Военное искусство: различия между версиями

98 байт добавлено ,  2 года назад
С XV века Западной Европе стала преобладать наемная пехота. Огнестрельное оружие постепенно совершенствовалось.
 
В зависимости от вооружения, пехота разделялась на легкую, вооруженную [[аркебуза|аркебузой]], замененной потом более совершенным [[мушкет]]ом ([[мушкетеры]]) с вилкою для подставки, и тяжелую с предохранительным снаряжением и с [[алебарда|алебардой]] или длинной [[пика|пикой]] ([[пикинеры]]). Доля мушкетеров быстро увеличивалась.
 
Так как заряжание производилось медленно, то для достижения непрерывного огня мушкетеры строились в 10 и более разомкнутых шеренг; смена шеренг делалась посредством контр-марша.
Конница ухудшалась в составе и главную роль на полях сражений уступала пехоте. Глубокие квадратные массы, строившиеся в 16 сомкнутых шеренг, не обладали подвижностью, и потому рядом с тяжелой конницей формировались части (корнеты) легкой, число которой постепенно увеличивалось. Желая использовать огнестрельное оружие, [[рейтары]] подъезжали к неприятелю рысью, передняя шеренга производила залп из пистолетов и очищала место для второй, а сама за фронтом заряжала. Только у восточных народов и у славян сохранились стремительные атаки конницы и способность конников действовать в одиночку. Вместе с тем зародилась мысль о применении конницы как в конном, так и в пешем строю, вследствие чего появились [[карабинеры]], конные аркебузеры, [[драгуны]] и пр.
 
[[Артиллерия]] совершенствовалась и оказала, например, важное влияние на исход сражений [[Битва при Равенне (1512)|при Равенне]], [[Битва при Мариньяно|Мариньяно]], [[Битва при Павии|Павии]] и других; но всё-таки она была сложна по устройству и малоподвижна.
 
Полевые укрепления применялись довольно часто, имели вид сплошных линий без взаимной поддержки частей их.
 
Для боя армии располагались, иногда по заблаговременно отданным [[диспозиция|диспозициям]], в трех массах ([[авангард]], главные силы и [[арьергард]]); каждой из них придавалась кавалерия, соединенная в эскадроны, причём легкая сосредоточивалась преимущественно на флангах. Артиллерия разбрасывалась по одному или по два орудия впереди фронта, не передвигалась и действовала пассивно. Сила армий простиралась до 20—30 тыс. человек.
 
В стратегическом искусстве не было ясно сознанного общего плана и единства в действиях; целями были преимущественно большие города, манившие богатой добычей. Войны отличались продолжительностью, но не давали решительных политических результатов.
Вследствие принятия такого боевого порядка избегали выбирать для боя пересеченную местность, чтобы не расстроить порядка; боя за местные предметы почти не существовало; обороняющийся старался занимать позицию за преградой и упирать фланги в недоступные места: реки, леса.
 
Непрерывные линии укреплений получили особое значение и на заранее намеченных позициях иногда тянулись на десятки километров, например, знаменитые [[Вейсенбургские линии|Вейсенбургские]] и [[Дененские линии|Дененские]] укрепленные линии. Вера в них настолько укрепилась, что на атаку их решались лишь немногие талантливые полководцы, например, [[Виллар, Клод Луи Эктор де|Виллар]] в [[Битва при Денене|битве при Денене]]. Пётр I [[Полтавская битва|под Полтавой]] первый принял отдельные [[редут]]ы, притом не только с целью обороны, но и как наступательную позицию. [[Мориц Саксонский]] назвал эту мысль гениальной и сам применил отдельные редуты в [[Битва при Фонтенуа (1745)|сражении при Фонтенуа]] в 1745 г.
 
Преследования не было; напротив, говорили, что надо устраивать «золотой мост» отступающему неприятелю. Только Петр I преследовал после Полтавской победы да и то не вполне правильно, вследствие чего хотя и взял в плен шведскую армию, но упустил самого Карла XII, за что и поплатился еще 12 годами войны.
 
