Бои на Халхин-Голе: различия между версиями

202 байта добавлено ,  1 год назад
Нет описания правки
(→‎Преамбула: уточнения)
 
=== Июль ===
К концу июня штабом [[Квантунская армия|Квантунской армии]] был разработан план новой пограничной операции под наименованием «Второй период номонханского инцидента». В общих чертах он был идентичен майской операции японских войск, но на этот раз помимо задачи окружения и уничтожения советских войск на восточном берегу реки Халхин-Гол перед японскими войсками ставилась задача форсировать реку Халхин-Гол и прорвать оборону Красной Армии на оперативном участке фронта. Реализацией этого плана стало [[Баин-Цаганское сражение]].
 
[[Файл:Japanese light tanks moving forward the front of the Khalkha River.jpg|thumb|Танковая атака японцев перед рекой Хахин-Гол. Июль 1939]]
 
[[2 июля]] японская сковывающая группировка на восточном берегу перешла в наступление. В ночь со 2-го на 3 июля ударная группа — войска генерал-майора Кобаяси форсировали реку Халхин-Гол и после ожесточённого боя захватили на её западном берегу гору Баян-Цаган, находящуюся в 40 километрах от маньчжурской границы. Сразу же после этого японцы сосредоточили здесь свои главные силы и стали чрезвычайно интенсивно строить фортификационные сооружения и возводить эшелонированную оборону. В дальнейшем планировалось, опираясь на господствовавшую над местностью гору Баян-Цаган, ударить в тыл оборонявшихся на восточном берегу реки Халхин-Гол советских войск, отрезать и в дальнейшем уничтожить их.
 
На восточном берегу Халхин-Гола также начались ожесточённые бои. Японцы, наступая силами двух пехотных и двух танковых полков (130 танков) против полутора тысяч красноармейцев и двух монгольских кавалерийских дивизий численностью в 3,5 тысячи конников, первоначально добились успеха. Из сложного положения обороняющиеся советские войска выручил заранее созданный Жуковым подвижный резерв, который был оперативно введён в действие. Жуков, не дожидаясь подхода пехотного прикрытия, бросил в бой прямо с марша находившуюся в резерве 11-ю танковую бригаду комбрига [[Яковлев, Михаил Павлович (Герой Советского Союза)|М. П. Яковлева]] (до 150 танков [[Т-37А]], [[БТ-5]], [[БТ-7]] и [[ОТ-26]]) и 8-й монгольский бронедивизион, оснащённый бронеавтомобилями [[БА-6]] с 45-мм пушками. Вскоре их поддержала 7-я мотоброневая бригада (154 бронемашины [[БА-6]], [[БА-10]], [[ФАИ (бронеавтомобиль)|ФАИ]]). Следует отметить, что Жуков в этой ситуации, нарушая требования боевого устава РККА, действовал на свой страх и риск<ref>''Жуков Г К.'' Воспоминания и размышления. [http://militera.lib.ru/memo/russian/zhukov1/07.html Глава седьмая. Необъявленная война на Халхин-Голе.] В 2 т. — М.: Олма-Пресс, 2002.</ref> и вопреки мнению командарма [[Штерн, Григорий Михайлович|Штерна]]<ref>''Мощанский И. Б.'' [http://militera.lib.ru/research/moschanskiy_ib01/index.html Информационная война. Органы спецпропаганды Красной армии.] — М.: Вече, 2010.</ref>. Справедливости ради стоит отметить, что впоследствии Штерн признал, что в той ситуации принятое решение оказалось единственно возможным. Однако этот поступок Жукова имел и другие последствия. По линии особого отдела корпуса в Москву было передано донесение, которое легло на стол [[Сталин, Иосиф Виссарионович|И. В. Сталину]], о том, что комдив Жуков «преднамеренно» бросил в бой танковую бригаду без разведки и пехотного сопровождения. Из Москвы была выслана следственная комиссия во главе с заместителем наркома обороны, командармом 1-го ранга [[Кулик, Григорий Иванович|Г. И. Куликом]]. Однако после конфликтов командующего 1-й армейской группы Жукова с Куликом, который стал вмешиваться в оперативное управление войсками, нарком обороны СССР в телеграмме от [[15 июля]] объявил Кулику выговор и отозвал в Москву. После этого на Халхин-Гол был из Москвы прислан начальник Главного политического управления РККА комиссар 1-го ранга [[Мехлис, Лев Захарович|Мехлис]] с поручением от [[Берия, Лаврентий Павлович|Л. П. Берии]] «проверить» Жукова<ref name="shihsov_av" />.