Открыть главное меню

Изменения

80 байт добавлено ,  1 год назад
→‎Оценки: запрос источника
 
; Советский Союз
{{нет ссылок|дата=28 ноября 2017}}
В [[Красная Армия|Красной Армии]], эксплуатация танков, получивших официальный индекс [[ГАБТУ]] М3с («Эм три средний»), имела во многом [[Импровизация|импровизированный]] характер, так как, во-первых, для полномасштабной постановки танков М3с в строй потребовались бы их поставки в гораздо больших количествах, чем было реально получено по программе ленд-лиза, во-вторых, потребовалась бы разработка новых организационно-штатных структур подразделений, укомплектованных новыми танками, в-третьих, разработка новых программ подготовки танкистов с учётом опыта войсковой эксплуатации новых танков (которого на момент начала поставок ещё не было по причине их разработки за рубежом), в-четвёртых, разработка собственной нормативной и технической документации (наставлений и руководств) по эксплуатации и обслуживанию указанных танков, с учётом имеющейся материально-технической базы (мало было перевести на русский язык оригинальную техническую документацию, требовалось ещё иметь и ремонтно-техническую службу аналогичную таковой в Вооружённых силах США, оснастить эту службу всем оборудованием и техникой, используемой их американскими коллегами, перевести вообще всю касающуюся документацию, — производственную, эксплуатационную, ремонтную, — и техническое делопроизводство с [[Английская система мер|англо-американской]] в [[Метрическая система мер|метрическую систему мер]], что потребовало бы многих месяцев, а то и лет), в-пятых, перерасчёт всех стандартизированных общевойсковых норм движения техники для военных частей и соединений с учётом [[Тактико-технические характеристики|тактико-технических характеристик]] новых танков (времени на марш и развёртывание в боевой порядок, темпов движения частей с боем и без боя, времени на переправу и форсирование водных преград, и многих других), ну и наконец, в-шестых, перестройки производственной базы страны под выпуск узлов и агрегатов, запасных частей и деталей новых танков, с заменой производственного оборудования на новое, соответствующее по своим габаритно-техническим характеристикам и другим технологическим параметрам применяемому американскими производителями, переналадки и [[Калибровка|перекалибровки]] станков и инструментов там, где это можно сделать без полной замены производственной базы.
 
[[Файл:Grant M3A3 u Kurska červenec 1943.jpg|320px|мини|слева|''Средние танки М3, 193-й отдельный танковый полк, Центральный фронт, битва на Курской дуге, июль'' [[1943 год|1943 года]]]]
Опыт эксплуатации танков механизированными и бронетанковыми частями РККА на [[Восточноевропейский театр военных действий Второй мировой войны|Восточноевропейском ТВД]] вызвал резко отрицательные отзывы советских военнослужащих, что обуславливалось наличием на вооружении Красной Армии более совершенных и превосходящих M3 в плане своей огневой мощи и боевой эффективности в целом моделей танков тяжёлой весовой категории, в то время как в армиях США, Британии и их союзников ничего подобного не было ещё очень долго (по той простой причине, что до лета 1944 г., то есть до [[Высадка в Нормандии|открытия второго фронта]] в [[Западная Европа|Западной Европе]] они в подобных танках не особо нуждались, так как их военные действия носили, главным образом, [[экспедиционные войска|экспедиционный характер]]{{Нет АИ|28|11|2017}}, что отражалось на структуре войск, вооружении и военной технике, и практике их боевого применения). Кроме того, раскрытию боевого потенциала танков M3 на вооружении РККА в полной мере препятствовало то обстоятельство, что танки поступили в войска практически без сопроводительной документации и без квалифицированных представителей стороны-поставщика, способных разъяснить назначение и эксплуатационные характеристики тех или иных деталей, что значительно осложняло ознакомление с техникой конечных пользователей в СССР, которым приходилось осваивать полученную бронетехнику [[Метод проб и ошибок|методом проб и ошибок]], что в условиях войны было крайне затруднительным и нежелательным. Для преодоления этой проблемы, во-первых, [[Командир танка|командирами танков]] в соответствии с Приказом НКО № 0400 от 9 октября 1941 г. назначались офицеры — [[Младший лейтенант|младшие лейтенанты]] и [[лейтенант]]ы или опытные военнослужащие [[Старшина|старшинского]] состава (разумеется, далеко не во всех соединениях было требуемое количество незанятых лиц среднего командного состава, которых можно было привлечь к выполнению функций командиров танков), во-вторых, командиры армейских соединений, на оснащение которых поступили М3с, старались либо задействовать их во [[Второй эшелон|втором эшелоне]] наступающих войск, либо на второстепенных направлениях ударов, где предварительно было достоверно установлено разведкой отсутствие немецких и наличие венгерских, итальянских, польских, румынских, хорватских, чехословацких и других вспомогательных войск (которые по мере накопления боевого опыта советскими войсками и достижения коренного перелома в войне уже не рассматривались командованием РККА в качестве серьёзного противника), либо в качестве [[Самоходная артиллерия|самоходной артиллерии]] или вспомогательных средств [[Огневая поддержка|огневой поддержки]] пехоты, либо вообще не использовать их по прямому назначению, если это представлялось возможным (к аналогичным методам распределения имеющихся боевых средств прибегали представители британского командования на островах, которые после начала поставок танков M4, задействовали переоборудованные {{нп5|CDL (прожектор)|специальными прожекторами|en|Canal Defence Light}} M3 (модификация с индексом M10) для [[Береговая оборона|патрулирования береговой линии]] от [[Операция «Морской лев»|возможной высадки немецких войск]]).
 