Если война велась на нескольких театрах, то общего главнокомандующего не было, зато на одном театре бывало два главнокомандующих двух союзных армий (например, в [[война за испанское наследство|войне за испанское наследство]]: [[Евгений Савойский]] и [[Черчилль, Джон, 1-й герцог Мальборо|Мальборо]]). Это не считалось несообразностью, высшие учреждения в столицах — например, в [[Габсбургская монархия|Австрии]] [[гофкригсрат]], во Франции военное министерство — руководили военными действиями во всех подробностях; отсюда произошло название «[[кабинетные войны]]». Лишь такие выдающиеся личности, как ЕвгегийЕвгений Савойский и [[Монтекукули]], решались иногда отступать от указаний гофкригсрата. Ничего этого не было в России, где Пётр I сам являлся главнокомандующим.
 
Довольствовали войска исключительно из [[Магазин (военный склад)|магазинов]] (складов), — система, выработанная французскими военными министрами [[Летелье, Мишель (министр)|Летелье]] и особенно его сыном [[Лувуа, Франсуа-Мишель маркиз де|Лувуа]], прозванным великим кормильцем, и с 1689 г. (после [[Война Аугсбургской лиги|опустошения Пфальца]]) принятая во всей Западной Европе. Система эта имела следствием чрезмерное развитие обозов, медлительность движения армий, чувствительность их сообщений; все решения полководца сковывались продовольственными соображениями. Хотя Петр I также устраивал магазины в тылу и держал месячный запас при войсках, но он пользовался и местными средствами страны, вследствие чего вопрос продовольствия не связывал его.
К этому времени успевали подойти и пехотные уступы. С 400 шагов они двигались вперед со стрельбою, залпами повзводно против конницы и побатальонно против пехоты. Для этого стреляющая часть выдвигалась ускоренно на несколько шагов вперед, приостанавливалась и давала залп. С 50 шагов с криком «ура» бросались в штыки. Позднее была введена пальба рядами: звенья по 5—6 рядов выбегали поочередно вперед и давали залп. Пруссаки забрасывали противника массою свинца, и он сдавал, редко доводя дело до штыковой свалки. На самом деле огонь был слаб; Фридрих II не верил в его силу и заставлял стрелять только для того, чтобы занять пехоту во время атаки и заглушить чувство самосохранения. Успех зависел скорее от одновременного появления в тылу конницы, угрожавшей путям отступления и производившей потрясающее действие.
 
Когда пехота неприятеля обращалась в бегство, драгуны и гусары обскакивали ее и требовали сдачи, в противном случае рубили и расстреливали бегущих. Преследование вели недалеко — совершенный разгром противника был не в характере войны XVIII века, да и конница чрезвычайно утомлялась во время боя; на ней лежала вся его тяжесть. Фридрих II собирал ее в массы ([[Битва при Хохкирхе|под Гохкирхеном]] — 108 эскадронов) и поручал таким выдающимся кавалерийским генералам, как [[Зейдлиц-Курцбах, Фридрих Вильгельм фон|Зейдлиц]], [[Цитен, Ганс Иоахим фон|Цитен]], {{нп3|Дризен, Георг Вильгельм фон|Дризен||de|Georg Wilhelm von Driesen}}.
 
Для Фридриха армия противника являлась главным предметом действий, но не менее важными он считал и сообщения, если не имел шансов для успеха в бою. Часто он умел в высшей степени искусно соединять стремление к тому и другому. В сражениях, пользуясь косвенным боевым порядком, он прибегал к тактическому обходу, которому неприятель не успевал противодействовать, как вследствие неспособности к маневрированию (построение боевого порядка армии свыше 50 тыс. человек требовало 24 часа), так и в силу слепой веры в систему позиционной войны и в могущество огня. Если фланги позиции оказывались сильными или недоступными, то Фридрих прибегал к стратегическому обходу. Впоследствии, когда силы его истощились, состав армий стал хуже, он действовал иначе: не избегал боя, но предпочитал преимущественно действия на сообщения, а иногда сам занимал сильные и укрепленные позиции, с целью вынудить врага атаковать.
Анонимный участник