Открыть главное меню

Изменения

На третьем курсе Зиновьев заинтересовался логикой [[Капитал (Маркс)|«Капитала»]], работе Маркса был посвящён его диплом. Окончив в 1951 году с отличием университет, поступил в аспирантуру. В «Капитале» Зиновьева интересовала логическая структура, а не экономическое или политическое описание капитализма, диссертация рассматривала логические приёмы, использованные Марксом. В советской догматике предмет изысканий Зиновьева, как и аналогичных исследований Ильенкова, назывался [[Диалектическая логика|«диалектической логикой]]». [[Лекторский, Владислав Александрович|Владислав Лекторский]] связывает поворот Зиновьева и Ильенкова к исследованиям теоретического мышления и методологии с убеждениями, что строгое знание способно повлиять на бюрократический «реальный социализм», реформировать советскую систему. По мнению П. Фокина, обращение к логике было актом самосохранения в условиях советской действительности, нежелание заниматься идеологической пропагандой в рамках [[Исторический материализм|исторического материализма]] — логика находилась за пределами партийных или классовых интересов{{sfn|Фокин|2016|с=140—145}}.
 
В 1952 году Зиновьев и его ученикимладшие соученики Грушин, Мамардашвили и Щедровицкий учредили [[Московский логический кружок]]. Участники пытались выработать так называемую «генетически-содержательную» логику — альтернативу как официозной диалектической логике, так и логике формальной. Деятельность кружка проходила на фоне оживления атмосферы на философском факультете после смерти Сталина. В начале 1954 года состоялась дискуссия «О разногласиях по вопросам логики», разделившая «диалектиков», формальных логиков и «еретиков» из кружка — т. н. «станковистов». На другой дискуссии Зиновьев произнёс известную фразу о том, что «раньше буржуазные философы объясняли мир, а теперь советские философы этого не делают», вызвавшую аплодисменты зала. После дискуссий участников кружка вызвали в [[КГБ]], но репрессий не последовало{{sfn|Фокин|2016|с=152—157, 162—163}}. Кандидатскую диссертацию Зиновьева «Метод восхождения от абстрактного к конкретному (на материале „Капитала“ К. Маркса)» дважды «заваливали» на Ученом совете факультета, защититься удалось с третьего раза, уже в ВАКе{{sfn|Кантор|2009|с=231}}{{sfn|Воробьев|2013|с=8}}, в сентябре 1954 года. Противодействие «стариков» уравновешивалось поддержкой министра культуры академика Г. Александрова, которую удалось получить через К. Кантора. Оппонентами были [[Теодор Ойзерман]] и Павел Копнин, на защите Зиновьева поддержали аспиранты Мамардашвили и Грушин, а также Щедровицкий. Текст диссертации позднее распространялся в многочисленных перепечатках в самиздате и был издан лишь в 2002 году. Перипетии тех событий Зиновьев гротескно описал в романе «В преддверии рая»{{sfn|Фокин|2016|с=161—168, 187—188}}{{sfn|Крылов|2010|с=335}}.
 
В 1951 году Зиновьев женился, в 1954 году родилась дочь Тамара, через год супруги получили небольшую комнату в коммуналке. Брак был отчасти по расчёту (Тамара Филатьева была дочерью работника НКВД), отчасти по любви, но семейная жизнь не сложилась — у каждого были свои профессиональные интересы, усиливалось непонимание. Положение усугублялось продолжавшимся пьянством Зиновьева{{sfn|Фокин|2016|с=149—150}}.
Анонимный участник