участие Публия Корнелия в дипломатической миссии в Восточное Средиземноморье. Совместно с Луцием Цецилием Метеллом Кальвом и Спурием Муммием он побывал в [[Эллинистический Египет|Египте]]{{sfn|Юстин|2005|loc=ХХХVIIIXXXVIII, 8, 8}}, в Сирии, в [[Малая Азия|Азии]], на [[Кипр (остров)|Кипре]] и в [[Эллинистическая Греция|Греции]], во всех этих регионах восстанавливая старые связи и укрепляя союзы{{sfn|Бобровникова|2001|loc=с. 181—192}}. Современники отметили простые манеры и дружелюбие послов{{sfn|Трухина|1986|loc=с. 140}}. Точных датировок в источниках нет, но, поскольку в [[Пергам]]е послов принял царь [[Аттал II]], умерший в 138 году до н. э., именно эта дата является самой поздней из возможных{{sfn|Cornelius 335|1900|loc=s. 1452}}.
 
В своей внутриполитической деятельности Публий Корнелий стоял на умеренно консервативных позициях: так, известно, что в 145 году до н. э. член его «кружка» Гай Лелий провалил демократический законопроект о пополнении жреческих коллегий через народное голосование. С другой стороны, от имени того же Лелия «кружок» планировал выдвинуть законодательные инициативы по улучшению положения мелких землевладельцев Италии. Сохранилось только одно упоминание этих инициатив у Плутарха{{sfn|Плутарх|1994|loc=Тиберий и Гай Гракхи, 8}} без уточнения их содержания. Точных датировок здесь нет: речь может идти о трибунате Лелия (151 год до н. э.), о его претуре (145 год) или консульстве (140 год), при этом исследователи не имеют существенных доказательств в пользу любого из вариантов{{sfn|Заборовский|1977|loc=с. 185—186}}. Слухи об ожидающихся реформах широко распространились и вызвали оппозицию со стороны знати{{sfn|Трухина|1986|loc=с. 134}}. «Натолкнувшись на жестокое сопротивление могущественных граждан и боясь беспорядков», члены «кружка Сципиона» прекратили свою активность в этом направлении{{sfn|Плутарх|1994|loc=Тиберий и Гай Гракхи, 8}}.
Неизвестно, когда именно Публий Корнелий вернулся в Рим из Испании. По мнению Г. Симона, он должен был торопиться, поскольку знал, что «партия реформ» не разгромлена и что, в частности, аграрная комиссия продолжает свою работу. Поэтому уже в ноябре 133 года до н. э., к моменту консульских выборов, Сципион был в Риме и обеспечил избрание консулом своего друга, «нового человека» Публия Рупилия{{sfn|Симон|2008|loc=с. 265}}. Согласно другой версии, он вернулся только весной или летом 132 года до н. э.{{sfn|Трухина|1986|loc=с. 145}}
 
Сенат предоставил Сципиону право на триумф и ещё одно почётное прозвище — ''Нумантийский'' (''Numantinus''). Триумф получился достаточно скромным, поскольку на войне не была захвачена богатая добыча; воины Публия Корнелия получили всего по 7 [[Денарий|денариев]], то есть примерно в 4 раза меньше, чем обычно в таких случаях. Вскоре после этого произошло первое столкновение Сципиона со сторонниками реформ. Либо Гай Семпроний Гракх и [[Марк Фульвий Флакк (консул 125 года до н. э.)|Марк Фульвий Флакк]]{{sfn|Плутарх|1994|loc=Тиберий и Гай Гракхи, 21}}, либо [[Гай Папирий Карбон]]{{sfn|Цицерон|1993|loc= Филиппики, ХIXI, 18}} спросили недавнего триумфатора в народном собрании, что он думает о гибели Тиберия Гракха. Целью вопроса, по мнению историков, было «вбить клин между народом и его любимым героем», то есть Публием Корнелием{{sfn|Трухина|1986|loc=с. 146}}. Последний ответил, что «если Гракх имел намерение захватить государство, то он убит по праву». Народ, услышав это, возмущённо закричал; тогда Сципион Эмилиан заявил: «Я не был напуган кличем вооружённых врагов, устрашить ли меня вам, кому Италия — мачеха?»{{sfn|Веллей Патеркул|1996|loc=II, 4, 4}}.
 
Вследствие этих событий Публий Корнелий потерял свою популярность у плебса. Это стало очевидным в 131 году до н. э., когда понадобилось назначить командующего в [[Пергамская война|Пергамской войне]]; кандидатура Сципиона, выдвинутая в качестве альтернативы консулам этого года, получила голоса всего двух [[Триба|триб]]{{sfn|Цицерон|1993|loc=ХIXI филиппика, 18}}, и на войну отправился тесть Гая Гракха [[Публий Лициний Красс Муциан]]. Тем не менее Сципион сохранил определённое влияние на народ{{sfn|Трухина|1986|loc=с. 146}}: когда Карбон выдвинул законопроект, разрешавший переизбрание народных трибунов (в 131 или 130 году до н. э.{{sfn|Broughton|1951|loc=p. 503}}), Публий Корнелий выступил против этой инициативы, поддержанной Гаем Гракхом, и его мнение перевесило{{sfn|Тит Ливий|1994|loc=Периохи, 59}}{{sfn|Cornelius 335|1900|loc=s. 1456—1457}}.
 
