Открыть главное меню

Изменения

 
Национализм появился в [[Россия|России]] во второй половине XVIII века, в связи с интересом образованных кругов высшего общества к течениям [[Континентальная философия|западноевропейской философии]] и политической мысли.
Поначалу под нацией понималась культурная и интеллектуальная элита (преимущественно дворянство) в рамках существующего порядка. Например, в своём предисловии к трагедии «Дмитрий Самозванец» (1771 г.) [[Сумароков, Александр Петрович|А. Сумароков]] называет основой русской нации то, что удел рабов — послушание, царя — власть, а «сынов отечества» (то есть, элиты) — забота о государстве. {{нет АИ 2|Национализм трактовался в духе [[примордиализм]]а|26|01|2015}}, что стимулировало интерес к [[История России|истокам России]] и её [[Русская культура|культуре]].
 
Из-за отсутствия в [[Русский язык|русском языке]] точного эквивалента понятий, связанных с национализмом, долгое время использовались [[Французский язык|французские]] [[термин]]ы, хотя попытки перевода делались неоднократно. Так, [[Вяземский, Пётр Андреевич|Вяземский]] переводил {{lang-fr|nationalité}} как «народность»<ref name="Miller-Uvarov">''Миллер А.'' [http://www.polit.ru/lectures/2007/04/11/uvarov.html Триада графа Уварова. Лекция. 5 марта 2007 г]</ref>.
[[Восстание декабристов]] 1825 потрясло высшее общество, и большинство стало видеть в западных ценностях прямую угрозу для России. Это привело к ещё большей поляризации западников и славянофилов. [[Польское восстание 1830 года]] и развитие событий в Европе также подтверждали опасения по поводу деструктивных последствий новых западных течений. В 1833 году [[Уваров, Сергей Семёнович|граф Уваров]] попытался объединить русский национализм с идеей сохранения империи и официальных традиций, выдвинув тезис, что «собственными началами России являются [[Православие, Самодержавие, Народность|Православие, Самодержавие и Народность]]»<ref name="Miller-Uvarov"/>.
 
Следует отметить, что именно славянофилы внесли основной вклад в развитие русского национального самосознания в XIX веке. Однако, по мнению некоторых исследователей, следствием мучительных сравнений России с Западом стал [[ресентимент]] (психологическое состояние бессильной зависти)<ref name="Greenfeld">''Greenfeld L.'' The formation of the Russian national identity: the role of status insecurity and ressentiment // Comp. Stud. Soc. Hist. 1990. Vol 32, No. 3. P. 549.</ref>. Одни уверяли, что отсталость России иллюзорна и что внешние различия в обычаях и культуре скрывают одну и ту же реальность, включая отсутствие реальной свободы и равенства. Другие настаивали, что Запад пошёл по принципиально неправильному пути и что Россия, наоборот, спасёт Запад от либерализма. С их точки зрения, русская нация была в первую очередь противоположностью западной модели.
[[Файл:Sovet Russskoi Natsionalnoi Fraktsii.jpg|thumb|right|Совет Русской Национальной фракции в Государственной Думе III созыва. [[Чихачёв, Дмитрий Николаевич|Д. Н. Чихачёв]], [[Евлогий (Георгиевский)|Епископ Евлогий]], [[Балашов, Пётр Николаевич|П. Н. Балашев]], [[Крупенский, Павел Николаевич|П. Н. Крупенский]], [[Потоцкий, Александр Александрович|А. А. Потоцкий]].]]
Славянофилы приписывали русскому характеру терпимость, жажду истины, спонтанность, сердечность, душевность, великодушие, безразмерность, [[соборность]] (склонность принимать решения коллективно). Это противопоставлялось обобщённому западному характеру, которому якобы были свойственны жадность, лживость, эгоизм, холодная расчётливость. Многие приписывали русским также и негативные черты: лень, пьянство, обломовщину, преданность хозяину, неуважение к себе и другим. {{нет АИ 2|«Русская душа» увязывалась с русскими кровью и почвой|26|01|2015}}, поэтому предполагалось, что её носителем в чистом виде являются [[крестьяне]]<ref>Напротив, представители царской династии и аристократическая элита часто гордились своими иностранными высокородными корнями.</ref>. Интеллектуальная элита видела свою миссию в том, чтобы воспроизводить массовые стереотипы, конструировать на их основе новые идеи и навязывать их массам. Однако русский национализм оставался идеологией элиты вплоть до появления массовых общественных движений в начале XX века.