Феоктистов, Евгений Михайлович: различия между версиями

уточнение
(уточнение)
С начала 1861 года Феоктистов был помощником графини Е. В. Салиас по ведению её журнала «[[Русская речь (журнал Е. В. Салиас-де-Турнемир)|Русская речь]]», а затем (с № 39, май), когда в нём возник политический отдел — главным редактором журнала.
 
В 1862 году Евгений Феоктистов переехал в [[Санкт-Петербург]], и10 мая поступил на службу в следующемведомство [[Министерство народного просвещения Российской империи|министерства народного просвещения]] и 12 января 1863 годугода был назначен [[чиновник]]ом особых поручений VI класса прив чине [[МинистерствоКоллежский народногоасессор|коллежского просвещенияасессора]]; Российской30 империиавгуста 1866 года произведён в [[Надворный советник|министренадворные народногосоветники]], просвещения29 декабря 1866 года получил [[Орден Святой Анны|орден Св. Анны]] в2-й чинестепени коллежского(ранее асессорабыл награждён [[Орден Святого Станислава (Российская империя)|орденом Св. Станислава]] 2-й ст. с императорской короной). В его обязанности входило составление краткого «обозрения» наиболее любопытных и показательных публикаций для Его Императорского Величества ([[Александр II|Александра II]]){{sfn|Управленческая элита|2008|с=287}}. Одновременно, он получил приглашение читать лекции по всеобщей истории в [[Николаевская академия Генерального штаба|Николаевской академии Генерального штаба]]. По видимому, восемь лет, проведённые за этим занятием, оставили очень серьёзный след в общем настроении, характере, а затем и биографии Феоктистова.
 
В [[1871 год]]у Феоктистов был назначен главным редактором официального «[[Журнал Министерства народного просвещения|Журнала Министерства народного просвещения]]» — и на этом ответственном государственном посту находился в течение двенадцати лет. За эти годы его характер всё более цементируется, а взгляды — ещё более «правеют». После убийства императора Александра II и с прекращением хотя и противоречивого, но всё же реформаторского курса, государственная машина востребует именно таких, выдержанных и испытанных временем консерваторов. Гибель ''освободителя'', убитого народовольцами от имени ''освобождённых'', оказалась во многом символичной: реформы привели всю Россию в движение, но недовольных и разочарованных в итоге оказалось гораздо больше, чем ''до начала'' процесса преобразований. Даже самые откровенные монархисты и консерваторы (в их числе [[Победоносцев, Константин Петрович|Константин Победоносцев]], Евгений Феоктистов и [[Леонтьев, Константин Николаевич|Константин Леонтьев]]) с большей или меньшей прямотой говорили, что ''император погиб «вовремя»'' — процарствуй он ещё год или два, и катастрофа России стала бы неизбежностью{{sfn|Управленческая элита|2008|с=36}}.