{{Врезка
Для Публия Корнелия были характерны порядочность и верность слову, в том числе и если это слово дано врагу. Он всегда полностью владел собой, не поддавался гневу или другим вспышкам чувств. За все эти достоинства он пользовался любовью и уважением со стороны солдат и народа{{sfn|Трухина|1986|loc=с. 125}}.
 
Как полководец Сципион Эмилиан ориентировался на опыт своего родного отца. В частности, по словам Семпрония Азеллиона, Публий «слышал, как его отец Луций Эмилий Павел говорил, что хороший полководец не будет сражаться в открытом бою, если только не возникла крайняя необходимость или не представился очень удобный случай»{{sfn|Авл Геллий|2008|loc=ХIIIXIII, 3, 6}}. Другие авторы{{sfn|Валерий Максим|1772|loc=VII, 2, 2}}{{sfn|Аппиан|2002|loc=Иберийско-римские войны, 87}}{{sfn|Вегеций||loc=III, 22}} приписывают эту максиму самому Сципиону Эмилиану{{sfn|Авл Геллий|2008|loc=ХIIIXIII, прим. 17}}.
 
Античные авторы подчёркивают бескорыстие Публия Корнелия: взяв Карфаген и дав своим воинам богатейшую добычу, он ничего не взял себе{{sfn|Цицерон|1974|loc=Об обязанностях, II, 76}} и даже своим рабам и вольноотпущенникам запретил брать или покупать что-либо. По словам Плутарха, Сципион за всю свою жизнь «ничего не купил, ничего не продал и ничего не накопил в доме; и после него осталось только 33 фунта серебра и 2 фунта золота»{{sfn|Плутарх|1990|loc=Сципион Младший, 1}}. Помимо щедрости в том, что касалось дележа наследства с родственниками, для Публия была характерна щедрость в быту{{sfn|Бобровникова|2001|loc=с. 40}}. Это подтверждает история, рассказанная Макробием: получив однажды в подарок редкую красную рыбу, Сципион Эмилиан начал приглашать на обед людей, которые пришли поприветствовать его в этот день; в конце концов его друг Понтий счёл себя вынужденным шепнуть ему на ухо: «Подумай, Сципион, что ты делаешь. Такая красная рыба бывает у немногих людей»{{sfn|Макробий|2013|loc=III, 16, 4}}.
Сципион Эмилиан действует или часто упоминается в ряде цицероновских трактатов. Действие диалога «О дружбе» происходит в 129 году до н. э., через несколько дней после смерти Публия Корнелия. В нём Гай Лелий говорит со своими зятьями, Гаем Фаннием и Квинтом Муцием Сцеволой Авгуром, и одной из важных тем являются отношения между Лелием и покойным Сципионом{{sfn|Горенштейн|1974|loc=с. 188—190}}. В трактате «О старости» Публий Корнелий и Лелий говорят с Катоном Цензором, который объясняет им, почему так легко мирится со своим преклонным возрастом{{sfn|Цицерон|1974|loc=О старости, 3}}{{sfn|Горенштейн|1974|loc=с. 185—186}}. В диалоге «О государстве» Сципион Эмилиан является главным героем: незадолго до своей смерти он ведёт беседу с друзьями о разных типах государственного устройства. Завершает этот трактат в качестве своеобразного апофеоза «[[Сон Сципиона]]», в котором Публий Корнелий видит во сне своего приёмного деда{{sfn|Трухина|1986|loc=с. 150—152}}{{sfn|Утченко|1994|loc=159—160}}. Тот предсказывает внуку великое будущее{{sfn|Цицерон|1966|loc=VI, 9—29}}.
 
Античные историки последующих эпох отзывались о Сципионе Эмилиане с большим уважением. Так, Гай Веллей Патеркул называет его «благодаря одарённости и образованию самым выдающимся человеком своего века в вопросах войны и мира, не совершившим в своей жизни ничего, что не было бы достойно похвалы — ни в словах, ни в делах, ни в помыслах»{{sfn|Веллей Патеркул|1996|loc=I, 12, 3}}. Для Диодора Сицилийского это «величайший человек своего времени»{{sfn|Диодор Сицилийский||loc=ХХХIXXXI, 26, 4}}. Плутарх написал биографию Публия Корнелия в паре с жизнеописанием Эпаминонда, но оба текста не сохранились{{sfn|Трухина|1986|loc=с. 149}}; по мнению Плутарха, Сципион «намного превосходил всех без изъятия тогдашних римлян доблестью и могуществом»{{sfn|Плутарх|1994|loc=Эмилий Павел, 22}}.
 
При всём этом некоторые античные авторы считают взятие Сципионом Карфагена концом «золотого века» Римской республики: Карфаген в их представлении был своеобразным «точильным камнем», придававшим блеск и остроту римскому мечу. Только страх перед старым врагом мешал римлянам до 140-х годов до н. э. «перейти от доблестей к порокам»{{sfn|Саллюстий|2001|loc=О заговоре Катилины, 10}}{{sfn|Веллей Патеркул|1996|loc=II, 1}}{{sfn|Орозий|2004|loc=IV, 23, 9—10}}.
|год = 2002
|страниц = 244
|isbn = 5-89329-470-ХX
|ref = Луций Ампелий
}}
|издание = [[Паули-Виссова|Paulys Realencyclopädie der classischen Altertumswissenschaft]]
|год = 1933
|band = ХVIXVI, 1
|seite = 1195—1206
|ref = Mummius 7 a