Среди достоинств танка отмечалось: приемлемое по мощности основное вооружение, просторное боевое отделение и неплохая [[Подвижность (военное дело)|подвижность]] по дорогам с твёрдым покрытием (которых в прифронтовой полосе практически не существовало даже в довоенное время в сравнении с разветвлённой дорожно-автострадной сетью Центральной и Западной Европы). Среди недостатков: большие габариты, обеспечивавшие хороший обзор танка противником, своевременное его обнаружение и безошибочную идентификацию независимо от угла зрения (по характерному силуэту) на большом расстоянии, что превращало танк в удобную мишень для немецкой [[Противотанковая артиллерия|противотанковой артиллерии]], большой расход дефицитного [[Октановое число|высокооктанового]] [[Авиатопливо|авиатоплива]] при посредственных [[Ходовые качества|ходовых качествах]], высокая пожароопасность карбюраторного авиадвигателя и риск воспламенения танка даже от малейшей искры, низкая [[Проходимость техники|проходимость]] по бездорожью и даже неглубокому снегу (в значительной степени из-за обрезиненных гусеничных траков, но не только), неповоротливость, слабое бронирование особенно против имеющихся у противника противотанковых средств, высокая вероятность гибели всего экипажа в случае возгорания танка внутри или снаружи, соответственно низкая общая [[живучесть]] танков и их экипажей. Среди многочисленных отзывов можно привести воспоминания [[Казарьян, Ашот Вагаршакович|А. В. Казарьяна]] и [[Стученко, Андрей Трофимович|А. Т. Стученко]], лично воевавших на указанных танках, — оба указанных фронтовика практически в идентичных выражениях описывают боевые качества танка. Танк получил уничижительные прозвища рядовых советских танкистов, его называли «одороблом», «[[Каланча|каланчой]]», употребляли применительно к нему прилагательные «двухэтажный» и «трёхэтажный», присваивали ироничные индексы: ВГ-7 («верная гибель семерых»), БМ-7 («[[братская могила]] на семерых») и т. д.{{Sfn|Барятинский М. «Трёхэтажный» американец Сталина|2011|с = 83}}{{Sfn|Стученко, Завидная наша судьба|1968|с=158}}{{Sfn|Казарьян, Присяга на всю жизнь|1988|с=88}}
Анонимный участник